В Тюмени по адресу Семакова, 18 (бывшая Подаруевская) стоял кирпичный дом. В царские времена принадлежал он Августе Флегонтьевне Брюхановой, занимавшейся бакалейно-посудной торговлей.

Есть версия, что на первом этаже располагался кинотеатр «Палас», куда любили захаживать тюменцы. Как говорил один персонаж Михаила Булгакова: «кинематограф у женщин – единственное утешение в жизни». Из «Сибирской торговой газеты» за июль 1916 года (в это время как раз в Тюмень приезжал Григорий Распутин) можно узнать, какие картины предлагалось смотреть в июле: монопольный боевик «Проклятый бриллиант», «Тоскующие души» (сильная психологическая светская драма в 3-х частях)». По другой версии, кино в этом доме не крутили, а находился тут Землеустроительный комитет.

В застойные годы в здании располагалось студенческое общежитие, на первом этаже – библиотека, фонд которой составляли старинные редкие книги, доставшиеся в наследство от учебных заведений царской поры. Памятник истории в 80-х годах сильно «поизносился», в общежитии была неисправна канализация, но капитального ремонта не проводилось. Однажды случилось непоправимое: библиотеку затопило. Редкие книги вынесли во двор посушить, и кое-что шустрый люд прихватил себе.

– Мне сказали: «Потоп в библиотеке, надо спасать книги», – вспоминает руководитель тюменской организации Союза писателей России Николай Денисов, – я надел болотные сапоги, захожу туда – воды по колено, мне навстречу плывет… моя книга «Вчера было детство». Я ее взял, просушил. Это был год 1986-й или 87-й. К дому флигель примыкал, в нем бабка жила. Она говорит: «Ребята, вы к стене общежития присмотритесь, на ней следы от пуль остались, тут в годы репрессий людей расстреливали».

И действительно, в сталинские времена в нем располагался отдел НКВД. Старые люди сказывают, что двухэтажный особняк в тридцатых годах обнесли забором, выставили охрану, близко к нему тюменцы боялись подходить. Здесь пытали “врагов народа”, стоны слышались даже на улице. Только с мая 1937 года по октябрь 38-го в подвале расстреляли 1976 человек. Многие жертвы массового террора захоронены на бывшем Затюменском кладбище, на его месте потом расположился асфальтовый завод.

Старики называли дом “Тюменской Лубянкой” и считали его проклятым. Даже те, кто не знал о столь мрачной истории, ощущали здесь что-то неладное.

Стоптанные ступеньки вели в полуподвальное помещение с тюремными решетками на окнах – там была лыжная база вуза. Казалось бы, удобно: учишься в университете, а живешь в доме, что стоит в нескольких метрах, только дорогу перейти. Однако студенты жаловались старостам групп: дескать, в комнатах гнетущая обстановка, сильно уж мрачная общага, нельзя ли поселиться в другую?

В 1994 году аварийное здание ТюмГУ было передано в аренду на 25 лет некой фирме. В проекте реставрации предусматривалось не только сохранение архитектурно-художественной ценности памятника, но и увеличение его объемов. В здании планировалось разместить офис, торговый центр типа ГУМа, ресторан и гостиницу. Это вызвало общественное негодование: люди, выжившие в сталинской мясорубке, возмущались: «Как же так? В этом доме кровь пролилась, а новые хозяева жизни будут устраивать здесь гулянья… Для ресторана не нашлось другого места?».

В итоге от здания, впитавшего горе и слезы, фирма отказалась. Дом разваливался буквально на глазах, рушились стены, общественность выражала недовольство, что так безобразно относятся к дому, связанному с трагическими событиями истории.

Архитектор из Москвы Виталий Воробьев, будучи в областном центре, заинтересовался старинными постройками. Глаз-то наметанный, профессионал сразу подмечает то, что выделяет Тюмень из множества городов.

– Когда мне показали чудом уцелевшие уголки прошлого, то увиденное всю мою душу перевернуло, – признался Виталий Александрович.

Вернувшись в Москву, окрыленный архитектор выполнил проект реставрации бывшего особняка Брюхановой. Его работу на Всероссийском конкурсе архитекторов «Зодчество-96» отметили Почетной грамотой.

В конце девяностых «окаянный» дом взорвали. На освободившейся площадке ТюмГУ выстроил Интернет-центр с библиотекой, за основу был взят проект Воробьева. 145-4-2Торжественное открытие «храма книги» состоялось осенью 2001 года. В его фонде хранится 15 тысяч редких книг, в том числе представлена коллекция мецената Николая Чукмалдина.

Архитектор Воробьев свое открытие старого сибирского города запечатлел в графических работах «Тюмень сквозь глубину веков», проявив себя в качестве талантливого художника. Глядя на его рисунки, будто на машине времени переносишься в ту давнюю эпоху.

…Отсчитывают время большие круглые часы Московского часового завода, что помещаются на воссозданном здании. Во дворе в память о репрессированных установлен мемориальный знак. На нем выбиты слова: «Никогда больше». 30 октября каждого года к семаковскому камню приходят родные и близкие тех, кто погиб в сталинские годы репрессий, чтобы почтить безвинных жертв минутой молчания…