Каждый раз в своей новой книге Александр Петрушин рассказывает всю правду о прошлом

В библиотеке академии культуры, искусств и социальных технологий прошла встреча студентов с известным краеведом Александром Петрушиным.

Повод для встречи – выход в свет его новой книги «Тюмень без секретов, или Как пройти на улицу Павлика Морозова». По сложившейся традиции, на презентации звучат панегирики в адрес автора. «Это дело мне ни к чему, – решил Александр Антонович, – пусть студенты вуза прочитают книжку и зададут волнующие их вопросы». Вот они и стали спрашивать.

– Вы действительно полковник ФСБ? Предъявите документ!

Александр Антонович (сейчас он в отставке) документ предъявил и как-то удачно задал непринужденный тон беседе.

– Каковы пути повышения читательского интереса?

– Надо, чтобы книжки были интересными, захватывающими. Досадно, когда в рейтингах популярных произведений появляются сочинения, в которых виртуальные герои, вампиры, черепашки-ниндзя, всякая нечисть и прочие членистоногие. Нужны произведения с яркими, настоящими героями. Пусть даже главный персонаж будет злодеем, антигероем, но такие книги будут читаться.

235-3-2– Каков жанр вашей книги?

– Это прежде всего краеведческое издание. Краеведение – это изучение родного края преимущественно своими силами. Краеведы «копошатся» внизу, а потом на «опавших листьях» вырастает большая историческая наука. Краеведение прошло непростой, трагический путь. В конце 20-30-х годов оно было модным явлением, так как наш край традиционно был местом политической ссылки. Существовали краеведческое общество, экскурсионное бюро, и вдруг в 35-м году их подвергли разгрому. Чем угрожали существующему режиму собиратели бабочек, натуралисты? Дело в том, что они воспитывали любовь к родному краю. А тогдашней власти это было совершенно ни к чему. Человек должен быть оторван от своих корней. И лишь в 1956 году, после ХХ съезда КПСС, краеведение робко стало возрождаться. Неслучайно первый путеводитель по Тюмени вышел в 1957 году.

Для своей краеведческой книжки я выбрал жанр исторического расследования. Почему? У нас в истории сплошь и рядом описываются события, и то, как они подаются, вызывает сомнение. Историческое расследование предполагает преодоление препятствий, а их немало. Это недоступность документов, их необоснованное засекречивание, отказ очевидцев говорить об увиденном. Мы знаем, какие в нашей стране были серьезные преследования…

Один из главных очерков книги посвящен Павлику Морозову. Кто он: герой, антигерой, жертва? Почему вокруг его имени столько мифов? Время рождает новых героев и новых святых. Но и прежних мучеников эпохи не надо гнать из нашей истории, прежде надо узнать правду. Павлик Морозов – не предатель, он не доносил на родного отца, он лишь подтвердил райуполномоченному ОГПУ признание своего отца. 76-летний дед Сергей и 19-й летний дядя Данила не понимали юридической разницы между доносом и свидетельскими показаниями...

– Каково ваше отношение к переименованию улиц и сносу памятников?

– Краеведы периодически поднимают проблему: надо вернуть улицам прежние имена. Им сразу отвечают: «Дорого!». Я приветствую то, что на некоторых улицах появились таблички с двойными названиями, к примеру, Ленина-Спасская, Челюскинцев-Иркутская…Когда власть захватили большевики, они сменили 90 процентов топонимов. Они метили территорию. И как пометили – 20 лет советской власти уже нет, а все названия улиц, площадей существуют!

– Какой период отечественной истории для вас самый захватывающий?

– Гражданская война в России и Сибири. Этот период, на мой взгляд, изучен слабо. Единственная монография профессора, доктора исторических наук, моего учителя Павла Ивановича Рощевского «Гражданская война в Зауралье» издана в 1961 году. После этого других серьезных исследований не было. Почему? Надо вводить в оборот документы противоположной стороны – Белого движения, а это непросто. Мешают ведомственные барьеры.

На мой взгляд, Гражданской войны в Сибири можно было избежать. Население тут с особым менталитетом, трудолюбивое, достаточно добродушное и вдруг ввязалось в кровавую бойню. Во многом тому поспособствовали чуждые силы. Гражданской войне посвящена центральная глава книги под названием «С Интернационалом». Идея мировой революции оказалась губительной для нашего государства, она чужда. Сейчас идут другими путями, глобализм – в сущности, то же самое.

– Вы продолжаете искать клады?

– Думаю, для читателя будет интересно узнать истории, связанные с кладами. Они основаны на подлинных документах. В период смуты на территории нашего края были скрыты сокровища, и они не найдены до настоящего времени. С замечательным человеком Виктором Савченко мы нашли место затопления парохода «Иртыш». На нем, возможно, находятся сокровища. Попытаемся его поднять и поставить у Госпаровской, 3. С горечью приходится отмечать, что когда-то здесь находился деловой центр Тюмени. Здесь бывали Менделеев, Попов. Это последний причал Императора. Впереди 400-летие дома Романовых, думаю, этот причал необходимо восстановить.

– Прибыльно ли в наше время заниматься сочинительством? Если нет, то почему вы это делаете?

– Гости нашего города интересуются краеведческими книгами, покупают их на память. Но дорогие, тяжелые, большие, совершенно нетранспортабельные книги – это проблема. Случается, их оставляют в аэропорту, так как превышается вес багажа. Другая проблема: книжка выходит из типографии по доступной цене, однако магазин делает наценку в полтора раза. Прибыль идет распространителю, а не автору.

Что же заставляет человека заниматься сочинительством, петь, писать картины, тогда как от своего творчества он не получает доход? Возникает потребность рассказать, раскрыть свои способности. Вот какой случай произошел в моей практике. Я подготовил статью о том, что в годы войны в Тюмени находился саркофаг с телом Ленина. Мой начальник сказал: «Прежде чем публиковать, надо посоветоваться с партийными органами». Взял материал под мышку и пошел в обком. Я жду. Возвращается и выносит вердикт: «Публиковать не будем. Нельзя это!». Мне обидно, статья написана. И тут подходит 1987 год – юбилей советской власти и, соответственно, 70 лет органов госбезопасности. У нас был ведомственный журнал, я поинтересовался: «Нельзя ли туда статью направить? Там есть раздел «История органов госбезопасности». Там опубликовать разрешили. А когда начался процесс демократизации, эту тайну уже было бессмысленно, глупо «держать за семью печатями», тогда мы статью опубликовали в СМИ. Но поезд ушел, тема стала не так интересна. …Александр Антонович, прекрасно знающий отечественную историю, целиком захватил внимание аудитории. Вопросов к нему было множество! Студенты заинтересовались историей Тюмени. Книгу Александра Петрушина мигом разобрали. И правильно сделали: в ней содержатся факты, которые были засекречены, для многих они будут сенсационными, раскроют глаза на некоторые вещи. Повезло тюменцам, что в городе живет такой неутомимый исследователь! В каждой новой книге он рассказывает всю правду о прошлом.