Диплом имени Николая Фёдорова

Приближается очередная годовщина Победы советского народа над фашистской Германией. В эти дни особенно трепетное и уважительное отношение к поколению победителей: и к бывшим фронтовикам, и к труженикам тыла. Именно эти люди цементируют наше общество, показывают пример великого чувства патриотизма и любви к Родине.

В коллективе ОАО «Тюменские моторостроители», где генеральный директор Андрей Николаевич Говердовский, сильны традиции патриотизма и уважения к ветеранам Великой Отечественной войны. В пору становления не один десяток бывших воинов составляли костяк моторостроителей. Память о живых и уже ушедших здесь жива. Вот и в этом году пройдут торжественные мероприятия в честь всенародного праздника. На этот раз главным событием на предприятии будет вручение Диплома имени Героя Советского Союза Николая Григорьевича Федорова заслуженным фронтовикам и труженикам тыла, ветеранам производства.

Что же это за человек, именем которого назван Диплом?

Николай Федоров стал солдатом Красной армии в 1939 году. Службу начинал в монгольских степях, затем была финская кампания, а 19 июля 1941 года – первый бой с немецкими ордами на Смоленском направлении. Под Яруево Николай Григорьевич был ранен, а после выздоровления его направили в военное училище. Так он стал артиллеристом.

Многое пришлось пережить и испытать. Обо всех ратных делах не расскажешь. За смекалку, находчивость и проявленный героизм в бою у села Княжицы, что в Белоруссии, лейтенант Федоров был награжден орденом Отечественной войны I степени.

В районе деревни Хоэнвальде (Германия) батарея старшего лейтенанта удерживала плацдарм за рекой Одер. В сложной обстановке она уничтожила шесть вражеских танков, два самоходных орудия, две противотанковые пушки и до роты солдат и офицеров. А когда наша пехота пошла в атаку, артиллеристы умело поддержали ее и подбили четыре станковых пулемета, подавили огонь двух пушек и записали на свой счет еще с сотню живой силы врага.

25 апреля на реке Шпрее у города Биген поредевший батальон майора Журавлева вел тяжелый бой. Два дзота и три орудия фашистов плотно прижали пехоту к земле. К немцам непрерывно подходили подкрепления на автомашинах. Вот когда пригодился опыт и умение артиллеристов. Федоров метался от орудия к орудию, подбадривая батарейцев. И они победили: подавили огонь минометной батареи, разрушили два дзота, уничтожили двенадцать автомашин и около ста пятидесяти гитлеровцев.

31 мая 1945 года нашему земляку было присвоено звание Героя Советского Союза. На груди фронтовика рядом с орденами Александра Невского, Отечественной войны I степени и двух Красной Звезды засияли «Золотая Звезда» и орден Ленина. Уже в мирные годы он был награжден еще одним орденом Отечественной войны I степени.

…В любом добром деле есть инициаторы. Вот и Диплом имени Героя родился благодаря чемпиону мира по радиоспорту Аркадию Низамову, поэту Загиту Акбулякову и бывшему заводчанину Леониду Казанцеву. Их поддержали председатель Тюменского областного совета ветеранов Игорь Шаповалов и военный комиссар области Александр Моторин. И, конечно же, коллектив ОАО «Тюменские моторостроители». В положении о Дипломе говорится, что награждаются им за заслуги в военно-патриотическом воспитании молодежи по ходатайству общественных организаций.

Право награждения первыми Дипломами было предоставлено коллективу моторостроителей, где в последние годы жизни работал Николай Григорьевич. А Диплом №1 решено передать на вечное хранение в музей трудовой славы.

Заводчане по праву гордятся музеем, в котором выставлены не только образцы их продукции, но и отражена жизнедеятельность предприятия и его людей со дня основания – с 1963 года. Среди стендов есть два, которые непосредственно посвящены ветеранам войны, один из них – Николаю Григорьевичу.

О боевом пути Николая Федорова, хотя и очень кратко, мы рассказали, но не менее интересна жизнь его на гражданке. Больше всего нас заинтересовала деятельность Николая Григорьевича на моторном заводе.

И вот я встречаюсь с ветеранами, которые не понаслышке знают и помнят героя.

Рассказывает Генрих Шагисултанов, бывший главный инженер:

– На завод я пришел сорок шесть лет тому назад, вскоре после института. Все было интересно, вся жизнь, казалось, впереди. Вжился, как говорится, в коллектив. Уже был начальником 32-го цеха. И тут повестка на призывную комиссию. Прошел ее. Стою перед комиссаром горвоенкомата полковником Николаем Федоровым. Он спрашивает:

– Желание идти в армию, надеюсь, добровольное?

– Никак нет, – говорю, – работаю на заводе, женат, двое детей. Призыв в армию для меня полная неожиданность.

– Интересно… – среагировал Николай Григорьевич. – Ну, ладно, идите.

Готовлюсь к призыву. Дня через два вечером за проходной встречаю Хуторянского, нашего директора. Едет в машине. Остановился.

– Домой? – спрашивает.

– Домой…

– Садись, – предлагает мне. И к сидящим в машине: – Ужмитесь.

Сел.

– Чего такой мрачный?

– Да вот, в армию призывают.

– Ладно, работай пока, подумаем.

На другой день вызвал Владимир Яковлевич к себе и говорит: «Все, отслужил. Федоров нам навстречу пошел».

А у нас в институте военная кафедра была. Выпустили нас в звании младших лейтенантов. А тут, через полгода после этих событий, вторую звездочку на погоны прикрепил. Тогда я как-то и не задумывался, кто помог мне армии избежать, только позднее узнал, когда Н.Г. Федоров к нам на завод пришел. Вовремя его В.Я. Хуторянский к себе взял: строгий, ответственный, да и Герой к тому же. А какой Николай Григорьевич эрудированный был! При этом прост и непритязателен. Но очень внимателен к людям. Кабинет у него был… Два человека зайдут, и разместиться негде. Словом, для меня он настоящий фронтовик.

Когда Федоров к нам пришел, я уже главным контролером работал. В подчинении 250 человек. Это в 1974 году. А надо было намного больше. Вот Николай Григорьевич и помогал мне в поиске контролеров. В 1976-м их уже на заводе 470 человек было. Умел он с молодежью говорить, убеждать. Мог и место в общежитии обеспечить, и квартиру «пробить» при необходимости. Словом, настоящий человек. Светлая память о нем на заводе. Мы в День Победы всегда на кладбище к двум могилам цветы возлагаем – В.Я. Хуторянскому и Н.Г. Федорову.

Директор ООО «ТКБМ» Виктор Лобанов:

– Николай Григорьевич для завода в те годы как визитная карточка был. Шло становление предприятия, люди нужны позарез, а тут такой авторитетный человек во главе кадров. Военная косточка. Герой. Что ни говори, но уважение к нему с первого взгляда. Да, это был Человек с большой буквы. Помню, вызывает к себе нас, молодых, и ставит задачу:

– Поедете по воинским частям Сибири и Дальнего Востока, подбирайте ребят, которые к демобилизации готовятся. О заводе расскажите, о его перспективах. Словом, агитируйте на полную катушку.

Не скажу, чтобы после наших поездок солдаты устраивали паломничество, но приезжали, и многие свою жизнь с моторным связали. Часто он бывал в ГПТУ-15, который заводу рабочие кадры готовил. Во все вникал, если нужно, старался помочь. Одним словом, душа-человек.

Директор ООО «Уралсибирь» Виктор Шрайнер:

– В свое время я возглавлял совет молодых специалистов и поэтому знаю, что такое кадровая работа. А Николай Григорьевич – авторитет для всех нас: подтянутый всегда, чуть суровый на вид. Все к нему с уважением относились. Да и должное ему надо отдать – знал свое дело. Представьте, ведь и он был в те годы между молотом и наковальней. Идет, например, посевная или уборочная. Город требует отправить людей на село. И не отправить нельзя, а кого отправить? Вот и думай. Директиву выполни и цеха не оголи. Приходилось крутиться, выход искать, и он всегда находил правильное решение.

Или еще. Попробуй в те годы человека с завода уволить. Что ты! За каждого борьба шла, а уж на уровне отдела кадров тем более. Ведь порой обидится рабочий или специалист на руководителя – и заявление на стол. А Николай Григорьевич вызовет к себе, по душам поговорит. Смотришь, и забрал человек заявление.

Иван Володин, бывший заместитель директора по быту:

– С Николаем Григорьевичем я бок о бок работал семь лет. С первой же встречи он покорил меня своей культурой общения. Никогда никому не хамил. Позднее я убедился, что он мог быть очень строгим. К примеру, не любил нарушителей дисциплины. И, попав однажды к нему на ковер, человек потом старался никогда не оступаться. Мы знали друг друга довольно хорошо. Федоров любил играть в шахматы, был заядлым охотником.

Каждый рабочий день мы обговаривали все вопросы, и ни разу он не подвел меня. Я порой замотаюсь, а он обязательно позвонит и доложит, что выполнено, а что не удалось. Это был прекрасный семьянин. Я хорошо знал его сыновей – Володю и Юрия. Кстати, младший, Юрий, всегда был с ним. Поедем, например, в охотничье хозяйство Ивашкинское или на Кутлубайку, он от отца ни на шаг.

072-4-2Перед тем, как случиться беде, Николай на курорте в Белокурихе побывал. Приехал не в настроении. Я почувствовал, что его что-то беспокоит, но Федоров шутками отделывался. А через неделю попал в больницу. Я приехал навестить. Он меня успокаивает: «Да вот пройду обследование и дня через два-три выйду на работу».

Не вышел. От его жены я узнал – рак желудка. Умер он вскоре после операции. До последнего дня Николай Григорьевич не уронил своего достоинства. Это был удивительно кристальной души человек.

Был… Нет, жив Николай Григорьевич! Жив в памяти людской, жив в коллективе, в котором трудился. И пока мы будем свято чтить память о фронтовиках, они будут рядом с нами и в праздники, и в трудовые будни.