Соглашусь с моим другом поэтом Михаилом Федосеенковым, автором этой строки, кемеровчанином по рождению, почти тридцать лет живущим в моем городе. Я тоже по макушку влюблен в «столицу деревень», божественно удачное место, для которой в лета оные выбрали воеводы Иван Мясной и Василий Сукин. Серьезная слобода за Урал-Камнем, из древа рубленая Тюмень – форпост-защита, старт-площадка для приращения земель Российского государства, как транзитный торговый перекресток.

Гляжу в карту-план города, выполненную в девятьсот семнадцатом. За триста с лишним лет Тюмень неторопливо развивалась преимущественно по правобережью Туры и узенькой полоской – слева от реки. Тут всего 97 улиц.

Среди их названий ищу фамилии писателей. Нашел: Пушкинская, Крыловская, Гоголевская, Тургеневская. Кстати, сегодня у города где-то за полтысячи улиц, на табличках которых больше двадцати личностей литературного цеха. На улице Демьяна, признаюсь, проживаю пятый год. Нравится она мне несуетливостью, негромадноэтажностью.

Уместно, наверное, сказать благодарное слово отцам города, подарившим нашей писательской братии отреставрированный домик купца Колмакова под литературно-краеведческий центр. Спасибо от моих коллег, которые в январе следующего года будут отмечать свое пятидесятилетие.

Еще раз глянем в упомянутую карту. Документ этот рассказывает, какую Тюмень январем восемнадцатого года «прихватизировали» большевики: 59 официальных более-менее значимых производств, культурных, образовательных, бытовых, церковных учреждений зафиксировано на этой бумаге. Читаю: литейный завод Машарова, спичечная фабрика Логинова, его же фанерная фабрика, пивоваренный завод Сыромятникова, коммерческое училище, частная школа Колокольниковых, ремесленное училище, городской театр, мельница Текутьева, Владимирское сиропитательное заведение, торговые бани Андреевой, монастырь мужской, синагога. И церкви: Знаменская, Никольская, Архангельская, Спасская, Георгиевская, Успенская, Ильинская, Единоверческая. Численность населения к этому времени около 50 тысяч человек.

А вот Великую Отечественную Тюмень встретила уже иной. Она смогла отправить на фронт почти двенадцать тысяч горожан. Здесь была сформирована 368-я стрелковая дивизия, дислоцировались три военно-пехотных училища. Многие предприятия западных городов были эвакуированы в Тюмень. Два завода, к примеру, Киевский и Одесский, принял наш «Механик», судостроители из Керчи и Ленинграда влились в нашу судоверфь.

В родной город не вернулись 5523 воина. Вечная слава им! Фамилии павших высечены на траурных плитах площади Памяти.

А Тюмени предстояло еще одно испытание – стать главным штабом битвы за северные нефть и газ, за фундамент экономики России. Годы великого освоения в приобских и приполярных краях диктовали «все и вся для труда», и столица донорской области помешкала с финансированием для себя. Город почти ничего не строил, развивался вяло. А ведь шел уже двадцать первый век. Ситуацию изменило губернаторство Сергея Собянина. Звезды так удачно сошлись, что и копейка на стройки нашлась, и воля реставраторов городской жизни обнаружилась, и умы сосредоточенные на красоте объектов пригодились. Сергея Семеновича позвали в Москву, а дело, начатое им, живет. За минувшие шесть лет строительные объемы жилья выросли почти вдвое. Радуют глаз новые дома. Наряднее смотрится, скажем, архитектура микрорайона «Восточный». Смущает только сгущенность новоделов в прежних узеньких улочках. Теснотища, неба не увидишь, к близким магистралям льнут, похоже, строители. А нам уже обещают в Заречье красивые кварталы домов. Чего стоит только микрорайон «Европейский»!

Радуюсь еще одному достижению тюменцев: за последние три года около трех с половиной тысяч горожан переселили из ветхого и аварийного жилья в добротные квартиры. Процесс этот труден. Сам убедился. При строительстве развязок железнодорожного перехода в створе улицы Мориса Тореза в сносимых избушках оказалась уйма прописанных.

Нравятся мне цветочные клумбы в городе, объемные вазоны, новые фонари на улице Республики. Правда, некоторые почему-то без красиво отлитых оснований. Не успел изготовитель? Или просчитался заказчик? А вот зелени городу явно не хватает. С расширением улиц областного центра много деревьев попало под топор. Забыли традицию: срубил дерево – посади взамен два.

Про дороги уже сказано немало. Вспоминаю чиновничьи ответы из Центрального района в «Тюменскую правду». «Похабный асфальт на проезжей части, – жалуется читатель. – «Запорожцем» ухнулся в трещину: диски всмятку, поддон продырявил». Ответ чиновника: «Меры приняты. На неблагополучном участке проведен ремонт в ямочно-щебеночном исполнении». Не только автомобилисты знают: завтра же эта щебенка за колесами повыскакивает из углублений. Опять берись за жалобное перо злой писарчук…

Сегодня ситуация иная. Шестнадцать с лишним миллиардов рублей для дорожных работ в городе выделено за последние четыре года. «Копальщики» усердствуют. Наезженные маршруты часто меняются. Но, как говорят, Москва не стразу строилась. Раздвинутых улиц мало, а вчерашних узеньких горлышек много. Движение в одном ярусе. Пробки перед светофорами. Ну и машин переизбыток. Моторами затрамбованы тротуары и дворы многоэтажек. На детской площадке уже песочница легковушкам мешает. Высочайший уровень загазованности.

Несколько слов о Тюмени спортивной. Великолепны спорткомплексы «Центральный», «Строймаш», «Прибой», «Геолог», «Центр дзюдо», «Жемчужина Сибири», «Зодчий». Активно строится легкоатлетический манеж. В перспективе задуман многофункциональный дворец культуры и спорта. Меня радует, что мой город выковал величайших спортсменов ранга Владимира Чебоксарова – чемпиона мира, Европы, СССР, серебряного призера Олимпийских игр, заслуженного мастера спорта, заслуженного тренера Российской Федерации. Это еще не все регалии Владимира Васильевича. Восторгаюсь этой глыбой! Но очень медленно встает на ноги массовый спорт. Платные спорттерритории не каждому родителю по карману. И неохваченная физкультурой, кружками по интересам юность уходит в криминальную подворотню, в наркоту, в хулиганскую вольницу.

Продолжая печальную тему оплат-поборов в школах, вымогательство в вузах, сошлюсь на недавнюю прессу. «Коррупция начинается в школах при сдаче ЕГЭ. Следом за учителем многомиллионную жатву взяток собирают члены приемных комиссий. Преподаватели истории и английского языка в одном из тюменских вузов берут со студентов деньги за свои автографы в зачетных книжках. Доказано 20 эпизодов. Суд приговорил преподавательниц к солидному штрафу».

Кому из моих земляков такое понравится?

Переведу дух и спрошу себя: а где твой праздник души, тюменец? Я эмоционально приподнят, когда иду по чистым улицам моего города, густо-густо обвешанного красивыми вывесками офисов и фирм. (Правда, частенько режет глаз зарубежное непонятье в сибирском городе). Иду и радуюсь делам золотых рук мастеров, создавших архитектурную прелесть зданий. А как без восхищения смотреть на дом купца Колокольникова, в котором останавливался наследник российского престола цесаревич Александр Николаевич со своим наставником поэтом В.А. Жуковским! Великолепен дом купца Буркова, купчихи Вьюновой. В нем гостил русский вице-адмирал С.О. Макаров. А деревянный особняк купца Плеханова? На этой же улице Перекопской дом Князевых. Он интересен по-своему. Вот только руки городских ремонтников не пришли сюда после того, как из него выехала травматология. Брошенное здание облупилось, на высокой крыше пророс дикий кустарник. Жаль.

Из современных построек хочу отметить цирк, пешеходный бульвар, площадь со скульптурой «Прощание», дворец бракосочетания и, конечно же, драмтеатр. Восклицательный объект. А меня, знатока архитектуры, почему-то смущает частокол колонн, огородивших белого лебедя. Не перебор ли?

Слышал твердую фразу одного авторитетного местного вождя: «Была бы воля – деньги найдутся». Городские власти с помощью областных, прямо скажу, молодцы. Но и мы, налогоплательщики, тоже молодцы. Ведь на наши денежки хорошеет Тюмень. Но мне жаль, например, средств на мостовые из керамоплиток. По этим скользким гектарам хоть ползком ползи.

«Хватит ворчать», – скажет нетерпеливый читатель. И верно. Лучше процитирую Михаила Федосеенкова:

047-12-1«Я пьян до темени Тюменью.
Напрасно жжет она фонарики.
Я померцаю, как виденье,
От Городища и до Зареки.
Направо от Ямского взвода,
Налево от Причальной улицы –
Промчусь со скоростью мороза,
Как раз минуя мост Челюскинский.
А там родная Луговая,
Что в заливных лугах теряется…
– А почему здесь нет трамвая?
– А чтоб не лезли ночью зайцы!
И погружусь уже к рассвету
В здоровый сон про одноклассницу –
Про Леху, Женю или Свету,
 И вновь мне Родина приблазнится».