Чуть ли не в каждом городе России есть улицы, носящие имя Сергея Мироновича Кирова, пламенного революционера, а после образования Страны Советов вошедшего в партийную элиту. Тюмень не исключение.

Вятские –хватские

В одной из поездок я познакомилась с интересной дамочкой, назвавшейся Людмилой. «Я из Кирова, по профессии учитель английского языка», – сообщила она о себе. Конечно же, я к ней с вопросами: что да как? Людмила занятно обрисовала свой город: «Киров раньше назывался Вятка, а еще раньше – Хлынов. Его поставили на берегах большой реки, она и дала городу название.

Народ у нас – хороший, шебутной. Про наших мужиков присказка есть: «Вятские – мужики хватские, семеро одного не боятся». Когда соседний Горький вернул свое родное имя Нижний Новгород, народ у нас тоже шумел, требовал возврата исторического названия. Видать, плохо шумели. Киров родился в Уржуме, это рядом с бывшей Вяткой, вот потому наш город в честь его и переименовали. Дом Кирова сохранился, туда экскурсии водят. Исторические здания 19-го века красивы, их берегут. Чем мы были в Союзе знамениты? Стиральные машины и баяны выпускали. На них писали «Вятка». Этого производства давно нет. Есть хорошие предприятия молочных продуктов. Работают военные заводы, а какие именно, нам не сказывают».

Уже дома узнала, что в далекие революционные годы этот город оказал влияние на судьбу Тюмени. В установлении советской власти у нас, по сведениям историка Александра Петрушина, участвовал Первый Северный морской карательный отряд, прибывший из Вятки. Много крови было пролито. В июле 1918 года Тюмень заняли белочехи и войска Сибирской народной армии. Сразу была сформирована следственная комиссия по расследованию преступной деятельности большевиков. Она расположилась в доме купца Давыдовского, на углу улиц Войновской и Успенской. Это нынешние Кирова и Хохрякова. На месте купеческого дома элитное жилье, а напротив – украинский ресторан.

Войновская, прежде чем стать улицей Кирова, не раз меняла имена: Крестьянская, Войнова, Камышинская, Туляцкая.

Иван Петрович Войнов – купец и меценат, на его деньги в 1891 году построили первый в Сибири роддом, церковь в селе Мальково и часовню в Букино. Его имя известно лишь краеведам, тогда как Киров – всей Стране Советов. Правда, настоящая фамилия Кирова – Костриков.

В биографии Кирова, как и у всех пламенных революционеров, наличествуют аресты, тюрьма, участие в политических демонстрациях, подпольная работа, создание большевистской организации. Судьба Сергея Мироновича сама привела его в пекло революции. Он родился 28 марта 1886 года, рано осиротел, попал в приют, затем учился в Казанском механико-техническом училище, где и познакомился с революционерами, а они умели увлечь пытливые умы нелегальными книгами.

Товарищ Киров участвовал в разгроме Деникина, восстанавливал советскую власть в Астраханском крае, Азербайджане, Грузии, на Северном Кавказе. После братоубийственной войны боролся с врагами на идеологическом фронте: троцкистами, зиновьевцами и другими оппортунистами, «засевшими» в Ленинграде. Мироныч, так тепло называли его коммунисты, был первым секретарем Ленинградского губкома ВКП(б).

1 декабря 1934 года в Смольном секретарь ЦК и член оргбюро ЦК ВКП(б), член президиума ЦИК СССР Киров был убит. Тайну этого политического преступления до сих пор не могут раскрыть до конца. Но именно убийство Кирова развязало руки Сталину для физического устранения «врагов народа». В стране начались массовые репрессии. В 1934 году Вятку переименовали в Киров, имя пламенного трибуна увековечили во многих городах Страны Советов. Похоронен он у Кремлевской стены.

Поперечная улица

…На улице Кирова тихо и малолюдно. Свежий ветер дует с реки, несет чистый воздух. Вниз посмотришь – набережная, прямо – Зарека, по сторонам – постройки разных эпох. Удобное место жительства. Не случайно в середине 1990-х в начале улицы выстроили малоэтажные элитные дома. Автор проекта Виктор Станкевский дал им сказочное название – «Белоснежка и семь гномов». Тюменцы неоднозначно отнеслись к их появлению: «новые русские» возвели себе усадьбы, отгородились от простого народа забором. Но тогда же мы стали свидетелями, как архитектура своим точным, образным языком отображает начавшиеся процессы в обществе. История повторилась: в царское время на центральных улицах ставили солидные дома, а не простые избы. И селились в них обеспеченные граждане. Так и теперь.

Некоторые купеческие постройки сохранились. Например, каменный флигелек с нарядным фронтоном, будто короной. Этот дом на Кирова, 16 входил в усадьбу купца-благотворителя Николая Ивановича Давыдовского. Карьеру свою он начал помощником исправника, затем г-н Давыдовский становится титулярным советником, надворным советником, гласным городской Думы, в год своей кончины, в 1909-м, – директором Тюменского тюремного отделения. На Кирова, 28 расположился другой флигель, изначально он был одноэтажный, в 1990-х годах сделали надстройку, стилизованную под архитектуру конца 19-го века. Флигель входил в усадьбу купца Николая Ядрышникова (барский дом его на улице Республики, 17). Он торговал обувью, железом, кожевенными товарами. Был гласным городской Думы, церковным старостой домовой церкви при сиропитательном заведении, распорядителем катка на Александровской площади, он же в 1912 году проектировал «конку» в Тюмени.

Старый деревянный особняк на Кирова, 10 прикрыт зеленой сеткой, он теперь из-за ветхости не смотрится достопримечательностью города. А дом-то непростой. В давние времена в нем жил резных дел мастер Василий Никитич Привалов. В его мастерской работало около шести человек, они брали заказы на оформление купеческих усадеб. На втором этаже дома Привалова размещались жилые комнаты, на первом – мастерская и подсобные помещения. Вот здесь-то резчики и создавали уникальные наличники с кружевами из дерева. Деревянной резьбой славилась уездная Тюмень, восхищала приезжих, да и самих горожан радовала. В 1984 году искусствовед Нелли Шайхтдинова выпустила альбом «Деревянная резьба Тюмени». Листая его, диву даешься: неужели такая красота была в нашем городе? Тем отраднее, что на Кирова, 37/Ленина, 37 сохранилась такая жемчужина. Наличники с орнаментами нарядно обрамляют окна, и сам домик светлый, праздничный. Его восстановили по проекту архитектора Геннадия Бордакова в 2005 году. Деревянным особнякам №№54 и 56 не повезло. Покинуты они жильцами, рядом возводится современный жилой комплекс. Деревяшки отжили свой век. Кажется, все правильно: город растет, становится современным, с иными ритмами жизни и вкусами. Но домик № 56 исторический, в нем жил замечательный архитектор Константин Чакин. До революции по его проектам в Тюмени построили здания, которые теперь стали памятниками зодчества.

Нынешние архитекторы тоже оставили свои следы. Живописное здание (Кирова, 25) с башенками, напоминающее немного старинный замок и одновременно похожее на современный офис – детище Владимира Кривенко. Профессор Борис Жученко проектировал жилой красно-кирпичный дом на Кирова, 46. Здание добротное, весь его облик пронизан оптимизмом. К появлению новых объектов на исторической улице ревнители старины относились настороженно. Но прошло 15 лет, и замечаешь, что эти дома – авторская трактовка архитектуры прошлого, чего не скажешь о нынешних монстрах. Один такой засел на перекрестке Кирова/Ленина, он не сдан в эксплуатацию из-за множества нарушений в строительстве. Но есть и другие причины: инородному громадному строению не так-то просто втиснуться на махонькую площадку. У исторической улицы совсем другая энергетика, и земля все это помнит.

– В 60-е годы улица Кирова была тихой и спокойной, – рассказывает врач в четвертом поколении Алексей Сушков, – на ней стояли одно-, двухэтажные деревянные домики. Машины ездили редко, потому что улица поперечная оживленным центральным Ленина и Республики. В двухэтажном доме по ул. Кирова, 38 жила наша семья. Его построил мой дед Леонид Яковлевич Шницер. Он был врачом-урологом, профессором, доктором медицинских наук. Учился дедушка в Бухаресте, а родом из-под Киева. В доме у нас установили телефон, в те годы это считалось редкостью, дед и отец работали в больнице, поэтому телефон был необходим. Как только возникали какие-то неполадки, приходил монтер. 042-4-1Телефонная станция Тюмени располагалась на углу Кирова/Республики, напротив нынешней академии культуры. На углу Хохрякова/Кирова был туберкулезный диспансер со стационаром. Дальше за синагогой располагалась станция скорой медицинской помощи. Потом на этом месте размещались лечебные мастерские для пациентов неврологического диспансера. Там восстанавливали людей после перенесенных параличей.

На улице все друг друга знали, ходили к соседям в гости. Жили дружно. Все тут рядом было: возле нашего дома находился детский сад №16, школа в нескольких шагах…

К этому рассказу добавлю: на Кирова, 32 в 1956 году открыли училище искусств. В первом наборе учились 50 человек. Чтобы собрать студентов, специально организовывались агитационные бригады.

В наше время главные достопримечательности улицы Кирова – театр кукол и синагога, о них я уже рассказывала на страницах нашей газеты.