РАССКАЗ 

Окончание. Начало в № 37 

Наше с Эллой пробуждение на следующее утро было довольно тяжёлым и муторным, что неудивительно, учитывая количество, да и качество поглощённого нами накануне вина. Мы с большим удовольствием повалялись бы ещё полчаса или даже часок в кровати, но, увы, физиологические потребности оказались сильнее наших желаний – надо было по возможности быстрее выбираться из-под тёплого одеяла, одеваться и идти на двор, в туалет. Я, пока мы шествовали к дощатому сооружению, старался прикрыть своей спиной Эллу, чтобы её не узрела хозяйка, случайно выглянув в окошко. Игорь во дворе у колодца набирал в вёдра воду. Его товарищ уже отправился в альма-матер. 

Справив свои дела, я отправил Эллу от греха подальше обратно, в комнату, а сам остановился покурить с Игорем. Вернувшись, застал подругу уже в полном сборе, она куда-то торопилась. Проводив её до трамвая, я тоже поехал в университет на лекции, благо, начинались они сегодня достаточно поздно. 

Между парами, подойдя к лотку с литературой, чтобы приобрести книжку, рекомендованную накануне преподавателем, я полез во внутренний карман пиджака, где хранилась заповедная пятидесятитысячная купюра – мой недельный запас, и вдруг с замиранием сердца обнаружил, что она куда-то пропала. Обескураженно начал перебирать варианты, где мог её потерять, но ничего подходящего в голову не приходило – карман был надёжным и глубоким, извлечь из него бумажку можно было только целенаправленно. Ну, или, разве что, если бы меня стали трясти вверх ногами, как Буратино. 

И тут в памяти вдруг как-то неуверенно всплыл силуэт Эллы – как она заныривает в двери нашего закутка, а мы с Игорем курим на улице, рядом с колодцем, о чём- то болтая. Сколько времени она оставалась там одна? Немного, но вполне достаточно, чтобы по-быстрому пошарить по карманам. 

Однако, верный привычке подходить к людям со своими мерками, несмотря на то, что привычка сия не раз уже меня подводила, постарался отогнать от себя эту мысль. Зачем сразу так плохо о человеке думать? Может, это действительно я сам каким-то образом потерял. Во всяком случае, я предпочёл бы, чтобы это было именно так. А если даже и Элла стибрила – как теперь узнаешь? И тем более как её уличишь? 

Но это было ещё далеко не всё. В ближайшую субботу с утра студиозусы, как всегда, собрались совершить очередной поход на Центральный рынок, чтобы сделать запасы на ближайшую неделю, прикупив картошки-морковки-мяса. Лекции в этот день у меня начинались после обеда, так что я ещё дремал у себя в каморке, когда сквозь сон услышал за тонкой стенкой, разгораживающей наши со студентами жилплощади, лихорадочную суету и перешёптывания: «Двести «штук»… Двести «штук»… Куда они могли пропасть? Здесь же лежали всё время…» 

Я понял, в чём дело, почти сразу, но верить в случившееся не хотелось да и не хотелось объясняться с соседями – страшно не люблю неловкие ситуации, аллергия у меня на них. А это, увы, было неизбежно, и момент неприятного разговора с каждой секундой неумолимо приближался. Спустя полминуты, как и ожидал, в мою комнату заглянул Игорь: 

– Роман! Вставай! Тут проблема. Похоже, тёлка, которую ты приводил, у меня деньги упёрла. 

– Как упёрла? – мой вопрос был в высшей степени риторическим. 

– Вытащила. У меня в ящике стола двести «штук» лежало, сейчас собрался на рынок, полез – а их нет. 

Игорь изначально сделал правильные выводы и не стал обвинять в воровстве меня, чего я, честно говоря, несколько опасался, ибо доказывать, что ты не верблюд и не мелкий жулик, – дело сложное и тягостное. Так же, впрочем, как и я намедни, когда, обнаружив пропажу «полтинника», не стал грешить на соседей, в голову просто не пришло. 

Но легче от этого было не намного. Мне оставалось только развести руками, сказать: «Да, лоханулся. Признаю свою вину» и пообещать потерпевшему в ближайшее же время компенсировать потерю. После чего в скором времени съехать из комнаты по настоятельной просьбе хозяйки, которой студиозусы не преминули доложить об инциденте. 

И некого было призвать к ответу – Элла к тому времени бесследно исчезла с Квадрата, так же вдруг, как и появилась. Кстати, обворовав напоследок ещё нескольких человек, в том числе – своих благодетелей, у которых ночевала (а попутно, в своём «фирменном» стиле, обчистив и карманы всех, кто зависал в это время на «вписке»). На Квадрате ещё долго судили-рядили на тему того, «кто привёл эту дуру на тусовку». Крайние, как водится в подобных случаях, так и не нашлись. 

Одним словом, долго мне «аукалась» ночь, проведённая с Эллой. Но нет худа без добра: полученный урок я запомнил на всю жизнь, сделал соответствующие выводы и больше подобных промахов не допускал. 

Роман БЕЛОУСОВ 

Евгений КРАН /рис./