КРИМИНАЛ 

ДО ПРЕДЕЛА УСТАВ ОТ БЕСКОНЕЧНЫХ ИЗДЕВАТЕЛЬСТВ И ПОБОЕВ, РЕШИТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА В УПОР ЗАСТРЕЛИЛА СОЖИТЕЛЯ ИЗ ОХОТНИЧЬЕГО РУЖЬЯ…

БЕЗ ИСТЕРИКИ 

В тот пасмурный сентябрьский день во дворе частного дома по улице Центральной в селе Дегтярево Тобольского района прозвучал одиночный оружейный выстрел. Сидевшая на деревьях стая ворон, заполошно галдя, разлетелась в разные стороны. Заряд крупной дроби, почти в упор выпущенный из охотничьего ружья 16-го калибра в затылок мужчине, не оставил жертве ни малейших шансов на выживание. Он рухнул на землю, будучи уже практически мертв. 

На лице стрелявшей, 53-летней Ирины Вашуковой, промелькнула тень злорадной усмешки. Женщина находилась в той стадии алкогольного опьянения, когда все вокруг происходящее казалось далеким и смешным. При этом она продолжала фиксировать окружающую обстановку, свои действия и, убедившись, что свершилось непоправимое, не металась в истерике, а, молча, бросила ружье рядом с трупом сожителя и, слегка покачиваясь, спокойно пошла домой. 

В эту минуту в ограду вошел давний знакомый хозяйки Аркадий Дорогов. Он услышал выстрел еще на подступах к дому, но не придал этому большого значения, решив, что кто-то из обитателей жилища таким образом разгоняет пернатых, а потому остановился как вкопанный и растерянно замер, увидев лежащего в луже крови Василия Тимченко. 

– Я убила его, – равнодушно сказала Вашукова. И деловито попросила: – Убери его, Аркаша, отсюда куда-нибудь. А ружье лучше утопи… 

Пыхтя и чертыхаясь, Дорогов перетащил труп в огород и забросал его сеном. Потом набрал в ведро воды и постарался смыть пятна крови, кое-где очень заметные. Вскоре с небес, словно по заказу, хлынул проливной дождь. 

– Ну, теперь ни одна собака следов не найдет! – довольно хмыкнул Аркадий. 

Злополучную гладкостволку он, вопреки совету Вашуковой, в тот же вечер унес к себе домой, а спустя пару дней продал ее одному из своих закадычных приятелей – за две бутылки водки. 

Понимая, что огород вряд ли может послужить кладбищем, Ирина и Аркадий в одну из темных ночей сбросили труп 50-летнего Василия Тимченко с обрыва, расположенного метрах в ста двадцати от дома, и кое-как забросали его сверху сухими ветками и землей вперемешку со строительным мусором. Страшную находку обнаружат, вслед за бродячими собаками, вездесущие местные подростки. Эксперты затем установят, что выстрел в затылочную часть головы был произведен с расстояния трёх-пяти метров. 

В ТИХОМ ОМУТЕ 

Весть о том, что Ирина Вашукова застрелила своего Васю, вместе с которым прожила последние шесть лет, надолго взбудоражила село и ближайшие окрестности. Для многих это событие стало полной неожиданностью, потому что Василий считался одним из наиболее работящих, спокойных и бесконфликтных мужиков во всей округе. 

Были, однако, и те, кто не без оснований подозревал: в тихом омуте Васиной души нередко просыпались далеко не безобидные бесенята, количество которых и степень озлобленности напрямую зависели от количества выпитой Васей водки или самогона. Дескать, в подпитии Вася мог Ирину крепко помять, а иной раз оставить кроваво-лиловые «автографы» на ее лице. Впрочем, было за что. О крайне неуравновешенном характере Вашуковой, о ее крикливой бабской натуре и полном неумении-нежелании сдерживать свои отрицательные эмоции среди односельчан ходили чуть ли не анекдоты. 

Из показаний Тамары Лизуновой: «Знаю обоих, как облупленных. Выпивали они, конечно, и частенько ссорились, но на людях старались держаться без взаимных упреков и оскорблений. Однажды Ирина выронила из рук и разбила бутылку водки. Иной алкаш за это убил бы, а Вася только в сердцах оттолкнул Ирку, обозвав ее сухоручкой. За версту было видно, что Ирина с ее вздорной натурой способна любого человека довести до белого каления, а потом его же и обвинить во всех бедах. Она и Васю денно и нощно пилила без умолку, а потом и закодироваться от пьянки заставила. В общем, лишила мужика его собственного «я», придавила своим каблуком…» 

– Нет, хилым и безропотным подкаблучником Василия назвать никак нельзя! – категорично выразился еще один односельчанин. – Да, он мудро старался уступать своей громогласной и хитрой сожительнице почти во всем, лишь бы не доводить дело до грандиозных скандалов, однако по большинству житейских вопросов имел собственное мнение и отстаивал его вполне конкретно. Мог, если надо, и отругать по-взрослому, и до рукоприкладства – исключительно в воспитательных целях – дойти. Да и кто ж поверит, что такая стерва, как Ирина, давно и надолго не упрятала бы его за это в тюрягу? 

ВЕРСИЯ: «РОКОВАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ» 

Первыми, кто всерьез обеспокоился внезапным исчезновением Василия, стали его взрослый сын-дальнобойщик и молодой зять-вахтовик. Естественно, пришли к Вашуковой. Сожительница без малейших признаков волнения и очень буднично высказала предположение, что Тимченко мог, никого не предупредив, уйти охотиться на дальнее болото или вообще уехать с бригадой шабашников в Тюмень, не поставив никого в известность. 

Когда прошли все мыслимые сроки, а пропавший Тимченко так и не объявился, было написано заявление в полицию. 

Вашукову сначала задержали, а следом арестовали по подозрению в преднамеренном убийстве. Уже на первых допросах, прижатая в угол неопровержимыми доказательствами и результатами экспертизы, обнаружившей следы пороха на руках и одежде, она признала свою вину. Но лишь частично, пытаясь представить случившееся не иначе как роковой случайностью. 

Из показаний Ирины Вашуковой: «За неделю до этого Василий, несмотря на пройденный курс лечения, снова начал безудержно пить. Скрываясь от меня, он делал это в бане. Когда я 28 сентября подошла к бане, он вышел оттуда в стельку пьяный, наставил на меня ружье и пригрозил убить, если я буду ему мешать заливать глотку водкой. При этом он приставил дуло вплотную к моей груди и несколько раз больно пнул меня по ногам. Я пыталась вырвать ружье из его рук, мы несколько минут топтались на одном месте, а потом я невзначай зацепила пальцем курок и ружье выстрелило…». 

ВЗДОРНАЯ НАТУРА 

О чрезвычайной вспыльчивости своей подопечной очень скоро узнали и дознаватели, и следователи. Даже опытный адвокат, многое повидавший на своем веку, понизив голос и оглядываясь, называл подзащитную не иначе как гром-баба. Ирина не стеснялась в выражениях, давая крайне нелестные оценки действиям правоохранителей. Порой она и впрямь производила впечатление настоящей психопатки, но официальное заключение судебно-психиатрической экспертизы показало, что в момент совершения преступления Ирина Вашукова никаким расстройством психики или слабоумием не страдала, она всего лишь находилась в состоянии простого алкогольного опьянения и полностью могла осознавать опасность своих действий, руководить ими. 

Другие, не менее опытные эксперты, со всей прямотой заявили, что в исследованном ими случае ни о какой самообороне не может быть и речи, а самопроизвольный выстрел из охотничьего ружья в данной ситуации полностью исключен. 

Действия Ирины Вашуковой были квалифицированы по части 1 статьи 105 Уголовного Кодекса Российской Федерации – как умышленное убийство. 

Суд приговорил Ирину Вашукову к восьми годам лишения свободы, с отбыванием срока наказания в исправительной колонии общего режима. 

Аркадий Дорогов получил за укрывательство два года колонии-поселения. Он до сих пор считает себя незаслуженно осужденным и проклинает тот злополучный вечер, когда оказался не в то время и не в том месте. 

Не поздоровилось и последнему владельцу убийственного ружья: солидный денежный штраф надолго лишил мужика возможности покупать спиртное, когда душа захочет. 

*Имена и фамилии изменены. 

Григорий ЗАПРУДИН