КРИМИНАЛ  

Врач-недоучка корчил из себя экстрасенса-целителя, а на деле стал заурядным проходимцем и жестоким убийцей.

Зябким мартовским утром на перекрестке улиц Школьная и Мостовая в Заводоуковске был обнаружен труп молодой женщины с признаками насильственной смерти. Прибывшая на место следственно-оперативная группа практически сразу вышла на след предполагаемого убийцы, который вскоре был задержан. Но понадобилось немало времени и сил, чтобы полностью изобличить подозреваемого и доказать его вину, поскольку тот оказался на редкость хитрым и наглым. К тому же демонстративно корчил из себя гипнотизера и экстрасенса, способного активно влиять на человеческую психику и предвидеть дальнейшее развитие событий… 

ДИКАЯ ЛЮБОВЬ 

В небольшом провинциальном городке нет таких тайн, которые рано или поздно не становятся всеобщим достоянием. Вот и эту "сладкую парочку" многие заводоуковцы заприметили почти сразу, едва ли не с первых дней знакомства. Еще бы: он – преуспевающий частный врачеватель, она – молодая красивая женщина. Изрядную порцию дровишек в яркий костер слухов и домыслов подбрасывало то обстоятельство, что Алексей Калмыков на практике занимался так называемым нетрадиционным целительством. В основе его лежали как общеизвестные, так и весьма спорные методы, связанные с экстрасенсорикой, бесцеремонным вторжением в самую загадочную область человеческого организма – психику. 

– Официальная медицина признала китайскую акупунктуру методом лечения хронических заболеваний путем воздействия на активные точки на теле человека, – терпеливо пояснял Алексей Калмыков своим пациентам. – Применение (иглорефлексотерапии) разрешено в России, и вам сильно повезло, что именно я в совершенстве владею еще и этим методом лечения! 

Кто-то из местных чуть ли не боготворил Калмыкова, избавившись после нескольких сеансов лечения от застарелых болячек. Другие откровенно его побаивались и за версту избегали, за спиной прозвав «ведьмаком». Третьи считали доморощенным шарлатаном, способным вводить людей в заблуждение, умело пудрить им мозги, преследуя лишь одну меркантильную цель – содрать с перепуганных пациентов как можно больше денег. 

ДОМАШНИЙ САТРАП 

Как бы там ни было, 47-летний врачеватель Калмыков не бедствовал. Он разъезжал по городам и весям на престижной иномарке, позволяя себе многое из того, о чем его завистники даже и мечтать не могли. 

Правда, злые языки поговаривали, что свою прежнюю семью этот приличный с виду «врач» буквально замордовал- затерроризировал: дескать, жестоко избивал за малейшую провинность жену, а детишек за мелкие безобидные шалости лупил резиновым шлангом, бил головой об стену, топил в ванне с водой, а нередко просто душил, сдавливая руками хрупкие шейки. Да ведь известно: чего только люди не наплетут, возводя на человека глупую напраслину, втаптывая его в грязь лишь по причине своей зависти и жадности. 

Вот и 23-летняя Маша Проклова ни в какие дурацкие сплетни не верила. Она любила Алексея Ивановича горячо и слепо, напрочь забыв о существенной разнице в возрасте, мечтая о том дне, когда они заживут полноценной счастливой семьей. И вовсе не в этой тьмутараканьей дыре, а в уютном коттедже на берегу ласкового синего моря. 

Однако за те несколько лет, которые Маша была близка со своим кумиром, она неоднократно убеждалась в том, что Алексей Иванович – человек для совместного проживания крайне трудный. Во-первых, ревнивый до сумасшествия. Во-вторых, бывает очень жестоким с людьми: в порыве необузданной ярости может причинить физическую боль даже ей, своей любимой женщине. В-третьих, постоянно себе на уме и коварен до неприличия. То и дело запугивает ее страшными болезнями и несчастьями, которые обязательно свалятся на ее бедную голову при первой же попытке уйти от него. Калмыков время от времени пронзительно заглядывал Маше в глаза и свистящим шепотом напоминал о своих сверхчеловеческих способностях, размахивая цветастыми дипломами экстрасенса и парапсихолога, которые «просто так никому не дают». И продолжал клясться в вечной любви, обещая жуткую смерть каждому, кто посмеет встать на его пути: будут ли это ее родители, брат, сестра или кто-то еще – не так уж важно. 

ПРЕДСМЕРТНАЯ ЗАПИСКА ПОД ДИКТОВКУ 

В один из дней самочувствие у Маши Прокловой внезапно ухудшилось. Тайком от супруга она обратилась в поликлинику, сдала анализы. Как гром среди ясного неба прозвучало подозрение на СПИД. Какое-то щемящее чувство подсказало ошеломленной женщине, что здесь не обошлось без участия Калмыкова. Ведь это именно он, занимаясь так называемым лечением своих многочисленных пациентов, широко применял иглоукалывание, используя одни и те же наборы игл на протяжении долгого времени. Где гарантия, что смертельная болезнь не передалась ей на кончике одной из таких иголок? 

Узнав о том, что его супруга Маша ВИЧ-инфицирована, Алексей Иванович сначала пришел в жуткое негодование и тут же прекратил с ней интимные отношения. Но затем предложил свою помощь в лечении. Калмыков, похоже, давно вынашивал дерзкую идею испытать на практике свой метод борьбы с гепатитом "С" и другими сокрушительными болезнями века. Он даже регулярно размещал свою рекламу в местных СМИ, обещая каждому пациенту дать реальный шанс на выздоровление. И люди приходили за помощью, но, услышав от Айболита непомерную сумму гонорара, пулей выскакивали за порог. 

Перепуганной, растерявшейся Маше не оставалось ничего другого, как вновь довериться Калмыкову. Тот приступил к лечению, используя какой-то опытный образец генератора энергии и руководствуясь загадочным методом акупунктурного перепрограммирования живых клеток организма. Для этого регулярно и в больших количествах брал у Маши кровь из вены и хранил ее в шприцах в своем холодильнике. 

В личном дневнике, который Маша вела на протяжении ряда лет, записано: "Скоро наступит Новый год. Мы с Алексеем уже прошли два курса моего лечения, остался еще один. Калмыков постоянно говорит, что я ему нужна живой и здоровой. Он настойчиво предупреждает, что до окончания лечения мне ни в коем случае нельзя забеременеть. Эти предупреждения похожи на угрозу. Он, наверное, догадывается о моем романе с Русланом, а потому специально подчеркивает это…" 

После разрыва интимных отношений с Калмыковым у Маши и впрямь вспыхнул любовный роман с молодым человеком. Чтобы расставить все точки над "i", Маша честно сказала Калмыкову, что собирается выйти за Руслана замуж и уже ждет от него ребенка. Эта новость чрезвычайно разозлила Калмыкова, и он стал требовать, чтобы Маша сделала аборт. 

Из показаний Веры Прошиной: "Мы с Машей были подругами, она нередко делилась со мной самым сокровенным. Я знала, что поначалу Калмыков был с нею добр и нежен, но затем с каждым днем становился все более грубым, нетерпимым и безумно ревнивым. Маша рассказала мне, что Калмыков привязывал ее к стулу, пристегивал наручниками к батарее, прокалывал иглой от шприца вены на ее руках, душил до потери сознания. Потом приводил в чувство и убеждал, что во всем случившемся виновата она сама, а он лишь наказывает ее за непослушание…" 

Из показаний Ирины Хабаровой: "Маша нередко жаловалась мне, что рядом с Калмыковым становится совершенно безвольным человеком, не может ни возразить, ни сопротивляться. Она даже написала под его диктовку свою предсмертную записку, где просила никого не винить в своей гибели. Калмыков заставлял ее горстями пить какие-то таблетки, после которых она ничего не помнила. Еще пригрозил Маше, что она будет всегда принадлежать только ему, а в противном случае – вообще никому. Она хорошо понимала, что Калмыков использует все средства и способы, чтобы удержать ее рядом с собой…" 

БЕЗ ШАНСОВ НА ВЫЖИВАНИЕ 

20 марта около десяти часов вечера Калмыков проезжал на своем авто по улице Мостовой и заметил идущих вместе Руслана и Машу. Вышел из машины и сказал Руслану: "Еще раз увижу тебя рядом с ней – убью!" Маша вся затряслась от ужаса и пообещала Калмыкову встретиться с ним возле железнодорожного вокзала.

Утром следующего дня Маша сообщила своей сестре, что хочет решительно поговорить с Калмыковым и убедить его оставить их с Русланом в покое. А в случае отказа пригрозить, что напишет заявление в полицию о том, что он несколько раз жестоко ее избивал. 

– Он, конечно, настоящий циник, изверг, неисправимый садист, и я очень боюсь оставаться с ним наедине, – грустно вздохнула Маша. – Но он по-своему любит меня и, я уверена, ничего страшного со мной не сделает. 

В семь часов утра 22 марта безжизненное тело Маши Прокловой обнаружил случайный прохожий. Тут же нашлись свидетели, которые рассказали оперативникам о белой иномарке, замеченной ими на этом участке дороги ночью. 

Судмедэкспертиза установила, что смерть женщины наступила от удушения руками, на теле также имеются повреждения от ударов тупым предметом. 

В салоне машины Калмыкова были обнаружены некоторые вещи погибшей: норковый берет, сумочка с документами и письмами. Однако задержанный по подозрению в совершении умышленного убийства Алексей Калмыков ни в чем сразу не сознался. Пояснил, что действительно встречался в тот вечер с Машей, беседа шла на повышенных тонах. Они так и не помирились, и Маша уехала затем на какой-то белой иномарке. А сам он вернулся домой, посмотрел по видео свой любимый фильм про экстрасенсов и мирно заснул. 

Наш Айболит и впрямь оказался редким наглецом. Настолько уверовал в свою безнаказанность, что не потрудился обставить убийство или хотя бы замести следы более грамотно. Это не преминули отметить в своем заключении судебно- психиатрические эксперты: "В эмоционально-личностной сфере выявлены демонстративные черты, установлено пренебрежение социальными нормами поведения, которое проявляется в гневных и агрессивных реакциях. Отмечены повышенная самооценка, враждебность, неспособность и нежелание считаться с интересами окружающих». Но в итоге записано: «Следует считать вменяемым». 

Доказательств вины Калмыкова было собрано предостаточно. Не помогли ни его изощренный ум, ни яростное желание запугать и запутать всех участников процесса. Заводоуковский районный суд приговорил А. И. Калмыкова к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. А там, как известно, своих "целителей" хватает. 

*Имена и фамилии изменены. 

Григорий ЗАПРУДИН