РЯДОМ С НАМИ 

Нынешний год – юбилейный для Амамбая Айгаржаловича и Укужан Мажитовны Закирьяновых из села Шорохово – полвека супружеская чета прожила в мире, любви и согласии. 

Амамбай родом из Свердловской области, как он говорит, на свет появился в лесу, где жила и вела натуральное хозяйство большая казахская семья. "Поскрёбыш" – мать родила его в 50 лет, после двух уже взрослых братьев. С 1958 года жили в Приисетье, в Красновском поселении. А Укужан родилась и выросла в Курганской области. 

– Так вышло, что его родители и мой отец в детстве жили в одном ауле, потом судьба разбросала, и они много лет не виделись, – рассказывает женщина. – Но когда в казахской семье мальчик еще только подрастает, ему уже начинают подыскивать партию. Вот и отец Амамбая искал хорошую девушку для сына. Однажды услышал: мол, есть такой Мажит, у него дочка на выданье. А я тогда в ателье работала. Пришла домой, стол накрыт, семья в сборе: сидят, чай пьют. Вдруг братишка младший прибегает: «Папа, папа, там на «Волге» приехали, тебя спрашивают». Заходит мужчина, представляется: я, дескать, Айгаржал Закирьянов. 

Тут-то и вспомнили мужчины друг друга, обнялись и завели переговоры о свадьбе и приданом. 

По казахским традициям, у жениха и невесты не спрашивают согласия на брак. Объявили нас женихом и невестой. 

– Я тогда вместе с отцом приезжал, – вспоминает Амамбай. – Попили чаю, и он меня во двор зовёт, мол, пойдём, разговор есть. Вышли – и сразу вопрос: «Понравилась невеста?» Я кивнул. 

В январе 1972 года сыграли свадьбу. 

– Привезли меня вечером на пастбище, где семья мужа жила. Темным-темно, встретили с фонарём. Я в берете была, его забрали, накрыли меня шалью, привели в хату. Ну, думаю, куда ж я попала? Потекла семейная жизнь, постепенно привыкли друг к другу, притёрлись и стали очень близки. Все важные решения принимали вместе. 

На плечи молодой легла работа по хозяйству – а это овцы, коровы, козы, лошади, жеребята… 

– Коров у них было не считано, каждая давала литров по 15. Сижу, дою. Маленькая, метр с шапкой, а бадья уже полная. Ладно, свёкор у меня понятливый был, увидел, что мучаюсь, и отправил на подмогу Амамбая, говорит: ей ни за что не притащить такое ведро, иди помогай! А сам доволен, что я столько молока надоила. 

С тех пор Амамбай постоянно жене помогать стал. Закирьяновы жили натуральным хозяйством и полностью обеспечивали себя продуктами питания. Молоко перерабатывали на масло и сметану. Делали кумыс и колбасу. Пекли хлеб. 

Через шесть лет Закирьяновы перебрались вместе с хозяйством на Грибановские выпаса. В лесу поставили домик, к тому времени уже была дочь Кымбат и сын Еркеблан. Позже родился Еркен. Детям нужно было ходить в школу, и семейство переехало в Шорохово. 

– Муж на ферме скотником трудился, я – поваром в совхозную столовую пошла. А как без работы, – удивляется Укужан. 

С детства Закирьяновы воспитывали у детей любовь к родной культуре, языку, к обычаям и традициям казахского народа. 

Убранство их жилья – в национальных мотивах. И одеваются супруги часто в национальные костюмы, а уж в священный месяц Рамазан, когда принято наносить визиты родственникам, непременно. Рассматриваю костюмы, сделанные руками хозяйки (она мастерица: и шьет, и вяжет, и вышивает). Красиво! 

– У меня и украшения серебряные есть, достались от мамы. Их можно подарить в знак дружбы и уважения, а можно передать детям и внукам (которых, кстати сказать, уже шестеро). 

Мужчина признаётся: такая жена – в награду, ни разу не пожалел, что прожил с супругой полвека. 

– Видно, судьбой мы друг другу даны, – соглашается она. 

НА СНИМКЕ: Закирьяновы. 

Екатерина БАЙБУЛАТОВА