ПАМЯТЬ 

На работу в Тюменское отделение Свердловской железной дороги мы с ним пришли в 1960 году одновременно. Правда, в разных ипостасях. Я – слесарем по ремонту вагонов после окончания технического училища, он – начальником после объединения Тюменского и Ишимского отделений в одно. Он – это Николай Георгиевич Глотов, чье имя носит одна из улиц областного центра.

Если мне приходилось заниматься ремонтом вагонов, то Николаю Георгиевичу выпала судьба руководить отделением. В конце 50-х годов это был однопутный участок протяженностью в 256 км – от станции Поклевской (ныне Талица) до Вагая. Практически все линейные станции имели три колеи: главный ход и два ответвления – для обгона и приема встречного поезда. Вход и выход поездов регулировались двукрылыми семафорами с керосиновыми фонарями. Ими же освещались и стрелочные переводы. 

В начале 60-х Тюменское отделение первым на Свердловской железной дороге заменило паровозы тепловозами, а в 1966-м полностью перешло на двухпутное движение от Поклевской до Называевской. Новации заметно улучшили основные производственные показатели. С каждым годом объемы перевозок увеличивались, менялись средства сигнализации и связи, строились новые пути, автоматизировался рабочий процесс. 

В связи с модернизацией производства отпала потребность во многих железнодорожных профессиях. Не стало стрелочников (по чьей вине, кстати, произошло крушение поездов на станции Ламенская в 1972 году), сигнальщиков, кондукторов, кочегаров, зольщиков, промывальщиков котлов паровозов, сцепщиков и других. 

Открытие нефтяных месторождений на Тюменском Севере потребовало строительства железнодорожных путей. Этим делом наше отделение как бы не занималось. Нефтеналивную станцию близ Войновки построили военные строители, а стройку 221- километровой железнодорожной ветки Тюмень– Тобольск и далее на Сургут, Нижневартовск и Уренгой вело бывшее управление строительства «Абаканстройпуть» (позже – «Тюменьстройпуть») под руководством Героя Социалистического Труда Дмитрия Ивановича Коротчаева. Однако концентрация строительных материалов на путях затрудняла и осложняла работу отделения, в частности, пропуск поездов. 

Надо отдать должное Глотову, человеку целеустремленному, мыслящему по- государственному – он умел оперативно решать вопросы. Мне дважды приходилось присутствовать на совещаниях, где о положении дел докладывал Дмитрий Иванович. Когда после его отъезда разгорались горячие дискуссии о занятости путей, то решение всегда принималось в пользу Коротчаева. Аргумент был один: «Поставьте себя на его место!». Таким образом была обеспечена надежная доставка грузов для крупнейшего в стране Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. 

Николай Георгиевич прекрасно знал всю подноготную станций, все предприятия. Его интересовало не только производство, но и быт железнодорожников. Он добился от городских властей выделения более десяти гектаров земли под строительство жилья для работников узла станции «Тюмень». А близлежащие улицы распределил между предприятиями, чтобы обустроить тротуары из шлака – его на станции было в достатке. 

По его инициативе работники Тюменского узла заложили сквер, который мы называли «сквером Глотова», а сейчас – сквер Железнодорожников. За семь лет было построено 3268 благоустроенных квартир, восемь детских садов и ясель. Это он решил вопрос о выделении места под строительство детской железной дороги, и уже 3 августа 1969 года она начала действовать. Это при нем был открыт Музей боевой и трудовой славы, возведены Дворец культуры «Железнодорожник» и больница на 400 мест. 

Руководители разных уровней брали с него пример: старались всегда быть собранными, пунктуальными. Николай Георгиевич говорил: «По пассажирскому поезду люди должны сверять часы». Сам он, наделенный недюжинными организаторскими способностями, был человеком уравновешенным, терпимым к своим подчиненным и в то же время строгим, требовательным. 

В 1969 году открылось пассажирское движение на участке Тюмень–Тобольск. С тех пор и по сей день все перевозки грузов Тюменского Севера осуществляются через тюменский участок пути. 

В конце апреля 72-го Николай Георгиевич лично беседовал со мной, утверждая в новой должности. А осенью ушел с поста начальника отделения. В 1977 году возглавил детскую железную дорогу, которая до сих пор выполняет важную профориентационную работу среди молодежи. На железнодорожном транспорте Глотов проработал 50 лет, прошел путь от кочегара паровоза до руководителя отделения. 

За годы руководства Николая Георгиевича Тюменское отделение дороги трижды завоевывало переходящее Красное знамя Министерства путей сообщения СССР. Да и он не был обойден наградами: знак «Почетный железнодорожник», ордена Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», многочисленные медали. 

Автору этих строк посчастливилось работать с Глотовым с 1960 по 1972 годы. У этого замечательного человека я многому научился, прежде всего – быть неравнодушным, помнить свою историю, тех, кто жил с тобою одной судьбой. Поэтому я с энтузиазмом участвовал в восстановлении сквера Железнодорожников, ходатайствовал о сооружении памятника «В память участникам войны и трудового фронта», собирал материалы о достижениях Тюменского ж/д узла и его тружениках. Уверен, что изучение славного пути поможет сегодняшнему поколению железнодорожников в работе на благо региона. И все это – дань моего глубочайшего уважения Николаю Георгиевичу Глотову. 

НА СНИМКЕ: Н.Г. Глотов. 

Юрий ЛЫСКОВ