Что читали тюменские купцы?

В информационно-библиотечном центре ТюмГУ краеведы организовали встречу, на которой речь шла о сохранившихся в его фондах редких книгах, их прежних обладателях и судьбах русских эмигрантов.

Тему подсказал случай, произошедший с тюменкой Людмилой Дрозд. Человек она открытый, любознательный. Как-то разговорилась с такой же неравнодушной женщиной Ольгой Трофимовой о купце Жернакове, обмолвилась, мол, у нее сохранилась карточка внучки купца Сонечки. «Откуда?» – сразу оживилась Ольга Викторовна. «Да вот, – говорит Людмила Геннадьевна, – моя мама общалась с семьей Жернакова. А на карточке дарственная надпись имеется: «Хорошей и самой любимой Лидии Васильевне от Сони, 1 августа 1918 г.».

А дальше еще интересней: в Тюмень из Америки приезжала профессор славистики, внучка купца Жернакова Ольга Борисовна Йокояма. И, конечно, Людмилу Геннадьевну с ней познакомили. Так началась их дружба и переписка. В ней, кроме личного, есть и любопытные факты для общественности. К примеру, в последнем письме Ольга Йокояма сделала приписку: «Сходите в библиотеку университета, посмотрите на книги, которые читали мой дед и ваша мама».

Людмила Геннадьевна не одна пришла, а привела с собой краеведов клуба «Тюменская старина». И действительно, это потрясающе: в университетской библиотеке насчитывается 15 тысяч редких книг! Откуда они здесь? Оказывается, собрание из женской гимназии, Александровского реального училища, Коммерческого училища, то есть из учебных заведений царской поры. Бережно хранится книжная коллекция знаменитого купца Николая Мартемьяновича Чукмалдина. Будучи успешным предпринимателем, он пополнял библиотеку Александровского реального училища настоящими сокровищами. В ней были западноевропейские инкунабулы (т.е. книги, относящиеся к начальной поре книгопечатанья – до 1501 г.), «Апостол» русского первопечатника Ивана Федорова и многие другие. После революции судьба коллекции Чукмалдина была драматичной. Часть книг перешла музею, часть – областной научной библиотеке, из-за советских преобразований что-то утрачено навсегда. Поспособствовали этому и смена зданий, книгохранилищ, кадров, затопление водой, пожар. Удивительно, как сохранились эти 92 книжки. Сейчас они заняли удобные полки в красивых шкафах. Для хранения реликвий созданы все условия. Более того, выпущен каталог книжной коллекции Н.М. Чукмалдина, где дается описание раритетов.

Директор информационно-библиотечного комплекса, доктор исторических наук Александр Еманов провел собравшихся в кладовые и рассказал о старинных книгах. Мы узнали, что каждая имеет свои особенности переплета, различные надписи, штампы, экслибрисы, инвентарные номера и т. д. Советская цензура проштудировала издания эпохи Романовых, дескать, нет ли чего идеологически вредного, и чья-то рука уверенно поставила штамп: «Проверено 1960». Но и цезура царского времени не дремала: например, на обороте книги «Рулетка в Монако. Перевод с французского с примечаниями и дополнениями переводчика», отпечатано: «Дозволено цензурою. Москва, марта 28 дня 1891 года».

Самая ценная коллекция в фонде редких книг принадлежит известному тоболяку Аркадию Елфимову. Она оценивается в 10 миллионов рублей. Есть в этой коллекции даже рукопись на бересте первой половины 20 века «Соборные апостольские послания Иоанна и Иакова» (существовала бумага, но староверы пользовались старинным материалом и писали на древнерусском языке, сохраняя тем самым свои традиции).

Впечатляет объемом, красотой и факсимильное издание «Чертежная книга Сибири» Семена Ремезова. Содержание – бесценно для исследователей. Оригинал знаменитой книги хранится в Российской государственной библиотеке, факсимиле дает возможность прикоснуться к той эпохе и прочесть первоисточник.

Библиотека университета пополняет свою коллекцию замечательными поступлениями. Скажем, недавно удалось приобрести журнал русской эмиграции «Иллюстрированная Россия» за 1932-1935 годы, который выходил в Париже. Редакцией его был объявлен конкурс воспоминаний о Григории Распутине, и на страницах журнала печатались материалы о «сибирском старце». Для истории нашего края и в целом для России эти публикации представляют громадный интерес.

В университетской коллекции имеются и музыкальные рукописные книги, научные, на иностранных языках, удивительные издания классиков. Например, портрет Пушкина в самых разных видах: на коробках конфет, пачке сигарет и даже в… форме бутылки.

Научно-популярные книги, подаренные внучкой купца Ольгой Йокояма, занимают достойное место в коллекции редкостей. Член клуба «Тюменская старина» Лидия Павловна Прокофьева подарила книжечку из своей домашней библиотеки: Лоренс Стерн «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии», издание знаменитого Суворина 1892 года. Чувственные барышни минувших столетий любили это произведение английского писателя, многие из них и сами вели дневники, доверяя бумаге сокровенные мысли и чувства.

Библиотека университета открыта для всех желающих, а редкие книги – не музейные экспонаты-недотроги, они служат тем, кто ведет научное или другое исследование, представляющее общественный интерес.

Но на этом встреча краеведов не закончилась. Вначале мы обмолвились о некой «хорошей и самой любимой Лидии Васильевне». А кто она? Людмиле Дрозд удалось выяснить: фамилия этой дамы Петрова, служила Лидия Васильевна в семье Жернаковых счетоводом, а ее родная сестра Валентина была учительницей.

Кстати, в семье купца первой гильдии Василия Лавровича Жернакова умели проводить праздники: ставили спектакли, устраивали танцы, разгадывали шарады, подавали мороженое. Было радостно и приятно для сердца и души.

– Мама мне в детстве говорила: «Идешь в 4-ю школу, посмотри, как там красиво, это жернаковский дом», – рассказывает Людмила Дрозд. – Он находится на улице Орджоникидзе, 1, бывшей Ишимской. Моя мама, Юлия Дмитриевна Кутузова, училась в одном классе тюменской гимназии с племянницей купца Жернакова. В 1918 году Василий Лаврович с семьей бежал сначала в Омск, затем дальше на Восток.

Для новой власти состоятельные, образованные люди стали буржуями-эксплуататорами, им пришлось покинуть Россию, но времена меняются, и потомки эмигрантов приезжают на Родину. Так, судьба свела известного тюменского поэта и прозаика Николая Денисова с внуком последнего царского губернатора Тобольска Вадимом Николаевичем Ордовским-Танаевским. Итогом знакомства стала поездка в Венесуэлу, где проживают русские эмигранты, и книги «Огненный крест», «Волшебный круг». За них автор удостоен международной премии «Имперская культура».

016-4-3Любопытно, что экс-губернатор Николай Алексеевич Ордовский-Танаевский в 85-летнем возрасте по настоянию внука Вадима начал писать книгу «Воспоминания. Житие мое». В 1993 году ее издали на средства его правнука Ростислава Вадимовича Ордовского-Танаевского. Надежда Антуфьева, руководитель краеведческого клуба «Тюменская старина», разыскала правнука экс-губернатора, и он передал эту книгу в областную научную библиотеку.

Вот так добрый совет внучки купца Жернакова посмотреть редкие книги вылился в интереснейшую встречу. Она стала возможной благодаря неутомимому исследователю истории Владимиру Полищуку и шефу тюменских краеведов Надежде Антуфьевой.