ПРОСВЕЩЕНИЕ

Нечасто можно встретить учёного с таким опытом просветительской деятельности, как у Владимира Сурдина. Он посвятил науке всю свою жизнь. Ещё в 1972 году, когда даже родителей многих его нынешних студентов ещё не было на свете, он уже руководил кружком «Астрофизика» в Московском городском дворце пионеров на Ленинских горах. И до сих пор Владимир отдаёт всего себя делу популяризации научных знаний. Редкие по нашим временам постоянство и цельность натуры.

 В Тюмень Владимир Георгиевич приехал по приглашению образовательного проекта «КонцептХаб» с лекцией «Марс, Маск и ядерные ракеты». Осталась ли надежда найти на Марсе жизнь? Насколько реалистичны планы Илона Маска колонизировать красную планету и построить на ней города? Возможно ли в обозримом будущем её терраформирование? Вот лишь некоторые из тем, поднятых учёным в его выступлении, прозвучавшем в Доме Печати. А в кулуарах мероприятия он частным образом ответил на несколько вопросов от «Тюменской правды»: 

– Владимир Георгиевич, вы долгое время являлись членом комиссии Российской академии наук по борьбе с лженаукой, а также состояли в жюри антипремии «Учёные против мифов». Могли бы вы рассказать подробнее о псевдонаучных мифах и учениях – откуда они берутся, какой вред приносят и как с ними бороться? 

– Это очень широкая тема. Не все псевдонаучные мифы одинаково вредны. Есть среди них такие, которые никому не мешают, а некоторым даже вносят приятное разнообразие в жизнь – например, уфологам, которые считают, что пришельцы прилетают на Землю для контакта с ними. Такие люди не требуют от правительства никаких субсидий, а просто бегают с фотоаппаратами, строят различные версии, придумывают альтернативные объяснения тому, что давно уже разъяснено наукой – словом, развлекают себя кто как может. Словом, это люди недостаточно просвещённые, но, скажем так, гипертрофированно любознательные. И бороться с ними бессмысленно и не нужно. 

Но есть и другая категория антинаучных представлений – которые, во-первых, подрывают людям здоровье, как, например, альтернативная медицина, а во-вторых, служат средством заработка для нечистоплотных шарлатанов. Был, например, такой псевдоучёный Петрик, просивший у государства триллионы рублей на осуществление своих совершенно необоснованных научно прожектов. И почти в этом преуспел. Поэтому наша комиссия сосредоточилась на том, чтобы сберечь огромные бюджетные средства от этого совершенно безумного растранжиривания с коррупционной составляющей. 

Да и главная наша задача – не столько просвещать, сколько предупреждать правительство о научно необоснованных проектах и проходимцах. Кое-что нам удалось, хотя и не всё. Бывали неудачи, в результате которых потрачены огромные средства. Например, на запуск в космос совершенно антинаучных «гравицап», которые должны были разгонять космические аппараты без топлива, путём вращения грузиков, что совершенно противоречит основам физической науки. Разумеется, все эти эксперименты закончилось крахом, бюджет понёс потери, а наказан никто так и не был. 

Приведу ещё один пример – при Ельцине существовала целая воинская часть, состоявшая из экстрасенсов, под руководством генерала Рогозина – отца нынешнего главы Роскосмоса. В числе задач этой части было наведение порчи на капитанов американских подводных лодок, чтобы те топили свои корабли. Позже примерно та же компания читала дистанционно мысли Маргарет Тэтчер. Были потрачены большие деньги, а результатов, как легко догадаться, так и не достигли, но что самое удивительное – эти люди не потеряли авторитета. 

Деятельность комиссии по борьбе с лженаукой никак не финансируется, это просто собрание академиков, которым стыдно и обидно за происходящее сейчас в стране. 

– А почему вы покинули ряды комиссии? 

– Всё, что я мог сделать в рамках этой комиссии, уже сделал. Я всё-таки астроном, а сегодня там более уместны медики и биологи. Основные общественные заблуждения и паразитирующие на них коррупционные схемы сейчас – в области медицины. Все эти антипрививочники, заряжатели энергией воды и тому подобное. А астрономии, к счастью, достались безобидные чудачества, не требующие внимания комиссии, наподобие теории плоской Земли. Хотя, конечно, и это небезобидно. Я много общаюсь со школьными учителями – в основном это женщины, очень часто поддающиеся влияниям всевозможных экзотических псевдонаучных мифов и потом транслирующие эти мифы детям. Поэтому я перешёл в другую комиссию – ту, которая занимается популяризацией науки. Полагаю, здесь я смогу принести больше пользы. 

– Вы посвятили свою жизнь изучению мироздания, и знаете о нём несравнимо больше, чем другие. Скажите, нет ли у вас впечатления, что Вселенной присуще некое творческое, организующее начало? Я, разумеется, имею в виду не конфессиональных богов из различных священных писаний, а, скорее, бога Спинозы, Эйнштейна и пантеистов. 

– Если имеется в виду не разумное организующее начало – то оно, конечно, есть. Посмотрев вокруг, мы увидим, уровни всё более и более высокой организации – от кристаллических структур до человеческого мозга. Но это не требует никакого обдуманного влияния извне. Я атеист, и большинство моих коллег – тоже. Вообще среди знакомых мне астрономов, а это около шестисот человек, всего двое являются воцерковлёнными. Это, как вы сами понимаете, в пределах статистической погрешности. 

Я пытался найти хоть какие-то зацепки, которые говорили бы о вмешательстве высшего разума в дела природы, но их не увидел. Организующие процессы есть, однако всё происходит естественным образом. Под действием случайных причин могут рождаться удивительно тонкие вещи. Посмотрите хотя бы на снежинки – они так красивы и разнообразны, но мы прекрасно понимаем структуру их кристаллов и как они образуются, без всякого разумного вмешательства. 

– Как вы считаете, обоснована ли популярная ныне теория вертикального технического прогресса – технологической сингулярности? По расчётам Рэя Курцвейла и других проповедников этой теории, кривая научно-технического развития человечества, возрастая по экспоненте, встаёт на дыбы где-то в районе 2045 года. 

– Это очень старое заблуждение. Подобное было раньше в демографии. В течение тысячелетий население планеты тоже росло по гиперболе. И, по прогнозам учёных прошлого к определённому моменту, оно должно было достигнуть бесконечности. Конечно, на практике такого случиться никак не могло, но по графикам всё совпадало чётко. Тенденция оправдывалась до середины восьмидесятых годов. После этого момента кривая стала загибаться, и сейчас видно, что она выходит на константу порядка 11-12 миллиардов человек, живущих на Земле, и больше этой цифры уже не поднимется. Так же обстоит и с графиками роста технического прогресса. 

Здесь есть и ещё одна проблема – народонаселение легко измеряется, а вот какими оценками измерять технический прогресс? Такого мерила нет. И оценивать его можно лишь «от фонаря», по наитию или по отдельным показателям. Вот, например, я недавно построил график максимальной скорости, с какой передвигался человек в разные исторические эпохи. И что же? На нём наблюдается невероятный скачок 12 апреля 1961 года, когда полетел в космос Гагарин. Потом был ещё один скачок – первая экспедиция на Луну. И всё – график вышел на плато, люди уже полвека не продвинулись ни на шаг. И практически все такие якобы гиперболические, сингулярные траектории в итоге выходят на плато, потому что упираются в различные ограничения. Природа не терпит бесконечностей. 

Ещё один фактор – развитие замедляется и выходит на плато, когда в нём более нет необходимости. Вот пример – средства связи. Уже сегодня я могу, вынув из кармана телефон, позвонить в любую точку планеты. И больше в развитии средств коммуникаций необходимости нет. Они могут совершенствоваться в направлении компактности, долговечности, но это уже непринципиально. То же произойдёт и с почти любой областью развития. 

– Может быть немного дилетантский вопрос – а что было до Большого Взрыва, породившего Вселенную, и было ли вообще что-либо? 

– Уже можно уверенно сказать главное – что-то всё-таки было. Очень горячее и очень плотное состояние материи. Про объём сказать ничего нельзя, потому что мы ещё не знаем настоящих размеров нашей Вселенной. 

– А по какой причине этот сгусток вышел из равновесия и стал развиваться? 

– Причины не всегда нужны. В нашем мире нет абсолютно спокойного состояния и всё подвержено флуктуациям. И вся наша Вселенная могла вырасти из совсем небольшой квантовой флуктуации. 

– Как вы считаете, человечество когда-нибудь найдёт способ достигнуть других звёзд и галактик? Или же световой барьер окажется принципиально непреодолим? 

– Достигнуть звёзд с помощью автоматических станций, вероятно, удастся в ближайшие же десятилетия. Уже есть вполне жизнеспособные проекты, и даже финансируемые. Наш коллега, выходец из МГУ Юрий Мильнер, инвестировал сто миллионов своих личных долларов в один из таких проектов. И скорее всего, в ближайшие лет пятнадцать будут созданы зонды для межзвёздных перелётов, а ещё лет через десять они долетят до ближайших звёзд. Однако полёты к звёздам людей – за пределами моей фантазии. Самая фантастическая возможность предсказана в рамках общей теории относительности. Это так называемые «кротовые норы» или «червоточины». Патриарх нашей релятивисткой астрофизики Игорь Дмитриевич Новиков считает, что, по крайней мере, теоретически здесь всё в порядке и в нашей Вселенной могут существовать такие пространственно-временные тоннели, соединяющие короткими путями очень далёкие друг от друга точки во Вселенной. Внешне входы в них будут похожи на «чёрные дыры». 

– Можно ли будет генерировать их искусственно? 

– Это пока ещё далеко за пределами человеческих возможностей. Но, по крайней мере, для далёкого будущего – не закрытая тема. 

НА СНИМКАХ: на лекции; Владимир Сурдин с обозревателем «ТП».

Роман БЕЛОУСОВ /фото автора/