В конце прошлого года в библиотеке в новом учебном корпусе сельхозакадемии состоялось заседание круглого стола, посвященного 150-летнему юбилею Николая Лукича Скалозубова.

С сообщениями о его роли в развитии сельского хозяйства и кооперации в нашем крае, краеведения и музейного дела в Сибири, ковроткачества, в изучении флоры и почв Тобольской губернии, полезных и лекарственных растений выступили местные исследователи. Одаренная и яркая личность Скалозубова и сегодня привлекает к себе внимание.

Мне же особенно пришлись по душе акценты, которые сделал профессор Александр Иваненко в докладе «Семья Скалозубовых и Сибирь». Мы, рассказывая о великих личностях России, не всегда останавливаем внимание на судьбе их потомков. А те часто продолжали и продолжают дело своих именитых отцов.

Династиями, научными школами всегда славилась и была крепка Россия. В новой жизни нашей страны это следовало бы возродить, поддерживать. Полагаю, что Александр Стефанович не обидится за частое обращение к его уникальному материалу.

Так, он говорит, что в декабре 1905 года во время первой русской революции Скалозубов стал одним из организаторов крестьянского съезда в Тобольске, после которого Николая Лукича уволили с должности губернского агронома, арестовали и выслали в Березово. Однако уже через год тобольские домохозяева выбрали его во вторую, а затем и в третью Государственную Думу, где Николай Лукич был секретарем сельскохозяйственной и членом бюджетной комиссий. При его содействии в России открыли первые опытные поля, выделялись деньги на развитие научных сельскохозяйственных учреждений в Москве и Петербурге. Он также составлял проекты о землепользовании в Сибири, строительстве в ней дорог, постройке железной дороги в Тобольск, вёл речь о Северном морском пути, рыболовстве и судоходстве… Однако царское правительство мало интересовалось Сибирью.

Может быть, поэтому Николай Лукич не стал баллотироваться в IV Государственную Думу и решил заняться практической селекционной работой. Под Курганом, в селе Петровском, в имении давнего знакомого было основано селекционно-семеноводческое хозяйство Л.Д. Смолина и Н. Л. Скалозубова. Это первая селекционная станция в Сибири. В 1913 году здесь в изучении находились сотни сортов яровой и озимой пшеницы, овса, кукурузы, картофеля, кормовой и сахарной свеклы, кормовых бобов, гороха, могара, сорго и других культур.

Испытание собственных отборов началось с 1914 года. Были выделены линии пшеницы 321 (разновидность мильтурум) и 111 (цезиум), несколько линий овса. Линия 321 отобрана из местной пшеницы «краснополоски», линия 111-я – из сортовой примеси в сорте «полтавка», полученном от Безенчукской опытной станции. Эти линии были кандидатами в сорта, и Скалозубов возлагал на них большие надежды.

Но 4 марта 1915 г. Николай Лукич неожиданно умер от тифа и был похоронен в Кургане. Он просил Л. Д. Смолина отправить все селекционные материалы в Омское сельскохозяйственное училище для дальнейшей работы. Тот вместе с сыном Николая Лукича Юрием Скалозубовым выполнил завещание агронома.

Юрий продолжил селекционное дело отца. Есть предположение, что он был репрессирован и приговорен к расстрелу. Профессор Виктор Таланов после его смерти всесторонне испытал селекционные линии Н. Л. Скалозубова, размножил их, и они в качестве сортов были районированы по Сибири, в Поволжье и Европейской России без указания автора первых отборов.

Сорт «мильтурум 321» в 1939 году высевали на площади 3682316 га. Это был один из самых распространенных сортов Сибири и Северного Казахстана. Он идеально приспособлен к условиям раннелетней засухи в Сибири, долго кустится, а потом, по окончании засухи, быстро колосится. В годы войны за счет «мильтурум 321» получали основной сибирский хлеб. Выращивали его и в Тюменской области. На основе этого сорта были созданы многие другие, из которых наиболее распространились в посевах «мильтурум 553» и «искра». Позднее на целинных землях Сибири и Казахстана основное зерно также получали с посевов культур этих сортов.

«Цезиум 111» оказался лучшим по хлебопекарным свойствам сортом России. Одно время российский экспорт продовольственного зерна держался исключительно на зерне этого сорта. Любил его и долго выращивал на полях своего колхоза Почетный академик ВАСХНИЛ Терентий Мальцев. На основе «цезиум 111» также создано много новых сортов яровой пшеницы.

В настоящее время эти сорта уже не выращиваются в России, а добрая память о них и их авторе жива в Сибири.

В начале тридцатых годов прошлого века в Ханты-Мансийском (тогда Остяко-Вогульском) национальном округе местные власти начали развивать сельское хозяйство, в том числе земледелие. Открыли три опорных сельскохозяйственных пункта. В один из них, расположенный вблизи старинного села Самарово, в 1937 году приехала бригада Всесоюзного научно-исследовательского института удобрений и агропочвоведения во главе с Ариадной Голяновской – дочерью Н.Л. Скалозубова. Местный опытный пункт к этому времени сделал выводы о невозможности земледелия на почвах коренного берега Иртыша. Бригада работала в течение двух лет и установила, что на местных землях можно выращивать из зерновых не только овес, как утверждали работники пункта, но также ячмень и даже яровую пшеницу. Агрономы получали довольно высокие даже по современным меркам урожаи зерновых и картофеля. Прогрессивные технологии успешно внедрялись на полях колхозов округа.

11 декабря 1950 года Ханты-Мансийский опорный пункт реорганизовали в опытную станцию. Голяновская стала ее первым директором. В октябре 1957-го Ариадне Николаевне исполнилось 60 лет, и она уехала в Москву, где жил ее сын Виктор, летчик. Она обобщила итоги своей работы по окультуриванию почв таежной зоны Тюменской области, в обширной работе «Приемы освоения и окультуривания подзолистых почв центральной части Ханты-Мансийского округа», которая, к сожалению, не была издана. В течение 20 лет Ариадна Николаевна была главным авторитетом в вопросах агротехники сельхозкультур в округе. Под ее руководством и при непосредственном участии разработана технология первичного освоения и введения в сельхозоборот земель, освобожденных от тайги и луговой растительности, система применения на них органических и минеральных удобрений, выращивания полевых культур.

Ариадна Николаевна работала внештатным сотрудником в сельхозакадемии им. К.А. Тимирязева, занималась агротехникой люпина. Она намеревалась применить его для окультуривания песчаных почв в районе Сургута. Не раз приезжала туда для проведения опытов, выкраивая на долгую дорогу деньги из пенсии.

Еще одна дочь Скалозубова – Анна Николаевна – создала первые якутские сорта яровых пшениц «якутянка», «теремок 42», «эринацеум 716». За 12 лет работы Анны Николаевны в суровом краю посевы пшеницы здесь увеличились в 20 раз. Кроме сортов, созданных в Якутии, славу известного селекционера Сибири ей принес сорт «скала», в создании которого она участвовала на Тулунской опытной станции. Сорт был районирован в 1959 году сразу во многих областях и краях Сибири как высокоурожайный, скороспелый, с хорошими хлебопекарными свойствами, очень устойчивый к полеганию (отсюда и название). «Скалу» районировали также в Тюменской области. Здесь ее выращивали более 30 лет. Учхоз Тюменского сельхозинститута вел семеноводство этого сорта, получая урожаи от 25 до 40 центнеров отличного зерна с гектара в любой год. На полях Сибири «скала» в конце шестидесятых годов занимала более 3 млн гектаров. Отличный результат! Это был первый сорт, который в условиях тайги давал зерно с хорошими хлебопекарными свойствами.

Другие члены семьи Скалозубовых или имели более скромные профессиональные результаты, или поменяли специальность. Тем не менее все следовали призыву отца: «Любить Отечество велит природа, Бог…».

История династии и научной школы Скалозубовых требует особого осмысления. Синергетический эффект этого семейного феномена будет волновать умы соотечественников еще долгое время.