ВОПРОСЫ СВЯЩЕННИКУ

ПРОТОИЕРЕЙ ДИМИТРИЙ КЛИМОВ ОТВЕЧАЕТ НА ВОПРОСЫ О ПОЛОЖЕНИИ ЖЕНЩИН В ЦЕРКВИ

– Отец Димитрий, почему в церковной жизни женщина находится в неравном положении с мужчиной, и на неё наложен целый ряд ограничений? Например, женщина не может быть священником, не имеет права заходить в алтарь, обязана уступать мужчинам очередь к причастию?.. Да и апостол Павел в первом послании коринфянам говорит: «Жёны в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении». Нет ли в этом пережитков первобытной мизогинии и дискриминации по половому признаку?

– Борьба с гендерным неравенством сейчас – очень популярная тема. Но почему этот вопрос встал так остро именно сегодня? Потому, что в результате технического прогресса женщины имеют возможность делать всё то, что раньше делали только мужчины, и уравнялись с ними в возможностях. Но так было далеко не всегда. До недавних, по историческим масштабам, времён большую часть актуального тогда физического труда выполняли мужчины, а женщины трудились в других областях, которые были им более доступны. В таких сферах, как наука, искусство и культура, женщины тоже, в силу того что были перегружены домашними, бытовыми делами, не играли ведущие роли. А такое понятие, как политические права женщин, вообще появилось совсем недавно, в конце позапрошлого века, благодаря суфражистскому движению.

Ныне всё кардинально изменилось. Однако церковная жизнь достаточно консервативна, и все перемены в культурной, политической и общественной жизни отражаются в ней не сразу, а с достаточно значительным временным зазором (что, кстати, часто спасало Церковь от излишней поспешности в богословских суждениях). Так и в этом вопросе – отношения и субординация мужчины и женщины в Церкви достались нам в наследство от предыдущих веков.

Но, с другой стороны, опыт показывает, что как раз женщины в большей степени участвуют в церковной жизни. И я бы не был так категоричен в том, что они имеют меньше прав. В Церкви, согласно церковному уставу, существует множество органов, таких как приходские советы, приходские собрания, которые имеют большое влияние на решение тех или иных вопросов, и женщины, как правило, занимают там не последние позиции.

Сейчас забыт такой древний церковный институт, как дьякониссы. Это женщины, имевшие своего рода сан и принимавшие самое активное участие в жизни церковных общин, если не в богослужебном, то в социальном отношении.

– Почему же православная церковь ушла от этой практики?

– Упразднились не только дьякониссы, но и многие другие церковные институты, такие как институт пророков или институт Учителей, то есть катехизаторов. Хотя упразднились они только формально, а фактически никуда не делись. Пророки сейчас стали называться старцами, а в любом приходе имеются свои «дьякониссы».

Если женщина захочет найти себе применение в церковной деятельности, то она его найдёт. И в преподавании, и в хозяйственной области, и даже в миссионерской. Зачастую женщины даже прислуживают в алтаре. Особенно широко это практиковалось в советские времена, когда был дефицит пономарей мужского пола. Конечно, в основном эти женщины были монахинями, но я знаю и исключения. Знаю я также многих священников, которые при воцерковлении младенцев заносят в алтарь как мальчиков, так и девочек. Таким образом нельзя сказать, что и доступ в алтарь для женщин категорически запрещён.

Что же касается того, что женщина не может стать священником – это связано с тем, что священник во время богослужения как бы являет собой икону Христа. А Христос ведь был мужчиной. Так что проблема эта в чистом виде литургическая, но никак не нравственная.

Слова же апостола Павла следует понимать в контексте его эпохи и той культуры. Он имел в виду, что женщины не могут быть проповедниками в церкви. Впрочем, так считал не только он. Тогда всё общество не готово было воспринимать женщин в качестве учителей. Не было такого, чтобы женщины основывали философские школы и становились проповедниками новых учений. Но сам тот факт, что апостол Павел об этом говорит, свидетельствует о том, что нечто подобное в Церкви первого века всё же практиковалось, иначе не было бы предмета для разговора. А это для того времени было явлением революционным. Хотя, очевидно, принесло не совсем хорошие и добрые плоды, что и донесли до нас Послания.

– А какие тенденции? Есть ли надежда, что в более или менее обозримом будущем мы увидим православных священников и епископов женского пола, как в протестантских деноминациях?

– Я не думаю, что этот так уж важно и что именно в этом – главная надежда развития православной Церкви. Проблема в том, что нынешнее поколение молодых людей склонно во всём видеть дискриминацию и ущемление прав, даже там, где всего этого нет и в помине. И некоторые девочки, далёкие от христианства, узнав о том, что женщине нельзя быть священником, очень захотят им стать по одной только этой причине.

Хотя на самом деле половой признак является в данном вопросе не первичным. Ведь многие церковные должности предназначены и не для всех мужчин. Архиереями, например, могут быть только монашествующие. Но никто же не кричит на этом основании о дискриминации женатых.

Роман БЕЛОУСОВ