КРИМИНАЛ

ПЬЯНЫЕ ВЫРОДКИ ИЗНАСИЛОВАЛИ И ЖЕСТОКО УБИЛИ ЧЕРЕСЧУР ДОВЕРЧИВУЮ, НИ В ЧЁМ НЕ ПОВИННУЮ ДЕВУШКУ

Порой достаточно одного слова или неосторожного поступка, чтобы оказаться жертвой гнусного преступления. И далеко не каждый насильник или убийца способен в полной мере осознать собственное ничтожество.

«БОГАТЫРСКИЕ» ЭКСПРОМТЫ

Ласковым майским вечером в тюменском городском саду встретились трое ровесников: Николай Гонцов, Евгений Меркушев и Рашид Мирзоев. Повод для распития водки с пивом оказался веским – Гонцов отмечал свое 23-летие. Закатное солнце едва коснулось верхушек деревьев, когда «ершистая» доза усвоилась приятелями в степени, неумолимо тянущей на подвиги.

– Пора по бабам! – энергично провозгласил именинник. Мирзоев и Меркушев поддержали его дружным хохотом.

Мимо сновали стайки голенастых девчонок, но любые попытки завести с ними знакомство долгое время оканчивались неудачей: проказницы-шалуньи, учуяв резкий запах спиртного, шарахались от назойливых кавалеров, как моль от нафталина. Наконец решили сменить район обитания и на площади 400-летия Тюмени увидели одинокую девушку. Она выглядела усталой и грустной, а потому при виде сразу «трех богатырей», пусть и заметно пьяных, слегка оживилась, повеселела.

– Как звать-то? – спросил Гонцов.

– Кира, – просто ответила девушка.

– Будешь, Кира, с нами кирять? – скаламбурил Гонцов, чем страшно всех рассмешил. И предложил новой знакомой отхлебнуть пива из горлышка.

Кира, слегка посомневавшись, сделала пару глотков. Завязалась непринужденная беседа: парни узнали, что Кира приехала в Тюмень из Когалыма, учится на первом курсе института, снимает с подругой комнату в малосемейке. Гонцов и Мирзоев похвастались, какие они крутые и непревзойденные хакеры, почти компьютерные гении (что никак не соответствовало действительности).

Меркушев, не желая оставаться в тени, важно представился начинающим предпринимателем, хотя был всего-навсего разнорабочим на торгово-закупочной базе. Естественно, умолчал и о том, что всего полгода назад был условно-досрочно освобожден из колонии, куда на четыре с половиной года его упекли за банальную кражу.

Потом они еще купили водки, вошли во двор дома № 92 по улице Республики, сели на скамейку и продолжили накачиваться водкой, совсем позабыв о намерении отмечать день рождения. Похабные шутки, откровенные небылицы и скабрезные анекдоты, которыми «богатыри» наперебой потчевали благодарную слушательницу Киру, вскоре стали совсем нецензурными. К тому же Гонцов то и дело норовил, будто невзначай, коснуться девичьей груди, погладить колено. Девушка, похоже, не привыкла к таким вольностям, она смущенно закрывала лицо руками, мягко отстранялась, но это лишь подстегивало виновника торжества и будоражило фантазию рассказчиков.

– А давайте махнем на ТЭЦ‑1, искупаемся в горячей воде! – предложил очередной экспромт Гонцов. Приятели крикнули ура. Кира думала не дольше минуты – и тоже согласилась.

ИЗНАНКА ТИХОЙ НОЧИ

Они остановили такси, доехали до Лесобазы и пошли по грунтовой дороге. Внезапно опустившаяся ночь была тихой, безветренной. Разомлев от выпитого и окончательно потеряв контроль над своими плотскими запросами-хотелками, Меркушев начал бесцеремонно приставать к девушке. Он обнимал ее за талию, скользил потной ладонью по бедрам и ниже спины. Кира какое-то время терпела, пыталась увернуться. Робко искала защиты у менее пьяного, хотя бы внешне, Гонцова, но тот криво усмехался и делал вид, что ничего особенного не происходит. Так продолжалось до тех пор, пока майскую безмятежность не взорвал звук увесистой пощечины.

– Ах ты сучка! – взревел Меркушев. Из галантного, пусть и настырного, ухажера он в мгновение ока превратился в обезумевшего зверя. Меркушев схватил девушку в охапку, затащил в ближайшие кусты, грубо повалил на землю и начал срывать одежду.

Кира сначала сопротивлялась, молча и отчаянно. Однако силы были неравными. Когда Меркушев завершил свое мерзкое дело, оставшиеся двое приятелей, словно два голодных шакала, тоже нырнули в кустарник. Взору выглянувшей из-за тучи луны предстала жуткая картина изощренного насилия.

Они издевались над беззащитной жертвой бесконечно долго, соревнуясь в способах извлечения удовольствий, невзирая на мольбы о пощаде. Пока Гонцов и Мирзоев изобретательно экспериментировали с окончательно сломленной девушкой, Меркушев вытряхнул из дамской сумочки ее содержимое и забрал мобильный телефон и 2,5 тысячи рублей. Открыл студенческий билет и присвистнул: «Братцы, никакая она не Кира! Ее Танькой звать!»

– Какая теперь разница, – буркнул Гонцов. Из имущества изнасилованной девушки ему достались две банковские карты, а Мирзоеву – транспортный проездной и пригоршня мелочи.

– Разрешите мне одеться, – раздался жалобный плач Киры-Тани.

– Отпустите меня, пожалуйста!

– Чтобы ты сразу ментов на нас навела? – скривил рот в усмешке Мирзоев и с размаху пнул девушку ниже живота. Потом остервенело ударил по голове, накинул на шею жертвы тонкий поясок от летней блузки и стал душить. Поясок лопнул.

В этот момент поблизости раздались чьи-то голоса. Гонцов приложил палец к губам и знаками приказал зажать поверженной девушке рот. Мимо, по ту сторону кустов, прошли полупьяные мужчина и женщина. Они привычно матерились, громко упрекая друг друга во всех смертных грехах. Наконец все стихло.

Приятели еще долго умерщвляли свою жертву: поочередно, индивидуально, изуверски и неторопливо. Наступали на хрупкую шею своими грязными ботинками. Но каждый раз, прощупывая пульс, внутренне вздрагивали и вновь продолжали суетливо добивать жертву, поскольку девчонка оказалась на редкость живучей. Тогда Гонцов предложил использовать для удушения прочные шнурки из новеньких кроссовок Меркушева. И через пару минут облегченно выдохнул, вытирая со лба пот: «Готова!».

СТЕПЕНЬ ДЕБИЛЬНОСТИ И ТРУСЛИВАЯ ЛОЖЬ

Истерзанное девичье тело они небрежно закинули под кучу каких-то бесхозных водопроводных труб, одежду выбросили там же. Затем вышли на дорогу, поймали машину и поехали в центр города, где продолжили беспечно развлекаться до утра, пропивая украденные деньги.

Из показаний Юрия Бухарова, водителя: «Я довез троих, крепко поддатых молодых мужчин, до здания главпочтамта. Обещанных денег они мне так и не заплатили, обозвав меня старым козлом…»

На следующий день, мучаясь похмельем, Гонцов решил уехать к родственникам в Пермь, чтобы отвести от себя возможные подозрения. Но уже за полчаса до отправления автобуса познакомился с таким же, как сам, выпивохой, соблазнился предложенной возможностью «сообразить на двоих» и задержался в Тюмени. И был крайне удивлен, когда оперативники уголовного розыска ловко скрутили его в бараний рог прямо на автовокзале.

Меркушева и Мирзоева задержали следом. В ходе предварительного следствия они красноречиво и подробно поведали обо всех деталях совершенного преступления, обильно поливая друг друга некрасивыми словами, стараясь свалить вину на кого угодно, лишь бы хоть как-то облегчить собственную участь.

Мирзоев даже придумал такую леденящую душу историю: дескать, в самый ответственный момент его «мужское достоинство» дало осечку, а потому в изнасиловании девушки его даже теоретически упрекнуть нельзя. Желая помочь бедняге Мирзоеву, его сожительница дала свидетельские показания о том, что в состоянии алкогольного опьянения ее половой партнер и впрямь не может быть полноценным мужчиной в постели.

Несмотря на все попытки обвиняемых избежать сурового наказания, вина каждого из них была полностью доказана в суде. Незавидная роль насильников и убийц, их портретные характеристики, а также результаты многочисленных экспертиз повергли в шоковое состояние всех, кто оказался посвящен в расследование данного уголовного дела.

Кстати, выводы судебнопсихиатрической экспертизы показали, что Меркушев «обнаруживает явные признаки органического расстройства личности, в связи с не уточненным заболеванием головного мозга»; Мирзоев – «носитель признаков олигофрении в степени дебильности»; каждый из троих «вспыльчив, чрезмерно раздражителен, возбудим, имеет склонность к праздному времяпрепровождению и противоправным поступкам». Однако ничто из перечисленного не может служить препятствием для вынесения сурового, но справедливого приговора.

Тюменский областной суд приговорил Гонцова к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Меркушева – к 17 годам 6 месяцам, с отбыванием наказания в колонии строгого режима; Мирзоев проведет на «строгаче» 17 лет.

Давая свои показания в суде, мать погибшей и однокурсницы Тани, с трудом сдерживая слезы, говорили о ней как о чрезвычайно доброй, общительной, но излишне доверчивой девушке. Хочется думать, что эта кошмарная история хоть кому-то из девчат послужит наглядным уроком и серьезным предостережением.

*Фамилии изменены.

Григорий ЗАПРУДИН