МАЛЕНЬКИЕ ТРАГЕДИИ

У многих советских людей было обыкновение делать из своих детей кумиров и приносить свои жизни на алтарь их благополучия. Вот и жительница Тюмени Тамара Григорьевна после смерти мужа подарила свою только что приватизированную квартиру старшему сыну Виктору, чтобы тот со своей молодой женой после свадьбы не скитался по съёмным углам, а сама уехала на Север, зарабатывать для себя новую квартиру, трудясь геологом на нефтяных месторождениях.

С тех пор прошли годы. Тамара Григорьевна вышла на пенсию, а Виктор скоропостижно умер в возрасте чуть за сорок. После его смерти квартира перешла наследникам – жене покойного, его дочерям и матери, Тамаре Григорьевне, которой досталась ¼ часть наследственного имущества. Тамара Григорьевна снова подарила свою долю, теперь уже другому своему сыну, младшему, Алексею. Но бывшая невестка и внучки оказались против этой сделки. И не просто против, а деятельно – опротестовали договор дарения, на основании якобы недееспособности Тамары Григорьевны.

Почему-то справка из поликлиники, в которой психиатр свидетельствует, что Тамара Григорьевна вполне психически здорова и никакими психотропными препаратами не лечилась, а также отличная характеристика с бывшего места работы, где ещё четыре года назад она работала на руководящей должности, суду показались недостаточно убедительными, и он отправил ответчицу на дополнительную психиатрическую экспертизу.

– К сожалению, нас, людей, которые давно и близко знают этого человека, даже не пригласили в зал заседаний для дачи свидетельских показаний. В то время как внучка-истец не общалась с бабушкой полтора года и даже в глаза её не видела, – рассказывает давняя знакомая Тамары Григорьевны, читательница нашей газеты Лариса Васильевна Стоякова. – Как можно было 83-летнего человека, перенесшего два инфаркта, в нарушение карантинного режима отправить собирать документы и проходить неприятные процедуры, только чтобы доказать свою дееспособность и без того очевидную? Просто невозможно видеть, как не просто унижают, но буквально убивают тело и душу редчайшей доброты пожилого человека. Мы, её близкие и друзья, просто не знаем, как ей быть дальше и как выжить в такой ситуации.

Каких-либо моральных оценок этой истории давать не буду, всё ясно и без того. Но, может быть, она послужит предостережением людям, склонным к принятию необдуманных и опрометчивых решений. Потому что ситуация может в любой момент легко измениться, а вот последствия юридических действий – уже нет.

Роман БЕЛОУСОВ /фото из открытых источников/