ПРОЩАЙ, ПЁТР ЩЕПЕЛИН

Тюмень простилась с Петром Игнатьевичем Щепелиным, светлым и интересным человеком, о котором знал или, по крайней мере, слышал едва ли не каждый в городе. Это был самородок «от сохи», умеющий генерировать нестандартные идеи и воспринимать идеи других.

Начальникам никогда не поддакивал, более того, с ними зачастую не соглашался: брал паузу, изучал проблему, потом докладывал наверх обо всех «за» и «против» и как всё увязать, чтобы получить максимально возможный результат. На вопрос, что для этого нужно, − обстоятельно отвечал, что нужно, но «главное не мешать».

Всю жизнь учился (Тюменский машиностроительный техникум, 1979 год; Санкт-Петербургский государственный технический университет, «Мировая экономика», 1997 год; Тюменский государственный университет, «Юриспруденция», 2000 год), был душой любой компании, мог сказать тост, но не стремился «в президиум» и не тянул одеяло на себя. Предпочитал виски, когда кругом пили водку, при этом был патриотом до мозга костей.

Интересовался отечественной историей и историей своей малой родины, деревни Малахово Тугулымского района Свердловской области, где принял самое деятельное участие в создании мемориала участникам Великой Отечественной войны, своим землякам.

− Приезжаешь в деревню на День Победы, сходишь на кладбище, водки с земляками намахнешь – и все вроде сделано. А это же целый исторический пласт! – как-то заметил он.

Уважал армию, особенно флот. Со времен службы на флоте ценил порядок и чтил технические регламенты. В бытность главным инженером ЖЭУ, заставил сантехников промывать системы отопления: «Зимой в квартирах будет тепло – и жителям хорошо, и вы сможете спать спокойно». Сантехники в сердцах матюгались, но делали: а куда денешься, если этот парень сам умеет крутить гайки и знает каждый подвал.

Выпускник Тюменского машиностроительного техникума был вообще человеком самодостаточным, твердо стоял на своих ногах: карьеру начинал со слесаряремонтника 2 разряда Тюменского завода медицинского оборудования и инструментов, быстро дорос до мастера участка штамповочно-заготовительного цеха, а потом круто поменял систему, связав свою жизнь с городским хозяйством. Стал главным инженером домоуправления №9, потом управляющим домоуправления №2 Тюменского городского жилищного управления. Затем начальником участка Центрального треста производственного управления. Здесь, видимо, его и заметил мэр областного центра Степан Киричук.

Популярный в народе градоначальник, удержавший Тюмень на плаву в трудные годы, подбирал команду, ему позарез требовался деятельный директор Бюро технической инвентаризации. Петру Щепелину достался обшарпанный кабинет со старым столом и засиженным мухами абажуром, полки с пыльными папками и дружеское подтрунивание коллег.

Тюменское БТИ Щепелин за четыре года вытащил из ямы, Киричук предложил ему сдать БТИ брату, Василию (тот сделал Тюменское БТИ одним из лучших в стране), и стать председателем комитета по управлению городским имуществом, директором департамента имущественных отношений: мол, вытащил одну систему, вытащишь и вторую. Замысел более чем оправдался: Щепелину удавалось решать сложнейшие задачи, привлекая минимальный ресурс.

После ухода Степана Киричука с поста мэра Тюмени вместе с ним ушел и его сподвижник Петр Щепелин. Киричука передвинули по линии законодательной власти в Москву. Щепелин ушел к брату в «Тюменскую домостроительную компанию» − председателем совета директоров, заместителем генерального директора по кадрам и социальной политике, где и работал до самой смерти. Ему было всего 64 года. Господи, как жаль!

Сергей ШИЛЬНИКОВ, обозреватель «Тюменской правды»