ВО ИМЯ ЖИЗНИ 

Естественная убыль населения страны с 1992-го по 2018 годы составила более 13 миллионов человек. Это примерно столько, сколько Россия потеряла за годы Великой Отечественной войны. В 2018 году у нас распалось 65% браков, что свидетельствует о серьёзной демографической угрозе. Поэтому лекционно-просветительский проект «Семья и семейные ценности» Центра защиты материнства «Покров» как никогда актуален. По итогам конкурса в 2020 году среди НКО Тюмени он удостоен муниципального гранта.

О том, как укрепить институт семьи, повысить культуру межполовых и семейных отношений, мы беседуем с кандидатом социологических наук, координатором направления «Просвещение» Общероссийского общественного движения «За жизнь!», заместителем председателя ЦЗМ «Покров», руководителем проекта Константином ШЕСТАКОВЫМ. 

– Константин Александрович, расскажите о проекте «Семья и семейные ценности». 

– Это наш первый муниципальный грант. Предыдущий грант был президентский, проект назывался "100 лекций-бесед о семье и счастье для старшеклассников и студентов". Он распространялся на всю нашу область, включая округа, и успешно был реализован. Особенность нового проекта – акцент на социальных сетях. Это сделано для того, чтобы расширить целевую аудиторию, привлечь внимание школьников, студентов, рабочей молодежи. Помимо чтения лекций, будем активно работать в Интернете и продвигать в медиапространстве идеи традиционных семейных ценностей. Наш видеоконтент представлен в том формате, который близок молодежи. Это короткие ролики по 1,5-3 минуты, максимум 5-ти. 

Есть еще одна важная особенность муниципального гранта. Она заключается в подготовке новых кадров для чтения лекций. В рамках проекта планируем провести семинар-практикум «Духовно-нравственное воспитание» по направлению «Семья и семейные ценности», участниками которого станут педагоги и лекторы. 

– Назовите несколько основных тезисов ваших лекций. 

– Для ребят 10-11-х классов и студентов лекция начинается с обсуждения вопросов демографии: выясняем причины кризиса рождаемости и пути выхода из него, говорим о перспективах развития страны. Школьникам помладше этот блок не так интересен и немного сложен для понимания, поэтому опускается. Что касается старшеклассников, то в ходе лекции мы вместе приходим к выводу, что причина демографического кризиса коренится прежде всего в ценностных ориентациях и сформированных на их основе поведенческих стереотипах. Материальные факторы, разрушающие брак, – это скорее сопутствующие основной причине обстоятельства. Международная практика показывает, что материальное стимулирование не решает проблему кризиса рождаемости. Наоборот, мы видим, что в более обеспеченных странах этот вопрос, как правило, стоит даже острее, чем в России. 

– Дело не в кошельках, а в умах, сердцах и душах людей? 

– Несомненно. В трудные послевоенные годы суммарный коэффициент рождаемости составлял 3,5, сейчас он чуть больше 1,5. Поясню: суммарный коэффициент рождаемости – это показатель, отражающий, сколько в среднем за свою жизнь рожает женщина. Средний коэффициент, равный 1,5, показывает, что с каждым поколением мы сокращаемся на четверть. Выход из этой ситуации только в изменении мировоззренческих позиций. Избалованные, циничные, развращенные эгоисты не будут создавать многодетные семьи. Ключевым моментом лекций является именно вопрос ценностных ориентаций. Если для младших классов подача этого материала имеет воспитательный аспект, то для старшеклассников больше информационный. Мы обсуждаем проблему, а каждый для себя делает выводы. Обсуждаем ее с точки зрения демографии, макроэкономики, социологии. 

Со школьниками 8-9 классов беседуем уже об их поведении, акцентируем внимание на нравственных ценностях, говорим о любви, жертвенности, патриотизме, уважении к старшим, трудолюбии, об ответственности, прежде всего мужской, милосердии. Кому-то это может показаться банальным, но, к сожалению, названные ценности уходят из нашей жизни. А без этого невозможно создать крепкую, счастливую, тем более многодетную семью и построить сильное государство. Когда я говорю о многодетности, то имею в виду семью с тремя детьми. По сегодняшним временам трое детей – это многодетность. Если у нас будет мало таких семей, Россия вымрет. Учитывая, что в стране много бездетных, то рожать нужно, как говорится, «за себя и за того парня». 

– Какие у вас ожидания от лекций? Ведь результаты этой деятельности не очень ясны в ближайшей перспективе, да и статистика не скоро отобразит положительный или отрицательный сдвиг в демографических процессах. 

– Существует обратная связь, которая дает основания для оптимизма. Ребята пишут отзывы в социальных сетях, в анкетах: «эта лекция изменила мое сознание», «я стала по-другому относиться к вопросу деторождения», «я многое осознал…»… Когда я читаю такие строки, то понимаю: работаем мы не зря. Анкетирование по прошлому президентскому гранту показало, что есть серьезные сдвиги в установках брачно- семейного и репродуктивного поведения молодежи. Например, после лекции в 2,5 раза возрастает количество тех слушателей, кто считает недопустимым сексуальные отношения до брака и так называемые гражданские браки (незарегистрированные сожительства). Они соглашаются, что дети должны рождаться в семье. Повышаются установки детности, меняется отношение к абортам. 

Насколько наша деятельность влияет на ситуацию в целом… Конечно, я не испытываю иллюзий. Понимаю, что, помогая таким образом десяткам, сотням, а в течение года, может, и тысячам людей, ситуацию в целом в стране сразу не изменить. И даже выход в социальные сети вряд ли поможет переломить общую тенденцию расчеловечивания, скатывания в демографическую яму. Мы не можем прямо сейчас остановить антисемейную пропаганду, царящую в социальных сетях, ориентированных на подростков. Однако нам важно сформировать «точки роста», показать пример, что можно свидетельствовать о тех вещах, которые сейчас актуальны, но забыты или подвергаются осмеянию. 

– У вас много единомышленников? 

– Лекционный проект подхватывают другие учителя, преподаватели, журналисты, волонтеры, и эта волна расходится по всей стране. Но если к процессу духовно-нравственного воспитания не подключится всерьез система образования, если не изменится антисемейная парадигма средств массовой информации, прежде всего федеральных, то перелома ситуации не будет. Россия продолжит вымирать. Но нельзя же сидеть сложа руки. Мы делаем то, что можем. Наша лекционно-просветительская деятельность – то зерно, которое непременно прорастет и в будущем даст свои всходы и плоды. 

– Бывают ли в аудитории люди, которые категорически не согласны с вами, но при этом предлагают свои сценарии развития института семьи или прямо заявляют о его исчезновении?

– В любой аудитории есть те, кто не согласен в той или иной степени, бывают антагонистически настроенные слушатели, но это нормально. Главное, чтобы не было равнодушных. Да, они высказываются, однако их протест часто неконструктивен, построен только на отрицании. Каких-то своих моделей, как правило, не предлагают. Люди просто не хотят переосмысливать свои установки и ценности. Но поскольку аргументированно спорить не получается, обычно это выливается в реплику: «я не согласен». Человеку сложно признать свои ошибки. Доказательно спорить и что-то противопоставить не получается. 

Я же апеллирую к научным фактам, оценкам экспертов, к нашей традиционной культуре, к тому, что выкристаллизовалось в течение многих веков. Отрицать прежний опыт, тем более огульно, крайне опрометчиво. Именно в рамках традиционной культуры были созданы все развитые, процветающие государства, которые стали разрушаться как раз с отказом от традиции. Конечно, использую в дискуссии формальную логику. С помощью логических умозаключений можно доказать очень многое, в том числе абсурдность некоторых стереотипов, навязанных молодежи через массовую культуру. Привожу также простые жизненные примеры, они, кстати, убедительнее всего. 

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы включения в школьную программу предмета «Семьеведение» или «Семья и семейные ценности»? 

– Такая перспектива есть, как и надежда, что этот предмет будет введен в школьную программу. Хотя здесь имеется немало угроз. Проблема в том, чтобы не случилось профанации этого предмета, чтобы под маркой «Семьеведение» не было внедрено половое просвещение западного образца. Надо помочь детям сориентироваться в вопросах нравственности именно потому, что массовая культура их во многом дезориентирует. Нужно говорить о материнстве, об отцовстве, ответственном родительстве, о любви, жертвенности, целомудрии. Да, о целомудрии, хотя некоторых эта тема шокирует. Надо вести речь о деторождении, а не о том, как предохраняться. Не о различных видах сексуальных ориентаций, а о нравственных постулатах, имеющих отношение к семье. Если предмет «Семьеведение» будет в таком формате, то это очень правильно. Здесь должен действовать принцип «не навреди». 

– Спасибо, Константин Александрович, за интервью. Успеха вашему проекту. 

НА СНИМКЕ: лекция в центре «Покров». 

Татьяна ТИМОФЕЕВА