Приближается столетие тюменской синагоги. Это не только Дом молитвы, но и замечательный памятник истории и культуры города. На днях краеведы клуба «Тюменская старина» собрались в этом гостеприимном доме на круглый стол. Факты из прошлого, судьбы людей, яркие штрихи событий, прозвучавшие на встрече, воссоздали колоритную картину тюменской жизни прошлого века.

Не продадите фальшивый документик?

У всех наверняка сложилось мнение, что в царское время в Сибирь ехали не по своей воле. Это место ссылки. Тем удивительнее прозвучал рассказ раввина синагоги Игоря Варкина, что многие российские евреи правдами и неправдами стремились попасть в Сибирь. Исторически сложилось, что черта оседлости евреев проходила по территории Белоруссии, Украины, Литвы, Молдовы и Польши, за ее пределы выезжать им запрещалось. Климат там благоприятный, кажется, что не жить? Но рост населения приводил к обнищанию, труднее стало реализовать себя как личность. Сибирь, хоть и суровый край, но свободный. Людей ценили за способности, талант, энергичность. Поэтому евреи нелегально переезжали в Тобольскую губернию. Порой возникали анекдотичные ситуации. Честный человек покупал себе документы жулика, чтобы попасть в ссылку и после остаться в Сибири. Добропорядочным евреям селиться в Тобольской губернии запрещалось, а преступникам дорога открыта. Так выход же есть: оговорить себя, по мелочам нарушить закон. Кроме ссыльных, сюда ехали нелегалы. Опять же интересный факт. Еврея-портного, мастера по пошиву военной формы, стражам порядка надлежало выдворить на родину, в Белоруссию. А его сами жандармы прятали. Значит, золотые руки были у того портного. Николаевские солдаты, отслужившие в армии 25 лет, получали право селиться в любой местности Российской империи, некоторые из них выбирали наш край.

Еврейская община Тюмени постепенно росла. По статистике, в 1827 году она насчитывала 17 человек, в 1845-м – 34 человека, в 1897-м – 266, а в 1913-м – 259. Цифры приблизительны, потому что не учитывались нелегалы. Кстати, население города в 1913-м составляло 42 186 человек.

По свидетельству современников, «еврей-сибиряк обладал чувством человеческого достоинства, отсутствием высокомерия, характер у него мягкий и прямой. Он никогда не унизится перед чиновником, он никогда не скрывал принадлежность к еврейской жизни и не допускал обиды со стороны последних».

Тюмень была торговым и ремесленным городом. Устраивались богатые ярмарки, на которых различных товаров местного производства вы-
ставлялось в изобилии. Его надлежало выгодно сбыть. Но руководство ярмарки издало недальновидное распоряжение, что евреям появляться на столь значимом для края коммерческом мероприятии запрещается. А как же пустить товар за границу? В результате обеспокоенные торговцы обратились к руководству с просьбой отменить распоряжение, так как «неприезд сюда евреев грозит известным расстройством коммерческих дел».

Кто гонял лошадей по Царской?

В исторической части Тюмени находятся дома, которые построили еврейские купцы. Эти здания, как в минувшие века, так и ныне, украшают улицы, а кроме того они хранят удивительные истории.

На Царской, а теперь Республики, 36, жили Брандты. Родоначальник этого клана – отставной рядовой Хаим Лейбович. У него было несколько сыновей. Лейба держал магазин готового платья, торговал швейными и вязальными машинками, галантерейными товарами. В 1907 году газета «Тобольский край» напечатала заметку, что у Лейбы Брандта похитили корову. Приставы и околоточные занялись ее поиском. «…Прибыв в Угрюмовские сараи в доме Жолнеруса, где проживает ранее замечавшийся в краже коров кр. Василий Ведов, нашли лишь части мяса и окровавленные орудия, которыми была убита корова. По предъявленным ушам и рогу коровы Лейба Брандт и его служащий признали похищенную корову, почему мясо и выдано Брандту».

В 1918 году, 20 июня, Лейб Хаимович получил послание: «Совет городского хозяйства просит Вас одолжить на время – дня на два-три – линейку, которая будет Вам возвращена». Занятно, с какой просьбой обращалась советская власть к буржуям.

На фронтоне здания, принадлежавшего Иоселю Хаимовичу Брандту, долгое время красовалась звезда Давида. Ее не могли замазать до тех пор, пока в Тюмени не появилась финская краска. Сейчас звезду Давида прикрывает герб города.

Внук Лейбы – Леонтий Вениаминович Брандт, ветеран Великой Отечественной войны – служил в разведке, не раз переходил линию фронта. За подвиги награжден медалями и орденами. Принимал участие в освобождении Освенцима.

По соседству с домом Брандтов находилось не менее интересное здание, принадлежащее «Торговому дому братьев Шайчик». На первом этаже его продавались меха, галантерейные товары. А на втором – Янкель Шайчик открыл клуб приказчиков, который посещали чиновники, служащие, купцы. Там была хорошо обставлена, оборудована сцена; зал, по некоторым сведениям, вмещал 500 человек. Устраивались концерты, спектакли, танцевальные вечера и другие развлечения. По вечерам мужчины играли в карты. Имелся буфет и библиотека на 5 тыс. книг. При клубе был сад, в котором тоже организовывались всякого рода увеселения. В 1946 году на базе бывшего клуба приказчиков организовали областное концертное бюро, а в 1967-м на фундаменте дома Шайчиков построили филармонию.

На улице Ленина, 47 (Спасской) сохранился другой дом Янкеля Шаевича Шайчика, его украшает старинная красивая ковка, увековечившая имя этого успешного предпринимателя. Рядышком, на Ленина, 49, жил капельмейстер Исай Бейн. У него был оркестр из 18 музыкантов. На духовых и струнных инструментах они играли в городских парках, в том числе в клубе приказчиков.

На Первомайской, 39 (Голицынской) проживал купец Вульф Рабинович. Он торговал готовым платьем, мехами, шубами. В 1907 году газета «Тобол» известила тюменцев, что Рабинович, несмотря на предупреждение полиции, быстро гонял лошадей, катаясь по Царской улице в дни рождественских праздников, за что и был вызван в мировой суд. На суд Рабинович явился один, местные острословы отметили: «Один, надо полагать, без лошади». Обвиняемый полностью оправдался, так как его на тот момент вообще в Тюмени не было. Тех же, кто навел на него напраслину, оштрафовали.

Каменный двухэтажный дом по улице Республики, 28 принадлежал семейству Шлема Оверштейна, имевшего магазин готового платья и мастерскую по пошиву одежды. В музее «Дом Машарова» можно увидеть женский жакет с ярлычком «Магазин Ш. М. Оверштейна». Известно также, что Шлем Менделеевич активно участвовал в делах религиозной общины.

Френч для Ленина

На ул. Ленина, 12/ Красина, 16 (Телеграфной) стоял приземистый зеленый особняк, в нем в советское время находился детский сад почтамта, затем общежитие университета. В 2003 году дом снесли. В царское время жил в нем Израиль Литманович Альтшуллер. В его магазине продавались часы, велосипеды, швейные и пишущие машинки, музыкальные пластинки, граммофоны. Этот предприниматель имел даже типографию. Занимал он активную жизненную позицию, был старостой синагоги. В 1928 году, несмотря на свои 80 лет, Израиль Альтшуллер выступил инициатором создания в Тюмени отделения Общества по землеустройству евреев-трудящихся (ОЗЕТ). Отделение быстро набирало обороты, евреи-горожане под руководством советской власти организовали два или три колхоза. Но колхозы долго не продержались. Советская власть их прикрыла: нечего разводить национальные дела.

История сохранила интересный факт. Сын Альтшуллера, Михаил-Мендель Израилевич Альтшуллер, в декабре 1912 года явился в первый призывной участок Тюмени для отбывания воинской повинности. Работники призывного участка столкнулись с проблемой: по законам Российской империи и действующему в Сибири «Уставу о паспортах» 1903 года, «евреям приезд и водворение в Сибирь воспрещается». Такая вот   ситуация вышла: явился доброволец, а ему говорят: «Вас здесь вообще не должно быть».

Дом на Дзержинского, 74 связан еще с одной громкой фамилией – Хацкелевич. Краевед Маргарита Леонтьевна Хацкелевич составила свою родословную, в ней есть очень интересный факт. Ее дедушка Меер Файвишев (Михаил Фаддевич) считался лучшим портным в Тюмени. Он получил высшее портновское образование, потому что «закончил в Санкт-Петербурге курсы академической кройки под литер А, Б – статского и военного платья и был удостоен в 1912 году звания закройщика». Курс обучения его состоялся при финансовой помощи зятя – Янкеля Шайчика.

В годы Великой Отечественной войны главному закройщику Военторга портному Хацкелевичу заказали сшить френч без подкладки. На вопрос: «Когда на примерку придет его обладатель?», ответили: «Лучше не спрашивайте». После войны он узнал, что шил костюм для Ленина.

Другая известная в Тюмени фамилия – Шустер. Иосиф Шевелевич имел фотоателье, кинотеатры, арендовал помещение Текутьевского театра. В Спасском саду стоял павильон (палатка), это и был кинотеатр «Модерн», на улице Царской располагался «Весь мир», а еще, по некоторым сведениям, ему принадлежал кинотеатр «Прогресс», переименованный в «Художественный». «Важнейшее из всех видов искусств» богатства Шустеру не принесло, он обращался в Гордуму с просьбой разобрать кинотеатр на Спасской. Именно Шустер запечатлел бесценные для истории события: первые парады тюменской милиции, фотографировал он и Григория Распутина.

Краевед Владимир Полищук отыскал любопытные факты из жизни фотомастера. Оказывается, синематограф Шустера посещал Распутин. 27 марта 1914 года Григорий Ефимович провел у своего приятеля Стряпчих, который имел усадьбу на улице Никольской (Луначарского). На эту квартиру приезжал Шустер, чтобы запечатлеть «старца» на кинематографическую ленту. 29 июня 1914 года состоялось покушение на Распутина, его доставили в больницу, что на ул. Даудельной. Навестить его приходил Шустер. После лечения в знак благодарности «старец» сфотографировался с персоналом больницы. Снимок сделал Шустер.

Иосиф Шевелевич жил на квартире своего соплеменника мещанина Воробейчикова. И что интересно, у известного тюменского фотографа был младший брат Шустер. К сожалению, о нем мало сведений. Известно, что после революции он работал фотокорреспондентом газет «Трудовой набат» и «Красное знамя».

Еще немало увлекательных исторических сюжетов прозвучало за круглым столом краеведов. К столетию синагоги пытливые исследователи уже начали отыскивать новые факты из истории пребывания евреев в Тюмени. Вклад в развитие культуры, медицины, образования в нашем городе представителями этой нации немалый. Поэтому рассказ мой не окончен. Само здание синагоги, возрожденное из руин, заслуживает отдельного повествования…