ПАМЯТЬ СЕРДЦА 

Легендарный геолог, основатель Сибирской школы геологоразведчиков, Рауль – Юрий Георгиевич Эрвье родился 16 апреля 1909 г. в Тифлисе в уважаемой в городе семье. Его предки переселились в Россию из Франции в 1850 году. 

Путь геологоразведчика он прошел с честью и достоинством. А хлеб «открывателя недр» нелёгок, иногда горек – это скитания по стране, отсутствие элементарных жилищных условий, разлука с семьёй.

СИБИРЬ! ВСЁ В ЭТОМ ЗВУКЕ… 

В юности Эрвье опробовал много профессий, пока судьба не занесла его на Украину. Совсем юношей (20 лет) попал в геологоразведку, в «Укргосбуртрест». Вскоре способного молодого человека руководство направило на высшие инженерные курсы. Затем – работа геологом, начальником партии в «Укргеолтресте» и «Укркоммунводстрой». 

А впереди была Великая Отечественная война. В звании майора командовал инженерным батальоном на Южном фронте. Принимал участие в обороне Одессы, Новороссийска, Моздока и Туапсе. 

После Победы работал начальником Южно-Молдавской нефтеразведки треста «Молдавнефтегеология». Потом его вызвали в Москву и предложили поехать на работу в Сибирь. 

Вот как вспоминает об этом событии сам Юрий Георгиевич: 

«Разговор шёл в начале августа 1952 года. Он был для меня совершенно неожиданным. Я сказал, что не против работы в Западной Сибири. Новое всегда манит, особенно геолога. Огромные просторы, перспективы, малая изученность… Где как не в Сибири работать геологоразведчику? Жена, Ксения Васильевна, сразу же согласилась на переезд. 

С приказом о назначении начальником Южно-Челябинской нефтеразведки треста «Тюменьнефтегеология» я прибыл в Тюмень. На другой день через Свердловск вылетел в Челябинск. Производственной базы в Коркино не было. Всё оборудование лежало под открытым небом…». 

Через два года Юрий Георгиевич был назначен управляющим трестом «Тюменьнефтегеология». После открытия Берёзовского газового месторождения он настаивал на расширении работ на Тюменском Севере. И добился своего. Затем последовали открытия нефти в Приуральском районе и Среднем Приобье. Кстати, у развёртывания геологоразведочных работ в Приобье было очень много противников. Даже после открытия нефтяных месторождений некоторые продолжали утверждать, что это частный случай. Сколько нервов, бессонных ночей и долгих споров стоило это ему и его соратникам: Л. И. Ровнину, Л. Г. Цыбулину, Ф. К. Салманову! А какие споры развернулись вокруг строительства ряда электростанций на реке Обь. И всё- таки наши геологи и учёные вышли из этой битвы победителями. 

Со временем Эрвье возглавит Тюменское территориальное геологическое управление, позже – «Главтюменьгеологию». Впоследствии станет заместителем министра геологии СССР. 

Почти четверть века руководил он геологической службой Тюменской области. Создал уникальное предприятие, равного которому не было в мире: 9 объединений, около 50 экспедиций. За время его руководства было открыто более 250 месторождений нефти и газа, в том числе такие гиганты, как Самотлорское, Усть- Балыкское, Мамонтовское, Заполярное, Уренгойское, Медвежье, Губкинское… 

Он собрал и воспитал высокопрофессиональный коллектив геологов-нефтегазоразведчиков. Значительный вклад вместе с В. И. Муравленко, выдающимся нефтяником, Эрвье внёс и в развитие нефтяной промышленности региона. Нельзя не отметить организацию и проведение пробной эксплуатации Шаимского, Мегионского и Усть-Балыкского нефтяных месторождений на Севере Тюменской области силами геологов-разведчиков в 1964 году. 

Юрий Георгиевич принимал самое активное участие в обосновании дальнейших перспектив нефтегазоносности Западно- Сибирской низменности. 

Огромное внимание уделял проблемам быта геологов. Например, строительству современных спортивных сооружений, баз отдыха, медицинских учреждений и т. д. Заботился об инфраструктурах новых поселков и городов. 

Эрвье пользовался непререкаемым авторитетом у всех геологов главка. 

ШКОЛА ЖИЗНИ 

Вспоминает лауреат Ленинской премии и премии СовМина РСФСР, бывший главный технолог главка Иван Яковлевич ГИРЯ: 

«О нём говорят: человек- легенда. Но это для поэтов. А мы, ветераны геологоразведки, помним его как человека, беспредельно преданного делу, сумевшего создать многотысячный коллектив разведчиков недр, который разведал столько запасов нефти и газа, что страна многие десятилетия может не беспокоиться о своей энергетической безопасности. 

Ни он, ни мы, его сподвижники, в 50–70-е годы не думали, что «творим историю». Перед нами была поставлена конкретная задача: стране нужно много нефти и газа. И мы взяли под козырек. Когда решаются вопросы общегосударственного масштаба, жизнь путём жёсткого отбора выдвигает на первый план руководителей, способных их реализовать. 

Так получилось с Ю. Г. Эрвье. Он правильно оценил масштаб стоящих задач и, исходя из аксиомы, что «кадры решают всё», шаг за шагом создавал сотоварищество специалистов высокой пробы. Все громкие открытия на Тюменской земле были сделаны двумя поколениями советских людей: ветеранами войны и детьми войны. Первые отстояли страну в смертельной схватке с фашизмом, а вторые росли в трудных условиях, по сути, были лишены детства, рано начали работать. Но тех и других жизнь закалила, сделала стойкими ко всем невзгодам… 

Зимой 1958 г. Эрвье приехал в Берёзово. Состоялось собрание всего коллектива. Юрий Георгиевич поделился своими впечатлениями. По некоторым вопросам высказал обоснованную критику. Дела у нас шли действительно неважно. С этого момента началась новая кадровая политика. Начали смело выдвигать молодых, доверять им большие дела. Мы были полны сил и желания проверить себя в большом деле в условиях Севера. Кстати, эту кадровую политику он проводил всю свою жизнь. Это и было одной из причин ошеломляющих успехов геологов в те годы. Молодые люди успешно руководили объединениями, трестами, экспедициями... 

Вообще Юрий Георгиевич был строгим, но справедливым начальником, и не злопамятным. При необходимости защищал своих воспитанников. Того же требовал от руководителей предприятий. Представьте себе посёлок геологов в глухой тайге или тундре за сотни километров от райцентра и других населённых пунктов. Поэтому и спрос за все дела был с начальника экспедиции. Ю.Г. обладал феноменальной памятью на людей. Он помнил всех бурильщиков, с которыми работал в Челябинске. Между собой в главке его называли «Папа Юра», а в 70-е годы – «Дед». 

Вот что пишет об Эрвье Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, будущий начальник главка, первооткрыватель приобской нефти Фарман Курбан-оглы САЛМАНОВ в своей книге «Сибирь – судьба моя»: 

«Как-то меня вызвали в Тюмень на совещание, после которого я зашёл к начальнику Управления. Эрвье встретил меня буквально в штыки: «Безобразие, не умеете работать!» – воскликнул он. Оказывается, ему уже доложили об осложнениях на одной из скважин. Я не сдержался и ответил, что оборудование изношено, нет канатов, бурильных труб. Я прокричал ему ещё что-то злое и выскочил из кабинета. Через час секретарша Рая снова пригласила меня в кабинет. Я знал, что Эрвье тоже вспыльчив, но быстро отходит. Больше двух часов мы скрупулёзно разбирались в обстановке. Выслушав меня, начальник Управления сказал своим басом: «Не прячьтесь за тяжёлые условия – у всех они непростые». Этот хмурый, неприветливый на вид человек взял под личный контроль работу Сургутской экспедиции. Не терпел многословия, а указания давал всегда серьёзные, требовавшие от подчинённых самостоятельного решения. Назвать посёлок Усть-Балык городом Нефтеюганском – это тоже предложение Эрвье». 

МОИ ВСТРЕЧИ С ЭРВЬЕ 

Впервые я увидел этого выдающегося человека, организатора Тюменской геологии, в 1964 году. 

Несмотря на огромную занятость, он вместе с Л. И. Ровниным принял нас, студентов- дипломников, для беседы. Это был смугловатый мужчина с высоким лбом мыслителя и с постоянной сигаретой в руках. На спинке стула висел светлый костюм с «Золотой Звездой» Героя Социалистического Труда. Каждого из нас детально расспросил, откуда родом и как попал в геологию. Он не стал пугать нас сложностями работы полевых геологов. Просто сказал, что на первых порах будет трудно. Когда подошла моя очередь (у меня нехорошая фамилия по алфавиту – Ягафаров), Юрий Георгиевич прямо спросил: «Почему из богатой нефтяной Башкирии подался в Сибирь?». Мой ответ его вполне удовлетворил. Уточнил: «Надолго?» Я ответил: «Навсегда!». И этому слову не изменил. 

Второй раз я слушал его речь на партхозактиве Управления в Тюмени в декабре 1965 г. Это было очень резкое выступление по методикам разведки новых месторождений. Довольно жестко он критиковал УРС за плохое снабжение продуктами питания полевых геологов. 

В 1970 г. пришёл приказ МинГео о ликвидации геологоразведочных трестов. Сотрудников треста не увольняли, просто всех направили в другие экспедиции. Я в это время получил повестку военкомата о призыве в армию. Жену (с двумя детьми) перевели в Тюмень в институт ЗапСибНИГНИ старшим геофизиком. Естественно, семья не имела другого жилья, кроме комнаты в общежитии. Так вот, пока я служил на Дальнем Востоке, Эрвье выделил моей семье квартиру. Это уникальный случай! Ведь кем я был тогда? Простым старшим геологом. 

После службы в армии вернулся на работу в главк. Меня назначили начальником партии по испытанию малодебитных скважин и снижению водопритоков в скважинах. Это было совершенно новое направление в геологоразведочном производстве Западной Сибири. Сотни миллионов тонн углеводородов лежали в недрах без доказательств их промышленной значимости. 

Порученное мне дело практически стояло на месте, все ссылались на занятость. Пользуясь тем, что на партсобрании главка присутствовало всё руководство, я рассказал о проблемах по обустройству лабораторий и перспективах работ с низкопроницаемыми нефтенасыщенными коллекторами. На следующий день Юрий Георгиевич вызвал меня и начальника экспедиции, подробно выяснил причины такого положения. Он взял под свой контроль обустройство моих лабораторий современным оборудованием. Если бы не его вмешательство, то неизвестно, когда бы мы решили поставленные задачи. Нельзя отрицать и роль главного геолога главка Ф. К. Салманова. Он лично следил за нашими делами при проведении экспериментальных работ по бурению и испытанию на Самотлорском, Салымском и Русском месторождениях. 

Вспоминается отношение Эрвье к спорту. В 1974 году проходила Всесоюзная Спартакиада геологов. Мы попали в Уральскую зону, в которой было 8 команд. Каждое управление выставляло по 4 команды – по плаванию, туризму, спортивному ориентированию и пулевой стрельбе. Юрий Георгиевич назначил начальником сборной главка Б. М. Суходолова (известного в прошлом спортсмена), а капитаном – меня. Перед отъездом встретился со сборной и пожелал нам успехов. Мы оправдали доверие и вернулись с победой. После его кончины по инициативе Суходолова в Тюмени проводились легкоатлетические соревнования памяти Ю. Г. Эрвье, 

Несколько раз я встречался с Юрием Георгиевичем, когда был «ночным начальником» главка в праздники. Кстати, у него была феноменальная память на людей. 

И ещё один немаловажный штрих к портрету Ю. Г. – это выработанная им система подбора и расстановки руководящих кадров. Он смело выдвигал молодых на руководящие должности. Его выдвиженцы становились главными специалистами и руководителями экспедиций и объединений на Севере Тюменской области. И ни один из них не подвёл его. 

Я счастлив, что судьба свела меня, и не только меня, с таким человеком – геологом от Бога и руководителем производства по призванию. 

За свои ратные и трудовые подвиги Ю. Г. Эрвье удостоен многих наград. Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, награждён двумя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени, Октябрьской революции, Отечественной войны и многими медалями. Почетный гражданин Тюмени. 

Его сын Юрий стал геологом. Другой сын – Александр – буровой мастер. Именно он был основателем Общественного фонда Главтюмньгеологии им. Эрвье. Дочь Мария – кандидат геолого- минералогических наук, преподавала в ТИИ. К великому сожалению, они очень рано ушли из жизни. 

Время неумолимо. Всё меньше остаётся участников тех легендарных событий. Нет с нами талантливых соратников Юрия Георгиевича: Ф.К. Салманова, Л.И. Ровнина, А.Г. Быстрицкого, Л.Г. Цибулина, С.Г. Белкиной, В.Т. Подшибякина, А.Г. Юдина, Н.М. Морозова, Н.И. Григорьева, В.Д.Токарева, В.М. Пархомовича и многих других. Но память о них сохраняется в их делах. В громких делах без громких слов. 

Похоронен Юрий Георгиевич по завещанию в Тюмени. У здания Главтюменьгеологии ему поставлен памятник от благодарных горожан и установлена мемориальная доска. Проходя мимо, ветераны Тюменской геологии снимают шапки и кланяются ему – своему ПАПЕ ЮРЕ. 

НА СНИМКАХ: памятник Ю.Г. Эрвье у здания Главтюменьгеологии; на передовой геологии. 

Алик ЯГАФАРОВ, заслуженный геолог РФ, 

Станислав ГОНЧАРОВ, заслуженный геолог ХМАО председатель Совета ветеранов Главтюменьгеологии им. Ю.Г. Эрвье.