КРИМИНАЛ 

Из умных книг и талантливых стихов известно: женщина – точно такая же непреодолимая сила природы, как штормовой ветер, затаившийся вулкан или ослепительная молния… А еще она большая артистка, и ей очень хочется попробовать себя в разных ролях. Порой даже – палача. 

КАК В СТАРОЙ ДОБРОЙ СКАЗКЕ 

Елене Чопкиной было уже немало лет, когда она встретила, наконец, мужчину, способного составить счастье ее жизни. 

Задолго до этого она успела побывать в нескольких краткосрочных браках без штампа в паспорте и даже по неосторожности родила в результате одного такого сожительства дочь. Но с прежними спутниками жизни все происходило до оскомины пресно, скучно, буднично и вяло. Дочь быстро выросла и тоже обзавелась семьей без регистрации, не испытывая к родной мамаше никаких чувств. Кроме, пожалуй, тихой ненависти. 

Елена почувствовала себя стареющей и лишней. И даже готова была добровольно уступить молодым свою «двушку», пока дочурка-фармацевт не отравила или не свела мать в могилу другим изысканным способом. Короче, надо было уходить. Но куда? 

И вот, как в старой доброй сказке, возник перед ней бравый мужичок, от одного взгляда которого ее бросало в жар. Анатолий хоть и был почти ровесником, но сохранил осанку, гусарский оптимизм и пусть казарменное, но чувство юмора. 

– С первой женой я пошел в ЗАГС добровольно и стал мужем- контрактником, – бойко рассказывал он Елене при первой встрече. – И быстро понял, что браки заключаются на небесах, а срок заключения отбывается на земле. Мое семейное положение через полгода можно было выразить всего одним словом: урод. Я искренне считал, что ухаживать за своей законной женой – столь же глупо и нелепо, как охотиться за жареной дичью. А моя коварная супруга обладала единственной доступной ей формой ума – бабьей хитростью. Из дамы сердца она мгновенно превратилась в даму печени, где сидела, как застарелый описторхоз. Семейная жизнь закалила меня настолько, что я перестал бояться загробной… 

Он закончил свой страстный монолог уверенным прикосновением к привлекательно заметной Леночкиной груди и радушным приглашением к себе, в холостяцкую однокомнатную квартиру. 

Леночка бесстрашно согласилась. И осталась на долгие полтора года, осуществив свою заветную мечту о семейном благополучии. Испытывая благодарность к судьбе вообще, и к Анатолию в частности. Потому что, почувствовав однажды внезапное недомогание и обратившись к врачам, с грустью убедилась: неизлечимая болезнь сплела в ее хрупком организме такую смертельную паутину, из которой не вырваться никогда. 

ДОМАШНИЙ ДЕСПОТ 

Крайне непростой характер Анатолия проявился практически сразу и в весьма неприятной форме. Гусарствующий и внешне обманчивый благодетель в повседневной жизни оказался банальным алкашом. При этом частенько поднимал руку не только с рюмкой, но и со сжатым кулаком. Елена терпела, потом сама стала приносить в дом выпивку и разделять с Анатолием ежедневные «праздничные» посиделки. Это помогало, но, увы, ненадолго. 

Сожитель, словно почуяв изменения в психике безропотной женщины, окончательно распоясался: бил чуть ли не каждый вечер, требовал исполнять любые свои капризы. Однажды сломал Лене указательный палец на правой руке, но даже не извинился. 

В тот вечер они совместно распили две бутылки водки и пластиковую бутылку пива. При этом хозяин квартиры пил, естественно, втрое больше и жрал принесенную Еленой свиную колбасу с таким аппетитом, что колбаса хрюкала. 

Под занавес застолья Анатолий внезапно схватил подругу за волосы и ударил головой об стол. 

– Ты тоже сука и дрянь! – пьяно заорал Анатолий. – Думаешь, я не знаю, что ты хочешь меня подпоить, вынудить на тебе жениться, а потом отправить меня на тот свет, чтобы остаться в моей квартире? Не выйдет! 

– Отдай мне ключи от моей квартиры, я хочу уйти, – утирая слезы и кровь, робко попросила Елена. Дело в том, что распутная дочь с очередным недолгим кавалером уехала в отпуск, а ключи, скрепя сердце, оставила Елене на хранение. Узнав об этом, Анатолий молча заграбастал их себе и спрятал. Он явно не хотел лишать себя удовольствия разыгрывать роль удава-победителя каждый вечер. 

– А еще в глаз не хочешь? – расхохотался домашний деспот и со смаком поднес к носу женщины грязный кукиш. 

РАЗВЯЗКА 

– Ты? Мне? Угрожать?! – вдруг взревел Анатолий и рванулся из- за стола. Но пошатнулся, упал на пол и… захрапел. 

Елена принялась, в который уже раз, искать спрятанные ключи. Безуспешно. Села на стул и горько расплакалась. В замутненном сознании мелькали обрывки ее неудавшейся жизни: детство, юность, рождение дочери, суетливые поиски надежного мужского плеча… 

Лишь рождение дочери, ее младенчество было картинкой яркой, улыбчивой. Зато события последних лет громоздились, как черные торосы, а пьяный оскал ненавистного Анатолия и вовсе выглядел кадром из кровавого фильма ужасов. 

Анатолий внезапно поднялся с пола, устремил на Елену мутно- дикий взгляд, икнул и угрожающе процедил: «Сейчас я буду тебя убивать!» 

Елена попятилась, уперлась в подоконник. От катастрофического понимания, что дальше бежать некуда, ее охватила смертельная паника. 

Боковым зрением успела заметить стоящий за холодильником ржавый гвоздодер. Тонкая рука судорожной хваткой вцепилась в гладкую рукоять и победно взметнулась над головой. 

Из показаний Елены Чопкиной: «Я нанесла ему не менее трех-четырех ударов. Один скользнул по плечу, пара-тройка других угодили по шее и голове. Мне в ту минуту было безразлично, умрет Анатолий или нет. Только убивать его сознательно я не хотела. Все произошло от моего испуга…» 

Анатолий почему-то не упал, а рухнул на колени, обхватил голову руками и завыл. Из-под скрюченных от боли пальцев капала на пол кровь. 

Увидев эту сцену, Елена отшвырнула гвоздодер в сторону, выскочила на лестничную площадку и забарабанила в соседнюю дверь: «Срочно! Нужна скорая помощь! Пожалуйста!» 

Органами досудебного производства действия Елены Чопкиной были квалифицированы по части 1 статьи 105 УК РФ – как покушение на убийство. Однако в ходе судебного разбирательства со всей очевидностью было доказано, что действия подсудимой следует квалифицировать по части 1 статьи 111 УК РФ – как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. 

Чопкина полностью признала свою вину. Попутно выяснилось: подсудимая страдает серьезным заболеванием. Является инвалидом второй группы. 

С учетом всего перечисленного суд приговорил Елену Чопкину к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. 

Гримаса судьбы: спустя совсем короткое время за колючую изгородь колонии угодила дочь Елены, которая убила своего очередного сожителя кухонным ножом. 

* Имена и фамилии изменены 

* * *

ПРЕСТУПНЫЙ СГОВОР 

Используя служебное положение, тюменец и его подчиненный нанесли ущерб департаменту лесного комплекса на сумму более миллиона рублей. 

Следственным отделом МО МВД России «Заводоуковский» окончено производство по уголовному делу по факту незаконной рубки, совершенной жителем Тюмени и его подчиненным. Так, 24-летний мужчина, являясь начальником участка Упоровского филиала государственного бюджетного учреждения Тюменской области «Тюменская авиабаза», с целью получения материальной выгоды решил осуществить вырубку лесных насаждений. С целью реализации своего преступного умысла он вступил в преступный сговор с лесником 2-й категории 34-летним жителем села Упорово, находящимся у него в подчинении. 

Согласно достигнутой ранее договоренности злоумышленники подыскали лицо, которому планировалось продать древесину. Молодые люди убедили покупателя в законности рубки лесных насаждений, хотя фактического разрешения на осуществление данных работ у них не было. В дальнейшем обвиняемые определили клиенту границы участка лесного массива в Емуртлинском лесничестве, отнесенном к землям лесного фонда. С декабря 2018-го по февраль 2019 года была осуществлена вырубка хвойных деревьев в количестве 44 штук. 

За реализованную древесину обвиняемые получили 20 тысяч рублей. Ущерб, причиненный департаменту лесного комплекса Тюменской области, составил более 1 200 000 рублей. 

По уголовному делу следователем Следственного отдела МО МВД России «Заводоуковский» проведен ряд экспертиз, обысковых мероприятий. Собранные доказательства позволили привлечь начальника участка к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного частью 3 статьи 260 Уголовного кодекса Российской Федерации «Незаконная рубка лесных насаждений, совершенная лицом с использованием своего служебного положения в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору». Его подчиненный предстанет перед судом за пособничество в совершении преступления. Максимальный размер наказания, предусмотренный Уголовным кодексом Российской Федерации, – лишение свободы на срок до 7 лет со шарфом от 300 до 500 тысяч рублей. 

Пресс-служба УМВД РФ по Тюменской области сообщает: с целью возмещения причиненного ущерба наложен арест на имущество обвиняемых на общую сумму порядка 160 тысяч рублей. 

Григорий ЗАПРУДИН