РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ 

«Какого человека можно назвать счастливым»? – спрашивает академик РАО, профессор, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Асмолов участников образовательного форума в Тюмени и тем самым вызывает некоторое замешательство в зале. Вопрос словно выбивается из концепции обсуждаемой темы, посвященной развивающим и развивающимся учебно-методическим комплексам как ключевому компоненту национальной системы образования. Но это только на первый взгляд.

НОЖНИЦЫ ХОЛОДНЫХ ЗНАНИЙ 

– Ситуация в России похожа на ту, что происходит в мире, – подчеркивает академик. – Есть три ключевых вызова, которыми правит четвертый, – неопределенность, сложность, разнообразие. И перспектива. Счастливы те, кто знает, что она есть и может так или иначе предсказать будущее. Все помнят фильм «Доживем до понедельника»? – обращается он к слушателям семинара. – Там дается ответ на очень важный вопрос: «Что такое счастье?» – «Это когда тебя понимают». 

По сути, своим докладом «Школа возможностей: генерация смыслов как стратегия развития человеческого потенциала в эпоху персонализации» профессор сразу настраивает аудиторию на нужную волну. За мудреным названием скрывается ясность понимания суждений. Для примера приводит такую притчу. Что делает глупый кучер, когда хочет, чтобы кибитка ехала быстрей? Сильнее бьет кнутом лошадь. От боли она резвей не побежит. А вот мудрый, натягивая вожжи, дает возможность лошадке видеть больше пространства, и та несется что есть духу. Видение перспективы как бы моделирует будущее. Это ключ к осознанию развития как такового. 

Вспомним, что говорил известный христианский мыслитель и писатель конца ХIХ – начала ХХ веков Гилберт Кит Честертон: «Все мертвое плывет по течению, против течения способно плыть только живое». Эти слова облекают в форму само понятие «жизнь». Она – всегда в развитии, всегда неопределенна, разнообразна и сложна. А человек – субъект оного. В данном контексте, собственно, и происходит «генерация смыслов». Давайте в связи с этим перекинем мостик к тому же образованию. Чем обусловлен его кризис? «Обнищанием души при обогащении информации, – считает Александр Асмолов. – Отсюда начинаем двигаться. От холодных знаний к смыслам». 

В ПЛЕНУ СТЕРЕОТИПОВ 

По большому счету, таким же образом ножницы прогресса стригут духовность. Мы постоянно находимся в плену стереотипов! Чтобы доказать это, докладчик предлагает участникам семинара ответить на три простых вопроса. Два из них они «раскусывают». А третий… 

– Кто убил Каина? – интересуется лектор. 

– Авель, – раздается уверенный голос с места. 

Срабатывает «эффект колеи», ведь всем известно из Ветхого Завета, что, наоборот, это Каин убил Авеля. 

Ах, эти ловушки стереотипного мышления! Мы все время попадаем в них. В том числе когда выбираем цель и пытаемся обогнать все и вся вокруг. А это опасно! «Мы живем в новую эпоху, но каждый раз становимся рабами технологий, – озабочен академик. – Пока не решим ключевые вопросы – зачем и ради чего? – ничего решать нельзя». 

Трансляция обучающего процесса входит в противоречие с воспитанием. Невозможно сеять разумное, доброе, вечное, если учитель превращается лишь в предметодателя. Еще одно современное веяние – в образование входит бизнес. Идем по пути набора компетенций. И еще. Что это за явление – «оптическая» персонализация? Сегодняшние дети – поколение Y. Кто они? «Это отсроченные взрослые, – думает Александр Асмолов. – Потому что не спешат взрослеть. Современный ребенок – сам себе Гугл и сам себе Яндекс… Меняются коммуникативные связи детей». 

ОПАСНАЯ УЗКОКОЛЕЙКА 

В России появляется новая тенденция. Если раньше говорили: «Третьим будешь?», то сейчас: «Лидером будешь?» Всегда ли успех приводит к счастью? Отнюдь… Многие успешные люди несчастны, а значит, не следует в успехе искать «жемчужину» благополучия, бриллиант счастья. И вот тут, убежден Асмолов, учителю нужно задаться вопросами: «Ради чего учить?», «Чему и как учить?», «Какими ресурсами?». «Нет ничего опаснее узкоколейного развития! – пре-дупреждает профессор. – Пусть ребенок – даже маленький Пушкин, но не гоните его по узкоколейке». И выделяет три вектора развития личности в системе образования: персонализация, социальная адаптация и профессионализм. 

Меняются «картины» мира – меняется и образование. На витке ХХI века оно в какой-то степени делает скачок в сторону «галопирующего менеджеризма». Как говорится, «профессионалом можешь и быть, но менеджером быть обязан». Ученики становятся мотивируемыми. «Ребенок, подобно Юлию Цезарю, теперь решает сразу много задач. Он многозадачен», – приводит удачное сравнение Александр Григорьевич. 

Какие же знания охватывает круг этих задач? Нижний уровень составляют «кирпичики» пространственного мышления – это твердые знания по математике, физике. Без них нет фундамента. Далее следуют гибкие навыки, а значит, и соответствующие им предметы. Верхушка «пирамиды» – это эмоции и социальный интеллект. Наслаждение внутренней мотивацией радует – «Я учусь, потому что учусь». Но чтобы этого добиться, надо избежать коварных рифов конформизма, соблазна просто плыть по течению. Нужно научить ребенка не бояться самого себя, «не быть прикованным к галере одной линии». Секрет мотивационной установки прост – учить учиться. 

МОТИВИРОВАТЬ, МОТИВИРОВАТЬ И ЕЩЕ РАЗ МОТИВИРОВАТЬ 

Парадокс эволюционной оптимизации состоит в том, что чем дальше мы продвигаемся в области моделирования разума, тем больше прозреваем в понимании человеческого в человеке. Учитель будущего, каким он будет? Режиссером конструирования возможностей! Мастером поддержки разнообразия! Он тоже многозадачен. Именно педагог в первую очередь должен учиться, учиться и учиться. Чтобы мотивировать, мотивировать и еще раз мотивировать ребенка к развитию. Иначе утратится что-то особенное, непередаваемое. Хотим, чтобы дети были подобны нам, но в то же время – оставайтесь бесподобны! 

Образование строится по формуле – вопросы без ответов. Только диалог поколений – ключевой в развитии. Только любовь к детям открывает замки их душ. «И тут идем от культуры полезности к культуре достоинства. Она уникальна! – делится академик. – В культуре достоинства любят не за что-то, а просто так». 

Школа – вот центральная площадка диалога поколений. Если этого не происходит – дети найдут иное место, появится другая «школа развития». Вот почему учителям придется «выбивать из-под себя привычное седло рутинного образования», если они ещё не умеют этого делать. Придется успевать, как и ученики, изменяться и развиваться. 

КАКОЕ СЛОВО ДЛИННЕЕ – «ЧЕРВЯЧОК» ИЛИ «ЗМЕЯ»? 

Пожалуй, этот форум можно отнести к крупным событиям на орбите регионального образования. Как много нового узнали участники семинара! Сколько было открытий! Одно из них мне запомнилось особо – это выступление доктора педагогических наук, автора учебно-методического комплекта по математике для начальной школы в системе развивающего обучения Эльконина-Давыдова Эльвиры Александровой о «системе Эльконина-Давыдова как отражении современных подходов к развивающей и развивающейся системе образования» и особенностях построения в ней курса математики. 

Эльвира Ивановна сразу обозначила алгоритм построения урока математики. Его «болевые точки» – вычислительные навыки учеников, ставшие притчей во языцех. «Сейчас уже никто столбиком не складывает», – говорит она. И знакомит участников форума с базовыми понятиями предмета. Оказывается, математика – увлекательная вещь! Любой родитель может убедиться в этом, если, скажем, начнет вместе со своим чадом познавать прописные истины по системе Эльконина-Давыдова. 

– Я могу измерять объем воды с помощью какой-либо мерки – стакана, мензурки или чего-либо еще, могу взять спичку и измерить ею длину класса. 

Ребенок до тех пор будет измерять той же спичкой длину класса, пока не поймет, что надо взять другую, более удобную мерку, а для этого знать, сколько спичек уместится в ней, – наглядно поясняет Эльвира Александрова зависимость меры и числа. 

– Какое слово длиннее – «червячок» или «змея»? – обращается она к аудитории. И в этом детском вопросе тоже узнаешь «код» хитрых смыслов, о которых только что рассказывал нам академик Асмолов. 

Моделирование… В начальных классах без него не обойтись. Чем больше тайн открывает ребенок на этом пути, тем ему интереснее. 

Начинается обучение по системе Эльконина-Давыдова с жутко пугающих родителей дочисловых уроков. Площадь, длина, ширина, прочие величины становятся понятны мальчишкам и девчонкам лишь к концу первого класса, когда они только берутся за первые измерения. Во втором классе ребята учатся рисовать и вырезать числа. Многие приемы появляются в системе по мере накопления опыта. Все идет в ход – опосредованное измерение, задание в паре и т.п. Они, как лакмусовая бумажка, сразу «выдают» детей с нестандартным мышлением. «Моя задача – сделать так, чтобы ребенок почувствовал себя успешным», – признается Эльвира Александрова. И успех в этом случае не вырастает из сугубо предметных «штанишек», а зиждется на творчестве, на тех самых смыслах, что помогают ребенку почувствовать себя по-настоящему счастливым. 

Наталья ВАЙЦЕХОВСКАЯ