КРИМИНАЛ 

Рядом с домом стояла вишневая «шестерка». В ней покуривал рыжий парень, сидевший на водительском месте. Юрка подошел и попросил закурить. «Может, тебя еще и усыновить?» – лениво скользнул по нему взглядом рыжий и отвернулся, подставив висок. Юрка вскинул руку с пистолетом и плавно нажал на курок. Парень дернулся и обмяк в кресле. 

ПЛЮШЕВЫЙ МИШКА 

Свое раннее детство Юрка Зверев помнил плохо. Был детский сад с изобилием игрушек и вкусной едой. Помнил теплые, добрые руки воспитательницы Антонины Петровны, экскурсию в приезжий зоопарк и фантастически вкусное мороженое на палочке. Потом вдруг не стало ни детского сада, ни зоопарка, ни эскимо. Зато отец с матерью ежедневно пили полупрозрачную жидкость, после которой от них пахло чем-то резким и отвратительным до тошноты, а сами родители то и дело ссорились. Смутно помнил Юрка и тот день, когда появилась в доме его сестренка Дашка. Но отчетливо запомнил страшный понедельник, когда домой прибежал окровавленный отец и стал метаться по кухне, не зная, куда спрятать длинный нож, а под окном их квартиры лежал в луже крови сосед дядя Петя. Потом приехали какие-то люди, в погонах и без, нашли нож и увезли отца, надев на него наручники. С тех пор в доме стали часто появляться чужие дяди, они порой давали Юрке и Дашке по конфетке, однако большинство приходящих приносило лишь бутылки с вином. 

Детей запирали в их маленькой комнате, а из кухни то и дело слышались звон стаканов, смех, повизгивания и удалые песни. Как правило, эти звуки сменял скрип дивана в большой комнате и громкие стоны пьяной матери. Бывало, из кухни неслись крики, ругательства, слышался звон разбиваемой посуды. После этого мать несколько дней ходила с синяком под глазом или ссадиной на лбу. Дяденьки, однако, заходили регулярно, и мать снова была довольной и веселой, а иногда на радостях даже покупала детям по шоколадке. Время от времени Юрку с Дашкой выпроваживали во двор. «Опять ваша мамка с кем-то трахается?» – спросил как-то мелкий, с гнилыми передними зубами, сосед Серега и со знанием объяснил, что это такое. Юрка дал ему в ухо, они сцепились. Но тут заплакала Дашка, и пришлось ненавистного всезнайку отпустить. 

В один из дней мать пришла домой с молодой чернявой женщиной и целой пачкой денег. «Это тетя Лида, теперь будете жить у нее», – объявила мать. Из всех своих игрушек Юрка прихватил только плюшевого мишку с оторванным ухом, а Даша – свою любимую куклу Катьку. 

В небольшой квартирке на окраине Тюмени тетя Лида проживала с дядей Геной, тут же колготились еще четверо ребятишек. Их кормили невкусно, но сытно. Утром все отправлялись на работу. Тетя Лида расставляла детишек возле крупных торговых центров, в сквериках, а Юрке всучила табличку с жалобной просьбой дать денег на операцию, кто сколько может, граждане дорогие. Поначалу деньги, пусть и небольшие, давали. Затем их поток иссяк. В результате Юрку и Дашу кормили все хуже, а колотушки от тети Лиды и подзатыльники от дяди Гены сыпались все чаще. Так продолжалось около года. До тех самых пор, пока однажды ночью пьяный дядя Гена не затащил к себе в постель сонную Дашку, которой к тому времени едва стукнуло девять лет. 

– Ты что, тварь, сделал? – набросилась на сожителя пришедшая утром тетя Лида. – За неиспорченную девку нам бы втрое больше заплатили! – И стукнула дядю Гену кулаком по скуле. 

– Заткнись, старая калоша! – огрызнулся дядя Гена. – Забыла ты, что ли, как сама однажды подсунула мне малолетку и попросила сделать из нее классную шлюху? Вот я и постарался заранее… 

– Сволочь! Гад! – набросился на него с кулаками повзрослевший Юрка. 

– И ты туда же, звереныш? – удивился дядя Гена и так припечатал пацана ногой, что тот пролетел через всю комнату, врезался в стену и долго пролежал без сознания. 

А еще через полгода в их квартире появились трое молодых мужиков в хороших костюмах, приодели Дашу и вторую девочку Настю в новые платья и увезли с собой на дорогой иномарке. Веселый и хмельной дядя Гена пересчитывал на кухне увесистую пачку банкнот и мурлыкал блатной мотивчик. 

– Куда увезли Дашу? – почуяв что-то недоброе, спросил Юрка- звереныш. – Куда сестру дел? 

– В цивильный бардак пристроил, – довольно буркнул дядя Гена. – И скажи мне спасибо, что твоя сестра будет теперь жить по-людски: на белый хлеб с шоколадным маслом всегда заработает! 

Юрка в один прыжок оказался рядом и изо всех сил ударил его в сытую харю. И вновь пролетел по комнате. Не успел приземлиться – новый удар ногой, потом еще… Последнее, что осталось в Юркиной памяти – заброшенная под кровать кукла Катя и плюшевый медвежонок с оторванным ухом. 

НОВЫЙ ПОВОРОТ 

Юрка сбежал от дяди Гены темной сентябрьской ночью. Он понимал, что оставаться в Тюмени больше нельзя – найдут и запинают до смерти. Юрка решил податься на Север. Деньги на дорогу он предусмотрительно свистнул из тайника своего свирепого благодетеля. А уже на вокзале в Сургуте к нему подошел высокий молодой мужчина, окинул цепким взглядом Юркину одежку и, назвавшись Вадимом, предложил попить кофе в буфете. Недоверчиво дернув плечом, Юрка все же согласился. И еще через полчаса почти без опаски сел к незнакомцу в машину. Тот привез его в просторную квартиру многоэтажного дома, снова покормил и дал отдохнуть. 

Вечером к ним пришел совсем не блатного вида, но с татуировкой на руках, мужик по имени Сергей и устроил непонятный экзамен: пристально разглядывал пальцы, сгибал и разгибал их, давал даже побренькать на гитаре. Затем худенького Юрку заставляли пролезть в оконную форточку, для чего отвели в подвал, где было оборудовано нечто вроде тренажерного зала. В одной из тесных дырок Юрка умудрился беспомощно застрять, чем вызвал такую реакцию немногословного Сергея: «В форточники он явно не годится. Может, стрелять научить? Если нет – гони в шею, иначе только хавку на говно переводить…» 

Вадим тут же вытащил из-за пояса большой блестящий пистолет с изящной ручкой и, видя, как у Юрки от восхищения перехватило дыхание, пообещал, криво усмехнувшись: «У тебя такой же будет, только поменьше». И вынул из бокового кармана кожаной куртки аккуратный пистолет. В конце помещения зажегся свет, вырвав из мрака несколько круг- лых мишеней. Вадим тут же расстрелял в одну из них всю обойму. Потом показал Юрке, как обращаться с маленьким пистолетом. Первые пули ушли куда-то вверх и вправо, зато несколько последующих угодили прямо рядом с черным яблочком. 

– Неплохо, – хмыкнул Сергей. 

Через неделю Звереныш, так назвали Юрку новые приятели, наловчился укладывать почти все пули в десятку, правда, с более близкого расстояния. И вот настал день, когда снова приехал Сергей и сказал: 

– Собирайся, есть дело. 

Пока ехали на серой неприметной «восьмерке», Сергей разъяснил план операции: «Из гаража под номером шестнадцать вый- дет мужик, натуральный хряк. Когда будет закрывать ворота, ты его завалишь. Не забудь: контрольный выстрел в голову обязателен! За шумом мотора никто ничего не услышит. В этот час в гаражах почти никого и нет. А я тебя буду ждать на выезде, за поворотом… Не дрейфь, пацан!» 

Из показаний Юрия Зверева: «Рано утром 22 октября мы с Сергеем (фамилию не знаю) приехали в гаражный кооператив. Я прошмыгнул между будкой сторожа и воротами, добежал до шестнадцатого гаража. Оттуда уже выруливал синий «форд». Его хозяин, толстяк в дубленке, вышел из машины. Я подошел ближе и окликнул его: «Эй, хряк!» Он повернулся, я дважды выстрелил ему в грудь и в живот. Хряк удивленно охнул, согнулся и сделал пару шагов в мою сторону. Я выстрелил ему в лоб. Мужик упал…». 

Выстрелив напоследок еще и в затылок, как учил Сергей, Юрка- звереныш по старой дорожке выбежал к «восьмерке» и плюхнулся на сиденье рядом с Сергеем. Тот рванул с места и растворился в утренних сумерках. 

«Боевое крещение» Звереныша отметили, как полагается: с выпивкой, хорошей закуской и девочками. В ту ночь Юрка впервые оказался в постели с женщиной – грудастой девицей по имени Марина. 

Впервые за много лет Звереныш спал до утра, как убитый. В обед вся компания, потягивая пиво, сидела у телевизора. Сергей сказал, что надо смотреть по местному каналу криминальную хронику: если выполненная ими работа попадет в телерепортаж, то заказчик сразу выдаст остаток денег и премиальные. Так, собственно, и произошло. Юрка получил невиданные, фантастические для него деньги, хотя отлично сознавал, что львиную долю урвали для себя Вадим и Сергей. 

Почти ежедневно в тире продолжались занятия по стрельбе. Юрка порой даже опережал своего наставника по количеству набранных очков и удостаивался сдержанной похвалы. 

А вскоре поступил новый заказ. 

ДОСАДНЫЙ ПРОКОЛ 

Сергей дал на этот раз пистолет заметно больше и тяжелее первого, зато с глушителем. Пояснил: «Вон у того дома будет стоять красная «тойота». Тебе надо убрать лишь водителя, а дальше сообразим, что делать. 

В красной «тойоте» покуривал парень, сидевший на водительском месте. 

– Дядь, дай закурить, – попросил Юрка. 

Водила презрительно - высокомерно скользнул по нему взглядом, выпустил в лицо струйку дыма и лениво произнес: «Может, тебя еще и усыновить?» – И отвернулся, подставив висок. 

– Да на хрен мне такой папаша! – зло сплюнул Юрка, вскинул руку с пистолетом и почти бесшумно выстрелил в упор. Что-то хрустнуло-булькнуло, парень дернулся и обмяк в кресле. 

Из показаний Юрия Зверева: «Подбежали Сергей с Вадимом, перетащили тело мужика в багажник, а мне приказали пролезть к заднему сиденью, затаиться на полу, а когда в машину станут садиться еще двое, мочить их… Дескать, ничего не бойся, мы будем подстраховывать неподалеку. Минут через пять появились двое, мужчина и женщина. Я с близкого расстояния выстрелил в обоих: сначала мужику в лоб, потом женщине в грудь. Из рук мужика упал кейс. Подбежал Сергей, схватил чемоданчик и приказал мне быстро уходить. Так я и сделал». 

Вечером они вновь собрались у телевизора. В одном из сюжетов криминальной хроники показали обнаруженный на окраине города красный автомобиль. Рядом на брезенте лежали два трупа – водителя и второго мужика, у которого был кейс. Голос диктора за кадром сообщил, что «по счастливой случайности осталась в живых одна из потерпевших. Имя и фамилия женщины в интересах следствия не называются, однако она рассказала о том, что в нее стрелял подросток лет тринадцати-четырнадцати». 

– …твою мать! – выругался в сердцах Сергей. – Вот это прокол! А ведь ты, Вадим, говорил, что наш Звереныш – идеальный вариант… 

Вадим долго молчал, уставившись в одну точку. Потом перевел тяжелый взгляд на Звереныша, отчего у Юрки по спине побежали холодные струйки пота. Сергей положил руку на худое Юркино плечо и подтолкнул к выходу. 

Из показаний Юрия Зверева: «И тут я понял, что сейчас меня будут убивать. Стало страшно. Я сделал два шага к двери, затем выдернул из-за пояса у Сергея его пистолет и выстрелил сначала в него, потом в Вадима, который уже начал доставать из подмышки свою пушку… Марина дико заорала, упала на колени и стала умолять меня не убивать ее. Я сделал еще по контрольному выстрелу в затылок Вадима и Сергея, потом забрал из их карманов все деньги и уехал на вокзал, решив навсегда покинуть этот город…». 

Его и задержали на перроне железнодорожного вокзала. Потому что насмерть перепуганная Марина, едва оклемавшись, тут же позвонила в полицию. 

Суд приговорил Юрия Зверева к восьми годам лишения свободы. Часть срока он проведет в колонии для несовершеннолетних, а остальные – на взрослой зоне. 

И невозможно заранее предугадать, как именно сложится его жизнь дальше: будет ли он по- прежнему убивать или его самого обнаружат однажды с простреленной головой на дне вонючего водоема… 

* Фамилии изменены

Григорий ЗАПРУДИН