КОЧКА ЗРЕНИЯ 

За несколько дней до выхода этого повествования в свет я, знакомясь с конкретным человеком, первым делом спросил: 

– Вы эти деньги все-таки получили? Ведь суд решил в вашу пользу, а сумма довольно приличная. 

– Ничего я не стала получать, – ответила она. – Пусть он… Главное ведь не деньги. Главное – чтобы трудовая книжка оставалась чистой… 

Этой истории уже три года, однако так получилось, что подробности раскрылись только сегодня. Но обо всем по порядку.

Завязка рассказа такая. Напросился на встречу с председателем областной организации профсоюза работников здравоохранения Валерием Павловичем Кудряшовым. Немедленно высказал ему сентенцию: врачи получают за свои труды вознаграждение на уровне кондуктора автобуса. Кондуктору и учиться особо не надо, а чтобы стать квалифицированным врачом, следует грызть науки примерно 9 лет. В разрезе означенной проблематики чешет репу не только автор, но и министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова. Буквально на днях она так выразилась: 

– Выпускники приходят, им дают оклад 13–15 тыс. руб. Может молодой человек прожить на эти деньги? 

Тему продолжила секретарь ЦК профсоюза работников здравоохранения РФ Тамара Гончарова: 

– Начинающий врач «садится» на голый оклад, а он в некоторых регионах меньше МРОТ. Базовые оклады и надбавки устанавливают субъекты, и различаться они могут в 5 и больше раз. Поэтому и возникает проблема, на которую обратила внимание министр. Требование установить единые базовые оклады, которое было прописано в майском указе президента ещё в 2012 году, не выполнено. 

Кстати, по данным исследования гильдии защиты медработников совместно с сообществом «Врачи РФ», доктора получают в среднем 46,8 тыс. руб. Цифры Росстата: средняя зарплата врачей – 73,2 тыс. руб. 

Нефтеюганская окружная больница им. В. И. Яцкива, испытывая напряженку с кадрами, на сайте вакансий предлагает потенциальному врачу-онкологу на руки от 26777 до 50999 рублей – это, полагаю, с районным коэффициентом в 1,5. Не густо. 

– В нашем регионе – имеем в виду Тюменскую область – средняя зарплата врача превышает 80 тысяч рублей, – вводит в курс Валерий Павлович Кудряшов. – Как видите, получка значительно больше кондукторской. Правда, базовый оклад от этой суммы составляет 40 процентов, остальные 60 процентов – «плавающие», то есть различного рода стимулирующие доплаты, ну, скажем, премии. 

«Плавающих» денег могут лишить вас легким росчерком пера. Что и произошло с героиней нашего рассказа. 

Итак, её зовут Галия Уразмухаметовна Закирова, коллеги на русский манер величают Галиной Ульяновной. После окончания медучилища сорок лет в этой отрасли поддержания здоровья. Большую часть жизни проработала участковой медицинской сестрой педиатрического отделения городской поликлиники № 12. Вместе с завотделением Светланой Околеловой и главврачом Виктором Шостиком открывала сию поликлинику в начале 90-х. С тех пор «главных» в учреждении побывало множество. А отделение отпочковалось и в качестве филиала переехало в другое здание по адресу: ул. Пермякова,39, стр. 1 – в принципе поликлиника в поликлинике. Автор в порядке служебного долга посетил заведение, мне тут понравилось. 

Под опекой участковой 1200 пациентов – от грудничков до восемнадцатилетних юношей. Хвори – коклюш, скарлатина, краснуха, ветреная оспа, отит, десятки видов гриппа. Вместе с врачом- педиаторм Галиной Ульяновной исходили многие дома Восточного микрорайона. Обязанности участковой сестры еле укладываются в страницу англо-русского словаря. Кроме того, сестра обязана оказывать первую помощь до прихода доктора. За тридцать лет работы в данной ипостаси – одни благодарности, дипломы, грамоты… И вдруг выговор, как из куста. Обидно же! 

Выговор – и «автоматом» лишение вышеназванных «плавающих», значит, половина месячного дохода. А на тот момент у Галины Ульяновны на шее – простите за народный язык – семь душ: две дочери, четверо внуков-внучек и муж-инвалид. 

И за какие провинности врезали медику по шее, чувствую, не терпится узнать читателю. 

Было так. Малышу в качестве питания детскую смесь «Тёма» заменили смесью «Малютка», которая, между прочим, первенствует в рейтинге смесей. Вообще-то питание ребенку назначает исключительно врач-педиатр. Смесь «Малютка» конкретной малютке почему-то не подошла. Родительница накатала жалобу в департамент здравоохранения, мол, не то выписали. Наказали Галину Ульяновну, специалиста высшей категории: дескать, плохо разъяснила мамаше способы потребления продукта. Главный врач обосновал приказ: «За нарушение правил этики». 

Не называю Ф.И.О. руководителя учреждения. Знаю, что очень хороший человек, болеющий за дело специалист. Ну, вспылил – с кем не бывает. Но наша героиня не стерпела и бросилась искать справедливость. Юрист учреждения не помог. Понятно, он обязан защищать своего работодателя, главврача. «Свой» юрист, наоборот, «топил» истицу в будущем суде. Инспекция труда отнеслась к заявлению медички довольно индифферентно: мол, бесполезно тягаться с начальством. Взялся за защиту юрист областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ Владимир Пестов, добавив при этом: 

– Ну и рисковая вы женщина, Закирова! Да вас Система живьем съест за то, что вынесли сор из избы. 

И защитил в стенах Ленинского районного суда. Доводы юриста оказались весьма убедительными. Ну, во‑первых, руководство медицинского учреждения обязано соблюдать этику не только по отношению к пациентам, но в равной степени и к собственным сотрудникам. Так записано в предъявленном суду Положении по медицинской этике и медицинской деонтологии. Ознакомлена истица с этим документом? Не ознакомлена. Данным Положением предусмотрено создание комиссии по этике. Приглашали на эту комиссию якобы виновницу торжества? Не приглашали. Кстати, записано: «Решение считается принятым, если за него проголосовали не менее 75% присутствующих на заседании членов комиссии». Голосовали? Не голосовали. 

Короче, выговор велено было отменить. Галина Ульяновна оказалась не только рисковой, но и мужественной дамой. Она победила не главврача, а Систему. Кстати, редко кому удается. Наверное, факт оценил Александр Викторович Моор, уже после судебных дел, в июне этого года, подписав Закировой благодарственное письмо «за честный и самоотверженный труд». Подписал, будучи главой города. Возможно, отблагодарит и в качестве губернатора. 

Посредством судебных тяжб недобор медицинских работников не восполнить. Надо идти другим путем. Я, будучи относительно здоровым, побаиваюсь заглядывать в поликлинику – тут сплошь больной народ, а вдруг да подхвачу инфекцию, вирус, иной патогенный микроорганизм. А ведь доктор с утра до вечера дышит заразой. Врачебная деятельность связана с вредными условиями труда. По закону им положены льготы: 

– сокращенная продолжительность рабочего времени – не более 36 часов в неделю; 

– ежегодный оплачиваемый дополнительный отпуск – не менее 7 дней; 

– повышенная оплата труда – от 4 до 24% от оклада, тарифной ставки. 

Там еще кое-что полагается: льготное пенсионное обеспечение, лечебно-профилактическое питание, молоко за вредность. Детали обговариваются в коллективном договоре – в медучреждениях, где есть профсоюзы. 

В прошлом номере «ТП» мы рассказывали о земском докторе Волкове. Ему звоню насчет продуктов за вредность. 

– Какое молоко?! – прямо рассердился Евгений Владимирович. – В нашей поликлинике № 19 даже у рентгенологов убрали абсолютно все полагающиеся льготы. Обращались мы в Государственную инспекцию труда. Нам ответили: «У вас всё по закону!». 

Не совсем по закону. Лучше сказать, совсем не по закону. Мы к этой теме еще вернемся. А еще в той публикации я писал о том, что хоть земский доктор Волков и получил в поселке Новотарманском жилье, но оно приватизации не подлежит. Хотя и вложил врач из полученных миллиона рублей подъемных пятьсот тысяч на ремонт крыши, но его собственностью сарай – да, пока что сарай – никогда не станет. 

Имей надежду на приватизацию – хоть через 10, пусть даже через 15 лет, доктор пристроил бы к неказистому строению крыльцо, потом веранду, глядишь, появилась бы мансарда. В прилагаемом к сараю довольно внушительном по площади огороде посадил бы яблони, вишни, сливы, развел бы цветы. Один мой знакомый на таком огороде выкопал бассейн, в котором посредством аэрации выращивал в‑о-от таких карпов. Разве бросит человек так запросто плоды рук своих. А доктор Волков не расстанется с жителями поселка потому, что они его любят. Похоже, взаимно. 

Прецеденты приватизации в аналогичных случаях в Отечестве отмечались. И я, автор, попросил юриста Владимира Пестова из обкома профсоюза медработников взять это дело под свой контроль. Глядишь, поможем члену профсоюза. Сам врач-педиатр не пожалуется, поскромничает. Пусть этот газетный материал послужит письменным обращением. 

В рамки сей публикации не сумел втиснуть многие другие актуальные для врачей (естественно, и для пациентов) вопросы. Но ещё встретимся. 

Юрий МАШИНОВ 

Евгений КРАН /рис./