Огромная Российская империя Указом Петра Первого от 18 декабря 1708 года была поделена на восемь губерний. Самой большой из них получилась Сибирская, в состав которой вошли Урал, Сибирь и Дальний Восток. Тобольск стал административным центром. Кем были губернаторы, что сделали они для развития нашего края, как сложились их судьбы? Из 47 правителей расскажем лишь о некоторых, на наш взгляд, самых неординарных.

Его пытали и били кнутом

Как и теперь, губернаторы назначались высшим руководителем страны. В 18 веке император Петр Алексеевич направил в Сибирскую губернию Матвея Петровича Гагарина. Известно, что в 1691 году Гагарин был товарищем, как тогда называлась должность заместителя, иркутского воеводы.

Воевода приходился ему родным братом. А отец Матвея Гагарина воеводствовал в Березово. Матвей Петрович и сам занимал кресло воеводы в Нерчинске. Затем руководил работами по сооружению каналов между Волгой и Доном, морями Балтийским, Каспийским и Черным. Весной 1707 года 300 кораблей миновали 24 шлюза, что весьма порадовало Петра Первого.

Итак, 6 марта 1711 года Гагарин получил официальный титул сибирского губернатора. Чтобы увеличить казну, он ввел новый таможенный устав, по которому предусматривалось брать с торговых людей дополнительный сбор десятой, то есть 10-процентной пошлины, с каждой перепродажи товаров. Торгуешь – плати налоги, а если ввозишь или вывозишь товар за границу, то сбор увеличивался вдвое.

Так как Гагарин уже имел опыт по устроению каналов, он и в Тобольске проявил свой талант гидростроителя. Воды Тобола были отведены в новое русло, дабы не усиливался размыв берега Иртыша.

При Гагарине впервые на сибирских дорогах появились верстовые столбы. Ещё одна из больших его заслуг – продолжение каменного строительства. Дело в том, что по Указу Петра Первого от 1714 года «каменное дело» запрещалось повсюду, так как все силы были брошены на строящуюся столицу Санкт-Петербург. Вот уж где пригодились личные связи губернатора! Он добился, чтобы Тобольску сделали исключение. И Семен Ремезов продолжил строительство знаменитого Кремля.

Мудро поступил Матвей Петрович с пленными шведами, очутившимися в Сибири после разгрома под Полтавой. Он привлек их к всевозможным строительным и творческим работам.

Гагарин проявил страсть к археологии: по его приказу начались раскопки древних курганов, обнаруженных по берегам Тобола, Иртыша, Енисея, а также на Урале и Алтае. Из драгоценных находок впоследствии сложилась коллекция золотых вещей, составляющая гордость Эрмитажа.

Финал его жизни трагичен. Гагарина обвинили в краже государственного имущества. И в том, что якобы он замышлял отделить Сибирь от России. Матвея Петровича арестовали, подвергли пыткам, били кнутом. Он написал покаянное письмо Петру Первому, обещал уйти в монастырь, но 16 марта 1721 года в присутствии царя был повешен перед окнами Юстиц-коллегии. Тело его висело до ноября того же года…

Любитель повеселиться

С 1763 по 1781 год губернией правил Денис Иванович Чичерин. Он происходил из древнего итальянского рода Чичерини. Карьеру будущий губернатор начинал на поприще военного, исполнял поручения самой императрицы Елизаветы Петровны. Чичерин любил роскошные празднества с громом пушек, музыкой, танцами, на которые собирал весь Тобольск. Однако в то же время он был непомерно строгим и жестким человеком. Людей секли за плохую распашку земли, за нерачительное ведение хозяйства, отправляли на каторгу, если у дома не в порядке содержалась мостовая.

При Чичерине заселили большой тракт от Тобольска до Иркутска рекрутами и ссыльными, потом таким же образом освоили Барабинскую степь, что стоило дешево казне, но унесло много людских жизней. Чичерин быстро принял все меры, и пугачевский бунт не покатился по Сибири. В Тобольске он открыл геодезичеcкую школу, госпиталь, аптеку, выписал доктора с четырьмя помощниками, обустроил ремесленный дом для ссыльных. Заботился он и о санитарном состоянии сибирской столицы, занимался ее благоустройством.

Отец знаменитого композитора

В 1787 году губернатором назначили Александра Васильевича Алябьева. Принадлежал он к старинному дворянскому роду.

Алябьев старался улучшить жизнь во вверенном ему наместничестве. Принял меры к поощрению каменного строительства в Тобольске, организовал сбор средств на постройку новой соборной колокольни в Кремле. Серьезное внимание обратил на развитие промышленности, судоходства. В 1791 году в Тобольске появилась первая в Сибири полотняная мануфактура, а в 1793 году – шелкоткацкая мануфактура, а еще ранее, в 1789 году, открылась – опять-таки первая в Сибири – частная типография. При активном содействии Алябьева печатается первый в Сибири и второй в России провинциальный журнал “Иртыш, превращающийся в Иппокрену”. В 1794 году благодаря губернатору в Тобольске построили первый в Сибири театр. Алябьев проявил себя и как меценат, на содержание Тобольского главного народного училища жертвовал собственные средства. Губернатор оказался великодушным к сосланному в Сибирь писателю-вольнодумцу Александру Радищеву. Но в историю Сибири и России Александр Васильевич Алябьев вошел не только как толковый руководитель. 15 августа 1787 года у него родился сын Александр, будущий знаменитый композитор.

И руководил, и книги писал

13 марта 1825 года заступил на губернаторский пост Дмитрий Николаевич Бантыш-Каменский. Еще до своего назначения этот человек ярко проявил себя в качестве историка и писателя. Талант к писательству он унаследовал от прадеда, соратника Петра Первого, Дмитрия Константиновича Кантемира, автора работ по истории, и деда Антиоха, известного философа, поэта и дипломата. Таланты при царе ценили, написанные труды Бантыш-Каменского «История Малой России», «Путешествие в Молдавию, Валахию и Сербию», «Деяния знаменитых полководцев и министров Петра Великого» принесли ему славу, помогли продвинуться по карьерной лестнице, но, как и в наше время, на сочинительстве не прокормишься. Пришлось ему трудиться в Коллегии иностранных дел. Бантыш-Каменский прекрасно владел английским, немецким и французским языками, зарекомендовал себя хорошим дипломатом.

При этом руководителе в губернии построено около 200 верст новых дорог, сформированы два казацких полка. В Тобольске отремонтирован тюремный замок, устроена больница, казарма для пересыльных, усовершенствован пожарный обоз, на улицах появились фонари. Губернатор ввел в банях мужские и женские дни, до этого тоболяки обоих полов мылись вместе. Чтобы улучшить санитарную обстановку, городские бойни перенесли на берег реки. Губернатор незамедлительно командировал врачей на север, где произошла вспышка сифилиса, и эпидемия ослабла. Городскую казну пополнил, учредив сбор пошлины с лодок, судов и возов. Но делать полезное ему мешали всяческие интриги чиновников.

Бантыш-Каменский оставался верен своей страсти к изучению истории, его беспокоило, что затеряется место захоронения Меншикова. Он приказал березовскому городничему Андрееву открыть могилу, т.е. отыскать, а тот понял приказ в прямом смысле и открыл гроб...

Звался Деспотом, а был радушным

С 1859 по 1863 год Тобольской губернией управлял Александр Иванович Деспот-Зенович. Фамилия удивительная: деспот, значит тиран, жестокий человек, таково значение слова в русском языке, а в греческом – повелитель. Александр Иванович происходил из старинного литовского дворянского рода. Предки его – выходцы из Сербии, при короле Стефане Душане носили титул деспота, т.е. князя, и владели одним из княжеств.

Наш герой после окончания Московского университета в 1849 году получил степень кандидата юридических наук. Увлекся политикой, выступил с критикой условий русской жизни, в результате получил то, что и следовало ожидать. Его упекли в ссылку в Пермскую губернию. Но нашлись сильные заступники, и Деспота-Зеновича определили на госслужбу при генерал-губернаторе Восточной Сибири, где вскоре назначили кяхтинским пограничным комиссаром. Опытный юрист сыграл тут свою историческую роль. Благодаря его усилиям в 1858 году был подписан с Китаем Айгунский договор, который определил русско-китайскую границу по Амуру.

В нашем крае Деспот-Зенович с упорством разоблачал взяточников, гнал с постов чиновников, замешенных в махинациях. По его инициативе и материальной поддержке в Тобольске открыли больницу для бедных, детский приют, построили богадельни в Тюмени и Тобольске. Вскоре опытного и авторитетного руководителя столица забрала к себе. Деспота-Зеновича назначили членом Совета министров внутренних дел.

Был губернатором, стал монахом

Последний царский губернатор – Николай Александрович Ордовский-Танаевский. Его дед по материнской линии – саксонский подданный Иоганн Готфрид Калау (Calau), известный петербургский ювелир. Будущего губернатора военная служба не удовлетворила, и он, выйдя в отставку, начал делать свою карьеру в Министерстве финансов в Ревельской казенной палате. У него проявился организаторский талант, и в 1915 году его назначили тобольским губернатором. Ордовский-Танаевский имел несколько личных аудиенций у семьи Николая II, был душой торжеств в Тобольске по поводу канонизации свт. Иоанна в 1916 году. Губернатор ставил любительские спектакли, замечательно пел, он объехал на велосипеде половину Европы. Однажды даже выполнял «шпионское» задание русского правительства. Он был глубоко верующим человеком, по воскресеньям поверх губернаторского мундира надевал стихирь и вел службу в храме.

В марте 1917 года все российские губернаторы по приказу Временного правительства были сняты с постов. Ордовский-Танаевский, выйдя к войску, объявил, что остается верен монархии и новую власть не признает. В 1918 году эмигрировал из-под Петрограда с войсками генерала Юденича в Эстонию и оттуда – в Германию.

В 1923 году Николай Александрович был рукоположен в сан иерея. В Германии был пострижен в монашество с именем Никон, затем в Сербии получил сан игумена и архимандрита. Он молился о спасении россиян. В 1948 году, когда Ордовскому-Танаевскому исполнилось 85 лет, он начал писать книгу «Воспоминания. Житие мое». В 1993 году ее издали на средства его правнука Ростислава Вадимовича Ордовского-Танаевского. Надежда Антуфьева, руководитель краеведческого клуба «Тюменская старина», разыскала правнука экс-губернатора, и он передал эту книгу в областную научную библиотеку.