О НАБОЛЕВШЕМ 

В операционной. Сестра: 

– Доктор, доктор! Мы его потеряли! 

Доктор: 

– Ну, не надо так переживать. У нас таких ещё целая палата. 

Вот эту оптимистическую, в общем-то, ситуацию попытаемся связать с довольно пессимистическим высказыванием председателя Тюменской областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ Валерия Павловича Кудряшова: 

– Прежде чем попадешь к земскому доктору, узкому специалисту, 10 раз помрешь.

Классик изрек: «Жизнь – это смертельная болезнь, передающаяся половым путем». Факт чисто медицинский, даже философский. И никто возражать не осмелится. Но мы данной дорогой не пойдем, потому как утомительные отношения – любовь там, влечения, то да се. Можно куда проще: 

– Алиментарно, – сказал бы тут доктор Ватсон. 

То есть на завтрак рыбки откушал – и, вполне возможно, довольно скоро будешь думать о том, от чего умер. Ежегодно на тот свет досрочно отправляются сотни тысяч россиян – рыбных гурманов. 

На небесах прием граждан ведет святой Петр. 

– Ну, сын мой, расскажи, как жизнь прожил,– монотонно спрашивает апостол каждого. 

Чистой воды формальность: от жены ходил налево, пил запоями, был карточным кидалой – там, в апостольском Кодексе, даже статьи такие не предусмотрены. В любом случае основную публику распределят в рай. Правда, нет правил без исключения. У представителей Россельхознадзора и Роспотребнадзора даже деталей автобиографии не выясняют, а с ходу отправляют в ад. Почему не жалуют инспекторов двух названных ведомств, расскажем немного погодя. 

Список рисковых рыб невелик: карп, елец, сорошка, язь, линь, лещ, силявка, шереспер, синец, гольян, кусачка, овсянка. Якобы маловероятно заразиться, потребляя хищную (щука, налим, окунь) и сиговую (сырок, щекур) рыбу. А вообще речь пойдет об элементарной, ну и алиментарной глистной инвазии – описторхозе, которого еще кличут печеночным сосальщиком. Эта маленькая сволочь размером не больше огуречного семечка губит человечество. Бывалые люди ставят недуг в один ряд со СПИДом, потому как инвазия провоцирует трудноизлечимые гепатит и рак. 

Самый большой в России очаг описторхоза – Обь-Иртышский бассейн. Справка для троечников по географии: сюда входят реки Тура, Тобол, Пышма, Исеть, Тавда. Один научный центр извещает: недугом поражены от 70 до 100 процентов коренного населения. Другой аналогичный НИИ успокаивает: инвазией охвачен всего-то каждый второй. 

У обладателей глиста с вполне лирическим, то бишь научным, именем эписторхоз фелинеус в социальных сетях заведен собственный форум. Там море откровений. 

...Мы с отцом проходили курс лечения и билтрицидом, и экорсолом (это то, что медики предлагают), все одно не помогло... 

... Три года лечился. Зондирование ничего не показало... 

... Родной дядька, покойный, пользовал себя настойкой полыни с пижмой... 

...Лечил жену старым способом: 2 флакона "Тройного" одеколона – каждый день по 50 гр. Реально помогло. Где найти «Тройной»? В деревнях он есть. 

... Никто и никогда не избавит от описторхоза. Разве что печень пересадить... 

... В Москве вылечить не смогли. Говорят, хорошо лечат в Тюмени, Новосибирске и Барнауле. 

... Вылечат, если попадете к хорошему врачу. 

К хорошему. А у него на лбу не написано. Вот медицинская точка в Нижних Аремзянах... «Стоп! – ловит автора читатель, – у нас в области нет такого населенного пункта». А это без разницы. Во всех городах и весях Российской Федерации придерживаются единого устава. Значит, прием ведет молодой, почти юный терапевт, облаченный в зеленоватый халат поверх узких джинсовых брюк. Перед ним топчется пациент: сгорбленная старушка в темной косынке. По торжественному случаю на растянутой кофте пришпилены медали: на груди слева знак «Ветеран Агропрома», справа в ряд три ордена: «Битва за урожай – 54», «Битва за урожай – 55» и «Битва за урожай – 56». Старуха, за неимением иконы в кабинете, крестится на монитор. 

– Ну, – сказал доктор, не поднимая глаз с толстенной книги под заглавием «Симптомы всех болезней мира». – С чем пожаловали? 

– Ась? 

– Где, говорю, болит? – повышает голос терапевт. 

– Все тошнит, сынок... как встану, тошнит, и не встану – тошнит... 

Доктор пошелестел листами справочника: 

– На соленое тянет? 

– А как же, родимый, кто откажется от каспийской кильки с картошечкой... 

При этих словах терапевт просто вскипел: 

– Девушка! Зачем вы мне тут мозги парите?! У вас беременность! Столько времени с вами, мадам, потерял! Что, не знаете, что к гинекологу, равно к офтальмологу, стоматологу и травматологу можно записаться напрямую, минуя терапевта?! А уж к другим узким врачам – исключительно через терапевта. Читайте приказ нашего министра Вероники Скворцовой. И вообще активируйте батареи мозга! 

Наконец молодой человек в зеленоватом прикиде, оторвав глаз от талмуда, посмотрел на пациента. Терапевта смутили ордена на бабкином лапсердаке. 

– Ладно, – вздохнул, – коль скоро приперлась... На что еще жалуешься? 

– В боку покалывает. 

Доктор нырнул в омут справочника. 

– Это, бабка, у тебя люмбалгия... Вот пишу направление к пульмонологу. 

– У пульмонолога я была два месяца назад. Раньше, внучок, ты отравлял меня к неврологу, урологу, хирургу, к этому... ЛОРу... 

До этих последних трех точек я изобразил усредненный типаж, прототип пациента, узнаваемый что в ХМАО вкупе с ЯНАО, что на Средне-Русской возвышенности, что на Приморье, что на Кольском полуострове. Теперь возьмем конкретного земляка с конкретным ф.и.о. Я его панибратски зову Боря, а по паспорту он Варис Гилязович Абайдулин. Мой коллега, так как окончил Тобольское мореходное училище. 

Корефан тоже значился в среде обладателей эписторхоз фелинеуса. Через это перенюхал огромное количество узких докторов, в том числе инфекционистов. «Узкие» крутили-вертели друга, слушали посредством фонендоскопа, стукали по колену молоточком и единодушно выносили вердикт: 

– Анализы добротные. Здоров, значит. Ежели насчет больничного листа, так это у нас совсем другой разговор. 

– Зачем мне ваша ксива. Я еще хочу задержаться на этой грешной земле. Я намерен радовать своим присутствием товарищей по работе, друзей и родных. У меня дочь на ПМЖ в Дюссельдорфе. Хочу не раз по Парижу прогуляться. Однако постоянно мучают тошнота, тупые боли в печени, бессонница, потливость. 

В Городской поликлинике №2 тоже сказали, дескать, здоров. Но шепнули адресок: г.Тюмень, ул. Республики,147. НИИ краевой инфекционной патологии. Здесь довольно легко выявили паразита. И, что характерно, вылечили Борю. С тех пор он смотрит на рыбу в пищевом плане довольно индифферентно. Хотя дарами Нептуна занимается почти круглосуточно: Варис Гилязович является исполнительным директором Ассоциации рыбопромышленников Сибири. Лямблии ему снятся в страшном сне. 

Кроме ассоциации, друг ведает рыбным магазином. Ради оптимизации торговой точки реализацией «живого серебра» занимается сам лично. И делает все возможное, чтобы инвазией, то есть этим фелинеусом не заразились покупатели. 

Вот вы оказываетесь в торговой точке Абайдулина. На стене сразу справа от входа натыкаетесь на ветеринарное заключение на предлагаемый товар. Бумаженцию выдают не просто за прекрасные глазки. Сначала Варис Гилязович требует от промысловика справку о водоеме, где выловлен карась (карп, щука, ротан...). Требования к водоему выражены в 35 пунктах, по описторхозу спрос отдельный. Затем всю принятую партию улова грузит в свою родимую тачку и везет в районную ветеринарную станцию, базирующуюся в селе Червишево. Причем отстегивает станции 146 рублей за партию, а партий может быть 3,4...6..10... Коль скоро деньги приняты, значит, продукт достоин внимания – уже полуфабрикат. Полным фабрикатом карась станет после того, как ветеринарные врачи службы рынка, находящегося буквально за стенкой магазина, разрежут рыбу вдоль и пополам, тщательно рассмотрят посредством микроскопа. За экспертизу партии надо выложить 115 рублей. И после этого к ветеринарному заключению добавят квиток: 1 место – 30 кг; экспертиза №...; выпущено в продажу – дата; срок реализации – 48 часов. Подпись – ветврач Н. Киселева. 

Я, автор, завсегда отовариваюсь здесь. В ветеринарной справке значится: «карась охлажденный», по факту товар приношу домой живым, и, точно знаю, без инвазий. 

Зачем эта ветеринарно-справочная канитель? Вот рынок. Его название выделяю специально: Ч Е Р В И Ш Е В С К И Й – фишка во всю ширину ангара. Под буквой «Ч» сидит мужичок в рваном треухе и из ржавого корыта реализует «живое серебро». Естественно, никаких справок-заключений на стене, равно и стен как таковых. 

– Откуда лямблии? – строго спрашивает полицейский сержант. 

– Ась? 

– Водоем, спрашиваю, какой? И вирус в карпе энкий? Может, Эбола или там Зика, или Рирт-Вапле, или, не приведи Господь, лихорадка Ласса... 

Так как треух плавает в ветеринарно-эпидемической тематике, сержант сгоняет его с насиженного места. Законопослушный земляк пересаживается под букву «И». Затем следуют «В», «К», «Й» – пока все не распродаст. 

Я наблюдал нелегальную торговлю живым товаром чуть ли не на каждом углу областного центра. Например, напротив ДК «Строитель», на автобусных остановках ул. Революции и ул. Холодильная, у торгового центра «Пышма»... 

– К ребятам из МВД у нас претензий нет, – рассказывает знакомый читателю Варис Абайдуллин. – Больше полномочий имеют службы Россельхознадзора и Роспотребнадзора. Мы от имени рынка «Червишевский» обращались в эти службы письменно. Ни ответа, ни привета... 

Перед Россельхознадором я снимаю шляпу только за внедрение электронной ветеринарной сертификации в ГИС «Меркурий». Сюда подключен и рынок «Червишевский». С 1 июля этого года в ГИС должны быть зарегистрированы все товары, подконтрольные Россельхознадзору. Боюсь, что рваный треух не побежит светиться, ведь даже клик в компьютере, как и сам компьютер, пожалуй, стоит немалых денег. Наверняка скоро увижу мужичка со ржавым корытом, полным «живого серебра» из ближайшей канавы. 

НИИ краевой инфекционной патологии из структуры Роспотребнадзора запросто выявляет у земляков описторхоз. И даже просвещает широкие круги населения Тюменской области насчет названных выше недугов: болячки Денге в Шри-Ланке, хвори Рифт- Вапли в КНР, вируса Зика в Габоне, лихорадки Ласса в Нигерии. 

Вообще-то, лечением людей должен заниматься не целый институт, а конкретный специалист, узкий доктор. Увы, таковых маловато. Выпускники медвузов, получив 1 миллион рублей подъемных, покупают на эти деньги довольно крутую тачку и газуют в неизвестном направлении. 

По данным Росстата, в стране не хватает 55000 врачей, 88000 среднего медицинского персонала. На селе обеспеченность медработниками в 4 раза меньше, чем в городе... 

Юрий МАШИНОВ 

Евгений КРАН /рисунок/