ЛИЧНОСТЬ 

Минуло полтора месяца, как не стало Клары Григорьевны Барбаковой, доктора философских наук, Почетного профессора университета Глазго (Великобритания), Почетного профессора Фёникс-университета, (США), заслуженного работника высшей школы Российской Федерации, обладателя Ордена Золотых пифий IV степени (Италия), действительного члена нескольких отечественных и международных общественных академий и прочее, и прочее. 

Личностью она была совершенно не ординарной, жила по принципу: «Невозможное возможно!». Начиная с защиты в МГУ докторской диссертации, посвященной роли интеллигенции в обществе (которую она защищала раз семь, слышал от нее собственными ушами), пока кто-то не подсказал, что не надо ломиться в закрытую дверь, когда открытая – рядом. Нужно защищаться не по философии, а по социальной философии (социологии тогда не было). Докторскую по теме «Методологические проблемы социологического исследования интеллигенции» она успешно защищала четыре раза (и это уже можно найти в исторических справочниках), но ВАК не утверждал. И, наверное, не утвердил бы, и диссертация с грифом «ДСП» (для служебного пользования) так бы и пролежала в архиве, но на дворе стоял 1985 год. Утвердили. 

Впрочем, нет худа без добра, во время работы над диссертацией и последующих злоключений Барбакова обросла массой знакомств с неординарными личностями (подобное тянется к подобному). И они сыграли важную роль в её жизни (а она – в их). Одна из наиболее ярких страниц – рождение на базе заброшенного детского садика в спальном микрорайоне Тюменского государственного института мировой экономики управления и права (ТГИМЭУП). Проекта, созданного «под неё» и фактически переставшего существовать после её ухода с поста ректора. 

Об этом говорили как сторонники проекта, так и противники. «Начало девяностых годов. Казна пуста, в университете – хорошо бы свои проблемы закрыть, а тут приходит Клара Григорьевна и говорит, что Тюменской области нужна международная школа! И почему все это нельзя было организовать в классическом университете?!» – вспоминал один из моих собеседников. 

Неординарные проекты не могут обойтись без неординарных личностей – в этом сходятся и его сторонники, и его противники. А история, вкратце, вышла такая. В середине 80-х годов работал советско-канадский семинар по системе: 1 год – в Москве, 1 год – в Канаде. Валерий Мансуров (доктор философских наук, профессор; сейчас президент Российского общества социологов, заместитель директора Института социологии РАН по международным связям, специалист в области методологии и методики социологических исследований, социологии профессий и профессиональных групп, молодежи и интеллигенции, СМИ и общественного мнения) пригласил Барбакову в качестве участника семинара. В то время она была председателем Тюменского отделения советской социологической ассоциации и директором Тюменского Центра ИСИ АН СССР. 

В Канаде Барбакова познакомилась с Анной Марией Буало, которая была профессором Триестского университета и заместителем директора Школы международного бакалавриата в городе Винченце (Италия). Буало рассказала о целевой направленности школ бакалавриата, существующих во всем мире для подготовки выпускников школ к поступлению в ведущие мировые англоязычные университеты, и предложила вступить в систему. Барбакова и Мансуров заинтересовались, подали заявку в европейское отделение в Швейцарии, и там предложили пройти обучение в летних центрах подготовки преподавателей. Прошли. Барбакова пригласила 5 человек, в том числе преподавателей английского языка, – и заявители получили право открыть такие школы в Москве и Тюмени. 

Клара Барбакова пошла к главе администрации Тюменской области Юрию Шафранику и стала ему рассказывать о новой системе, обосновывая необходимость создания международного колледжа бакалавриата для учащихся Тюменской области. Шафраник выслушал не до конца: «Клара Григорьевна, Вы меня уже давно убедили на своих лекциях в индустриальном институте. Дело хорошее. Что нужно?». «Нужны деньги, – сказала Барбакова – Через отделы образования в Тюмени, Ханты-Мансийске и Салехарде будет объявлен конкурс. Возьмут по десять человек из выпускных классов с каждого города, с годовым финансированием по 300 000 рублей». 

Все главы с условиями согласились. Правда, к середине августа 1992 года, когда уже были известны фамилии победивших учеников, денег так никто и не прислал. Тогда Барбакова пошла по знакомым. Начальник ГазУРСа А.С. Ткач предоставил бесплатно территорию первого этажа бывшей школы-магазина. Директор гостиницы «Нефтяник» дал на месяц в кредит этаж для проживания школьников и питания в его кафе. Валерий Мансуров (его попытка открыть школу в Москве не увенчалась успехом) стал попечителем. 

Начались занятия. Учащиеся одновременно проходили программу международной школы бакалавриата и программу 10-го класса российского обучения. Проработав год, Барбакова поняла: да, методика очень интересная, но не для всех перспективная: зарубежные вузы принимали выпускников школ на платной основе, тогда как почти всем тюменским школьникам это было недоступно. И, воспользовавшись тем, что в Тюменский государственный университет, где Барбакова тогда заведовала кафедрой экономики труда и социологии, приехал зав. отделом Министерства образования А.Н. Кордюков, она обратилась к нему с просьбой помочь преобразовать школу в колледж (в то время колледжи были в системе высшего образования). 

Получилось! 1 сентября 1993 года школа официально получила статус Тюменского международного негосударственного колледжа в системе высшего образования РФ. Изменив статус, Барбакова сохранила методику обучения международной системы бакалавриата, введя два языка – русский и английский (плюс немецкий и французский по выбору). Отучившись 4 года, студенты получали диплом по специальности (экономист и юрист, а с 2001 года еще и менеджер, налоговики и регионоведы) и диплом переводчика в сфере профессиональных коммуникаций. Иностранные профессора, работавшие в колледже от нескольких месяцев до 3-х лет, приглашались из Италии, Германии, Англии, США, Канады и Франции. Предметы читались на русском и английском языках. Например, профессор Валерий Мансуров читал на английском социологию. 

Материально-техническое обеспечение колледжа-вуза было получено в результате принятого областной Думой закона о том, что попечители международных высших учебных заведений имеют право отдавать определенные средства вузам, на эту сумму сокращается налог в областной бюджет. Особую роль сыграл президент ОАО «Сибнефтепровод» Владимир Чепурский. Собственно, при его поддержке и удалось из заброшенного садика сделать сначала колледж, а потом вуз с первоклассным общежитием. 

Хозяйкой Клара Григорьевна была отменной: колледж, а впоследствии институт, стал излюбленным местом для проведения различных конференций. Обычно они подгадывали под каникулы, но если в учебном корпусе находились студенты (досдача предметов и т.д.), то они непременно обедали вместе с гостями. Обремененная властью публика с интересом наблюдала за происходящим, вспоминала собственную молодость и невольно начинала задумываться: а не послать ли нам своих сыновей и дочерей сюда, а, скажем, не в Екатеринбург? И посылали. Так из гостей вырастали партнеры. 

Клара Григорьевна заключила договоры о параллельном обучении студентов в Тюменском государственном нефтегазовом университете (экономическое образование) и в Уральской государственной юридической академии. Преподаватели этих вузов наряду с коллегами колледжа проводили занятия по своей программе, руководили курсовыми, а потом и дипломными работами. В 1993 году Барбакова и Мансуров заключили договоры с университетами Глазго и Эдинбурга, а затем Барбакова стала сотрудничать с университетами США, Канады, Австралии, Франции, Финляндии и Бельгии. 

В 1997 году колледж получил новый статус и стал Тюменским международным институтом экономики и права. Через два года администрация области по просьбе Барбаковой приняла решение дать институту статус государственного вуза, который с сентября 1999 года стал государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования Тюменской области (Тюменский государственный институт мировой экономики, управления и права). Программа первых двух курсов была состыкована с программой первых двух курсов зарубежных вузов, поэтому студентов сразу брали на третий курс. И следующие два года за рубежом они учились очно, а в своем вузе – заочно. Таким образом, после 4-х лет обучения студенты получали два диплома бакалавров: зарубежный и свой. 

С 1999 года Министерство образования приняло закон о возможности предоставления студентам, имеющим степень бакалавров, в течение года получить квалификацию специалистов, чему Барбакова была несказанно рада, поскольку это улучшило ситуацию для студентов двойного обучения (отечественного и зарубежного). 

Проект развивался до 2005 года (с декабря 2004-го Клара Барбакова уже не являлась ректором: по закону ректор работает до 65 лет, затем учредитель может на 5 лет продлить контракт, но после 70 для этой должности – потолок), а потом зачах. Дело в том, что обучение студентов за рубежом требовало денег, денег и еще раз денег – партнеры давали «под Барбакову». Ушла Барбакова – сдулся проект. Повторить его невозможно да и не нужно. Сейчас, когда страна переживает сложный период, интеллигенции предстоит ответить на новый вызов. Наработки в этом направлении имеются. В Москве готовится научная конференция, видимо, Клара Григорьевна Барбакова способна мобилизовать коллег и после своего ухода - она ушла в историю. 

НА СНИМКАХ: К.Г. Барбакова; учебный корпус и высотное общежитие. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ