КРИМИНАЛ 

РЕШИВ ВЕСЕЛО ПОМЕРИТЬСЯ СИЛОЙ, ПЬЯНЫЕ МУЖИКИ ОЗЛОБИЛИСЬ НАСТОЛЬКО, ЧТО ГОТОВЫ БЫЛИ УБИТЬ... 

То ранее апрельское утро некоторые жители села Ембаево Тюменского района запомнили надолго. Случившаяся на улице драка между молодыми мужчинами едва не закончилась убийством одного из них. Но горе-свидетели, как это часто бывает, испуганно будут мямлить откровенную чепуху и путаться в деталях показаний, а сами участники дикой сцены начнут безбожно врать и убеждать, что не помнят буквально ничего.

ОДИН НА ОДИН 

Двадцативосьмилетний селянин Вагиз Низамов, образование среднее специальное, женат, официально не трудоустроен, ранее не судим, в тот роковой вечер находился в кругу приятелей, отмечавших день рождения одного из них. Спиртное, как водится, лилось рекой. Однако во время шумного застолья Вагиз вел себя вполне сдержанно и благоразумно, не желая напиваться до поросячьего визга и тем самым подрывать свою, и без того небезупречную, репутацию среди знакомых. Мудрое, как говорится, решение. 

Но уже ближе к полуночи, когда большинство гостей разъехалось, а часть из них мирно похрапывала, тормоза у Низамова отказали. Внутренний голос назойливо убеждал Вагиза поскорее разворошить огонек алкогольного опьянения до настоящего, полноценного костра, в котором без остатка сгорят накопившиеся житейские проблемы, разом исчезнут суетливые мысли о бездарности происходящего и о своей незавидной, микроскопической роли в непостижимо огромном и пугающе загадочном мироздании. 

На ловца и зверь бежит. С приятелем Ганиевым Вагиз оказался в местном баре, где они с большим аппетитом откушали водки и пива. Стрелки на циферблате часов показывали около двух ночи, когда на улице Советской к ним подъехал Раис Саитов. Он предложил полуночникам продолжить праздник в сугубо мужской компании, так как его супруга и дочери еще вчера уехали в Тюмень. 

Сказано – сделано. Под завязку затарившись огнедышащей жидкостью, все трое уселись в машину и тронулись в путь, предчувствуя радость масштабной и абсолютно неподконтрольной попойки. 

Не проехали и половины, как Раис Саитов, от которого изрядно попахивало спиртным, ни с того ни с сего стал хвастаться перед Низамовым и Ганиевым, что является мастером спорта по гирям. А потому, дескать, легко, чуть ли не одной левой, сможет побороть Вагиза и всех его друзей, хоть поодиночке, хоть всех сразу. 

– Что?! – Как ужаленный, подпрыгнул на своем месте Низамов, от природы рослый и физически крепкий мужчина. – Ты легко сможешь побороть меня? Останови машину и выходи – будем драться один на один! И тогда посмотрим, чья возьмет... 

В хмельной запальчивости Вагиз распахнул дверцу, не дожидаясь полной остановки автомобиля, и выскочил на дорогу. Раис Саитов поначалу был обескуражен таким поворотом событий, но понял, что отступать нельзя, слово ведь не воробей. Он ударил по тормозам на пустынном перекрестке, слабо освещенном уличным фонарем. Вышел из машины и демонстративно покрутил башкой, разминая шею, как это делают профессиональные громилы в американских фильмах. Затем решительно шагнул к Низамову, который оскалил рот в пренебрежительной усмешке, словно великан, заметивший под ногами воинственного гнома. 

Саитов первым, и весьма коварно, ударил Низамова кулаком по лицу. Тот пошатнулся, но устоял. И вдруг, издав звериный рык, метнулся вперед, резко обхватил соперника, заключив его в железные объятия. Саитову, однако, удалось выскользнуть и вновь нанести Вагизу ощутимый удар – на этот раз по туловищу, в область солнечного сплетения. Низамов едва не задохнулся, глухо закашлялся. 

Сквозь фиолетовые тучи с ночного апрельского неба за поединком с ленивым любопытством наблюдала молодая луна. 

Прошло еще несколько минут, и соперники, побагровев лицами, свалились на землю. Впрочем, окончательно озверевший Низамов внезапно довольно прытко вскочил и стал пинать поверженного Раиса ногами. Ярость душила, внутри кипела животная злоба. Откуда в его руках появилась самодельная монтажка, Низамов не помнит. И вообще считает: не было никакой монтажки... 

Из показаний свидетеля Ганиева: "Когда я понял, что Низамов и Саитов дерутся по-настоящему, то выскочил из машины и стал их разнимать. Но они оба на меня закричали, чтобы не вмешивался. Я пожал плечами, отошел в сторону и позвонил по мобильному телефону брату Низамова. А когда снова вернулся, то увидел, что Раис Саитов лежит на земле и хрипит, пытаясь что-то сказать..." 

Вся драка длилась не больше пяти, максимум семи, минут. Старенькое авто Саитова, заглохнувшее сразу после торможения, издевательски чихало и заводиться не собиралось. В результате Низамов и Ганиев пешком отправились по домам, а Раис Саитов остался лежать на обочине дороги с проломленной головой, в луже крови. 

"КОЧКИ ЗРЕНИЯ" 

Брат Низамова приехал на место происшествия буквально через полчаса. На указанном Ганиевым дорожном перекрестке стояла машина Саитова, но в салоне никого не было. Зато неподалеку лежал человек, а чуть в стороне что-то озабоченно обсуждала стайка молодых людей. 

– Что здесь произошло? – спросил Низамов. 

– Да вот, похоже, Саитова кто-то сбил или избил, – буднично пояснили юнцы. – Скорую помощь мы уже вызвали... 

Прибывшие вскоре медики установили, что у потерпевшего Саитова ушиб головного мозга тяжелой степени, а также открытые переломы черепа, обеих височных костей и рвано-ушибленные раны лица. 

Оперативно- с ледс твенная группа изъяла из багажника машины Саитова 30-сантиметровую автомобильную монтажку со следами крови. Судмедэксперт высказал мнение, что открытые переломы на голове потерпевшего могли быть причинены именно этим предметом. 

Из показаний свидетеля Файзуллиной: "Я обычно встаю по утрам очень рано, так как у меня больной муж, и его надо водить в туалет. В то утро я поднялась в 4 часа 15 минут, подошла к окну и увидела на дороге машину Саитова, возле нее стояла еще одна машина – красного цвета. Затем сюда же подъехала белая машина, похожая на иномарку, обогнула круг и уехала..." 

Такое обилие неопознанных машин, а также указанное время в ходе судебного разбирательства было постановлено под сомнение: свидетельница явно "пела с чужого голоса", пытаясь обеспечить Низамову алиби. Потому что другая свидетельница – лицо сугубо нейтральное, оказавшаяся на месте драки по чистой случайности, в своих показаниях назвала совершенно другое время и полное отсутствие вереницы-кавалькады неизвестных машин, где якобы мог находиться не установленный следствием настоящий злоумышленник. 

Столь разные точки зрения – явление в судебной практике достаточно известное. И надо обладать не только ангельским терпением, но и поистине шестым чувством, чтобы суметь докопаться до истины, поставив под сомнение и отбросив в сторону заботливо подкинутые лжесвидетельства. 

СТРАШНЕЕ, ЧЕМ КАЖЕТСЯ 

Низамов после драки оклемался на удивление быстро. Хорошенько выспавшись, он привел в порядок свою испачканную одежду и пришел в дом к матери, живущей по-соседству. Та сочла за благо ни о чем сына не расспрашивать, а просто дала денег на поездку в Москву, где какой-то дальний родственник обещал безработному провинциалу решить проблему с трудоустройством. Сборы были недолги: уже в семь вечера Вагиз приехал на железнодорожный вокзал и купил билет до столицы. Сел в поезд и укатил, оставив позади тревожные мысли о том, что за все им содеянное рано или поздно придется отвечать. 

Но как бы ни старался самолюбивый драчун помириться со своей совестью, ему это не удалось. Под стук вагонных колес память то и дело рисовала картину случившегося: раннее утро, хмельной угар в голове, фигура ненавистного противника и слепое желание победить в схватке, наказать излишне самонадеянного хвастуна во что бы то ни стало... Назойливо вспоминались холодная тяжесть металла в руке и алые брызги крови, сопровождаемые странными звуками треснувших человеческих костей. 

Когда опытный следователь впервые после операции увидел голову пострадавшего Раиса без бинтов, то вздрогнул. Перед ним лежал человек, лицо которого было сплошной лиловой маской из синяков и ссадин, а по всему черепу виднелись аккуратные хирургические швы. И уж совсем нелепо было предположить, что этот, фактически обреченный на инвалидность, человек вновь когда-нибудь обретет силу и сможет уверенно взять в свои руки не пудовую гирю, а хотя бы алюминиевую общепитовскую ложку. 

Раис обязан знать, что своим счастливым воскрешением и выздоровлением он до конца жизни обязан врачам и... простой ембаевской доярке, которая ранним утром первая обнаружила его на дороге, почти бездыханного, и оповестила об этом людей, имевших при себе сотовый телефон. А ведь могла, испугавшись, пройти мимо и сделать вид, что это ее не касается: таких случаев равнодушного отношения к чужой беде в наше время предостаточно. 

Нет смысла пересказывать здесь ход судебного процесса, где Низамов всячески пытался отвести от себя любые подозрения. Ему в этом активно помогали другие люди, они даже говорили о том, что на предварительном следствии на них оказывалось психологическое давление. Но при этом ни одной жалобы не поступало. 

Самое удивительное в этой истории: Раис Саитов категорически отрицал факт драки с Низамовым, ссылаясь на провалы в памяти. 

При таком, крайне выгодном для него, повороте событий Низамов свою вину, разумеется, не признал. Только для выяснения истины этого уже и не требовалось: результаты тщательных экспертиз безоговорочно доказывали обратное. 

Тюменский районный суд признал В. Низамова виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека), и приговорил его к шести годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. 

* Фамилии изменены. 

Григорий ЗАПРУДИН