ДАЛЁКОЕ-БЛИЗКОЕ 

Почти сорок лет из своих шестидесяти Николай Ильич Петякин отдал северу. И ни разу об этом не пожалел. Хотя родился далеко от этих суровых мест – в селе Аксёнкино Оренбургской области.  

Семья у них была большая, дружная и работящая. Отец и мать с утра до позднего вечера трудились в колхозе и на своём подворье. Дети, их было шестеро, помогали родителям по хозяйству. После восьмилетки Николай поступил в Бугурусланский нефтяной техникум. Сбылась мечта сельского паренька! Дело в том, что открытие нефтяного месторождения в Бугуруслане положило начало оренбургской нефти. Николай с друзьями стал свидетелем работы буровиков и сейсмиков в их селе. 

С любопытством наблюдали мальчишки, как трубы уходили в землю, с замиранием сердца слушали взрывы подземных пластов. Нравилось и то, что партия долго не задерживалась на одном месте. Новые знакомства, другая жизнь – всё это привлекало подростка и со стороны казалось настоящей романтикой. Он и не предполагал, насколько сложна и ответственна работа буровика. 

Учился с интересом. Преподаватели-практики не только прекрасно знали свой предмет, но и были требовательными, многие из них прошли войну. Техникум имел хорошую репутацию, и учиться в нём было престижно. Многие выпускники стали большими людьми, получили признание в стране. На одном потоке с Николаем учился будущий президент компании «Роснефть» Сергей Богданчиков. 

Техникум Петякин окончил с красным дипломом. Учиться бы дальше, да надо было помогать родителям. По направлению поехал работать помощником бурильщика в Бузулукское управление буровых работ, оттуда был призван в армию. Срочную службу проходил в Грузии, где впервые услышал про Тюмень и тюменских нефтяников, в суровых условиях севера добывающих черное золото. Подумалось: а не махнуть ли на север после демобилизации? В начале июня 1979 года он уже летел на Ан‑24 в Нефтеюганск. 

«В тот год была очень высокая вода. Самолет должен был уже коснуться полосы, а вода не кончается. Небо пасмурное, моросит дождь – одним словом, неласково встречал север своего нового покорителя, – вспоминает Николай Ильич. – Не все мои знакомые выдержали морозы и бытовые сложности, звали и меня домой. Для себя я решил: поживу пару годков, подзаработаю и уеду. Пара годков продлилась почти сорок лет». 

Поначалу было очень сложно: темпы работы высокие, а опыта работы в таких условиях никакого. Но знания, полученные в техникуме, армия и советы коллег помогли справиться. И ещё один важный момент, о котором Николай Ильич говорит с гордостью: в молодых рабочих верили, им доверяли ответственные участки. И, значит, подвести свой коллектив было просто невозможно. Со временем не считались. Из-за погодных условий, поломок, аварий подолгу оставались на вахтах. Особенно трудными считались вахты в актированные дни. Но стране позарез нужна была нефть. 

Через год, поехав в отпуск на родину, Николай женился. С будущей женой они выросли в одном селе. Его избранница закончила к тому времени Похвистневское медицинское училище (Самарская область). В Нефтеюганске молодая семья поселилась в общежитии. Раиса устроилась в терапевтическое отделение городской больницы. Как и мужу, ей часто приходилось работать по полторы-две смены. Николай заочно поступил в индустриальный институт. Родились две дочки-погодки – Олеся и Юля. Совмещать учёбу, работу и семью было сложно. Чтобы чаще бывать дома, пришлось из бурильщиков пойти в наладчики автоматики. Но все равно приходилось часто выезжать на месторождения. Когда проезжал мимо буровых, щемило сердце. Хотелось туда, где всё крутится, гремит, где вершится настоящее дело. 

Через несколько лет он вновь вернулся в Нефтеюганское управление буровых работ, где трудился до середины 90-х годов. Сначала бурильщиком, потом технологом, сменным мастером, заместителем начальника РИТС. 

В период перестройки на базе Нефтеюганского управления разведочного бурения создали частное предприятие ММО-сервис по ремонту скважин. Волею случая Николай Ильич стал технологом КРС. Но должность не пришлась ему по душе, и через полгода он перешел в инженерный центр Салымского управления буровых работ технологом по буровым растворам. Это было новое направление деятельности, где внедрялись современные технологии. «Раствор в скважине, – говорит Николай Ильич, – как кровь у человека – питает, движет, очищает». Работа была интересная, требовала серьёзных знаний и постоянного самообразования. В начале 2000- х потребовались специалисты с углубленным знанием всего процесса бурения – супервайзеры. Поступило предложение, от которого было трудно отказаться. До самого выхода на пенсию он занимался делом не слишком благодарным, но очень нужным. Контролировал качество строительства скважин, соблюдение норм и правил ведения работ. 

Николай Ильич ни разу не пожалел о своём выборе. Не только потому, что любил свою работу. Как и большинство нефтяников, он чувствовал себя причастным к большому и нужному делу на благо страны. Уезжая в отпуск, скучал по работе, по друзьям, по северной природе, по своей даче, которую с нуля разрабатывали всей семьёй. К труду отношение у него было особенное: он никогда не перекладывал свою ответственность на других. Поэтому в коллективе Петякина уважали. За хорошую работу имеет множество поощрений. 

Но, пожалуй, самой большой наградой в его жизни стала жена, подарившая ему двух замечательных дочек. «У нас в семье полное взаимопонимание и полная взаимозаменяемость, – шутит Раиса Ильинична. – Мы всё делаем вместе. Конечно, было сложно, когда муж уезжал на вахту, ведь и я работала по сменам. Зато когда наш папа возвращался, все заботы по дому и уходу за девочками старался взять на себя. Он даже косички научился заплетать. Ходил на родительские собрания, выкраивал время для прогулок и игр». 

Дочери выросли, получили образование и, обзаведясь семьями, подарили дедушке с бабушкой шестерых внуков. Не заметили Николай Ильич и Раиса Ильинична, как пролетела жизнь. Наверное, потому, что не было свободного времени. Нет его у них и сейчас. Спортивные прогулки, чтение, общественная работа в союзе землячества, поездки в лес и многое другое заполняют их жизнь. Любят путешествовать. Часто ездят к внукам в Нефтеюганск и Бугуруслан. Прожив половину жизни врозь из-за характера работы, они стараются как можно чаще быть вместе. Чета Петякиных, как это принято у северян, приветлива, доброжелательна, хлебосольна. Они готовы прийти на помощь тем, кто в ней нуждается. 

НА СНИМКАХ: «Как молоды мы были!»;  «Мы любим тебя, Север!». 

Людмила ШВАЧКО, член союза землячества по городу Нефтеюганску