ПСИ-ФАКТОР 

Их называют по-разному, порой грубовато: неврастеники, шизики, психи. Фамилии и физиономии этих людей вызывают стойкую изжогу в различных инстанциях, но чаще всего их стараются избегать чиновники различных рангов, сотрудники правоохранительных органов и средств массовой информации…

О ЛЮБВИ К СУДУ И ДЕТЯМ 

Все в редакции вздрогнули, когда на пороге вновь появился этот странный мужик с лихорадочно- диковатыми глазами, кривой полуусмешкой на небритом лице и бесповоротным стремлением использовать нашу газету для восстановления справедливости в десяти конкретных случаях, в том числе – конституционного порядка в отдельно взятом городе Тюмени и по России в целом. 

Мне уже не раз доводилось встречаться с этим человеком. Он почти не отличался от десятков других визитеров, количество коих традиционно увеличивается осенью и весной, о которых без преувеличения можно сказать: "У них не все дома". 

Обычно встречи с такими людьми заканчиваются весьма продолжительным по времени, крайне нудным по форме и абсолютно бессмысленным по содержанию разговором (вернее, выслушиванием пространных монологов), после чего "ходоки" гордо удаляются восвояси, пунцовые от испытанного волнения и вполне удовлетворенные тем, что им удалось-таки «выпустить пар». 

Короче говоря, хлебнуть общения с подобными типами за более чем сорокалетний газетный стаж лично мне довелось в полной мере. Однако на этот раз у меня внутри что-то лопнуло вдребезги, когда выяснилось, что мой визави затеял очередную судебную тяжбу по очень мелкому и заранее обреченному на проигрыш делу – двадцать первому(!) в его богатой житейской биографии. 

Самое ужасное состояло в том, что, выступив истцом, наш герой проявил потрясающее равнодушие к результату судебного разбирательства. 

– Скрытое равнодушие к результатам своих многочисленных хождений по различным инстанциям и внешняя одержимость – эти особенности характерны для всех сутяжников, – просветил знакомый адвокат. – Для многих из этих «странных людей» куда важнее настойчиво и энергично требовать торжества справедливости, чем обязательно добиваться ее в конечном результате. Так из униженного и оскорбленного «героя вселенского масштаба» человек в собственных глазах превращается в маленького победителя. И не беда, что при этом он собственноручно исписывает тонны бумаги с жалобами и ходатайствами, становится постоянным клиентом врачебных учреждений, а вскоре зарабатывает на нервной почве псориаз и регулярно, с упрямством барана, повышает в своих исках размеры якобы причинённого ему «морального вреда». 

В прокуратуре и в судах от подобных "заштатных писак" стонут не меньше, чем в редакциях. Нередко одни их жалобы и заявления написаны поверх других, да еще с использованием ненормативной лексики. И это не самое большое горе, ведь в таком случае удается хотя бы сформулировать вполне вежливый отказ, сославшись на то, что предъявленный заявителем текст, увы и ах, невозможно прочитать, или он написан некорректно, в недозволительном тоне. 

Хуже, когда жалоба состряпана вполне грамотно, соответствует всем требуемым нормам, но содержит что-нибудь типа "во время моего пребывания в медицинском учреждении подкупленные спецслужбами врачи имплантировали в мой организм подслушивающее устройство, и теперь отслеживают каждый мой шаг…" 

– Обыкновенное кверулянтство – то есть один из симптомов параноидальной психопатии, который встречается наряду с манией величия, преследования и прочими заболеваниями, – сказал заведующий психосоматическим отделением одной из тюменских клинических больниц. – Данный симптом выражается в повышенной склонности к жалобам, склочничеству, сутяжничеству. Термин появился еще в XIX веке в известных работах Ломброзо и француза Валентена Маньяна… 

Опытный психиатр признался, что от таких пациентов повсюду открещиваются до последней возможности: "Их лечишь, а они знай себе пописывают на все четыре стороны. Сотрудники правоохранительных органов уже устали смеяться, когда приходят проверять очередную жалобу: дескать, правда ли, что мы регулярно устраиваем немыслимые ночные оргии в палате у безнадежного больного?" 

Тактика "правдолюбцев" – порочный круг. Сначала эти, одержимые ниспровергательством, экземпляры рода человеческого проходят все инстанции в судах общей юрисдикции, вплоть до Верховного. Потом начинают оспаривать правомерность самих действующих законов в Конституционном суде, а когда и здесь получают обоснованный отказ, обращаются в Международный суд в Страсбурге. Ущерб, который таким образом наносится одним только судам, составляет от 30 до 50 процентов рабочего времени. Почти то же самое можно сказать о журналистских потерях. 

НЕВРАСТЕНИКИ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ 

Если с гражданскими "шизоидами" все более-менее ясно, то вероятность возникновения скрытых душевных недугов среди сотрудников правоохранительных органов вызывает неподдельную тревогу. Случайно ли то, что время от времени становятся достоянием гласности чудовищные факты: некий офицер полиции изнасиловал и убил женщину, другой пришел в супермаркет и хладнокровно расстрелял из служебного оружия ни в чем не повинных людей, третий до смерти избил задержанного. . . 

Эти сообщения вызывают, прежде всего, предположение о том, что подобные преступления совершают психически ненормальные люди. Но ведь нас заверяют, что все носители погон при поступлении на службу проходят обязательное психологическое тестирование. Так что же происходит? Почему не срабатывает психодиагностика? 

По мнению ведущего специалиста Института социальной и судебной медицины имени Сербского Людмилы Николаевны Собчик, ни один современный тест не может в полной мере выявить, порядочный вы человек или нет. С помощью тестирования можно отсеивать эмоционально неустойчивых, психопатических личностей, у которых быстро вспыхивает враждебность. Психодиагностика поможет выявить и скрытые отклонения от нормы, проявляемые только в том случае, если человек получил бесконтрольную власть над другими людьми. Но если тестируемый и впрямь неглуп, он вполне способен сориентироваться и сообразить, как ему выгодно отвечать на поставленные вопросы. 

Более глубокие и сложные тесты позволяют оценить степень агрессивности или садистских наклонностей человека, и даже такие личностные аспекты, как прагматизм, зависть, жадность. Можно, наконец, узнать, какое усилие потребуется человеку, чтобы контролировать присущие ему слабости. Но главный вопрос останется открытым: захочет ли он их сдерживать? Какое место в его иерархии ценностей занимают такие качества, как честь, достоинство, благородство? А это, извините, уже не по медицинской части. 

Выходит, никто нам пока не может гарантировать полного отсутствия среди людей в погонах не только рядовых неврастеников, но и скрытых маньяков, садистов, убийц? Печально, господа! 

БУДЕМ ТЕРПИМЕЕ? 

– Не так все страшно, как об этом пишут и рассказывают, в том числе ваши коллеги, – сказал в беседе со мной опытный психиатр. – Вот журналисты создали образ больного общества, изобилующего так называемыми шизофрениками, неврастениками и прочими психически неуравновешенными людьми. А ведь их количество во всем мире примерно одинаковое, независимо от страны обитания, ее экономического развития, благосостояния или климата. 

Более того, кое-где на местах наблюдается тенденция к снижению роста психических расстройств. Наш город и область в этом смысле – не исключение. К примеру, из всех зарегистрированных случаев болезней доля серьёзных психически больных составляет ничтожные полтора процента. Другое дело, что и денег на оказание психиатрической помощи населению тратится значительно больше. К тому же сегодня мы работаем по утвержденной целевой программе и в гораздо лучших условиях. С уверенностью можно сказать, что в Тюмени есть развитая система психиатрической помощи: это выражается, в том числе, немалым количеством высокопрофессиональных врачей и наличием специально оборудованных койко-мест для лечения. (Кстати, в огромном городе Риме подобных коек … всего 14). 

Но все зависит от того, как именно общество реагирует на своих «странных людей». Например, в Италии на них не обращают особого внимания на улицах, оставляя за такими чудаками право на легкую сумасшедшинку. А мы, чуть что, сразу начинаем иронизировать, открыто насмехаться, но когда дело принимает крутой оборот не в нашу пользу, вызываем крепких ребят со смирительными рубашками. 

Речь идет, конечно, не о тех, кто обладает ярко выраженной, повышенной агрессивностью и представляет реальную опасность для окружающих. Думается, пора и нам становиться более терпимыми к различного рода безобидным отклонениям в поведении рядом живущих людей. 

Понятно, это требует некоторых усилий и, что важно, постоянной работы над собой. Пусть утешением служит основанная на богатом практическом опыте фраза о том, что абсолютно нормальных людей в нашей сегодняшней жизни нет: просто у каждого – своя норма, и до тех пор, пока она не мешает жить другим, никто не вправе крутить пальцем у виска, указывая при этом на соседа. 

А норма эта, опять же, скорее философское понятие, чем медицинский термин. Поэтому врач- психиатр, делая заключение о состоянии своего пациента, поступает честно, когда пишет: «Здоров на момент прохождения обследования». 

Постскриптум. Очередной «странный человек» навестил нашу редакцию в канун новогодних праздников. На сей раз это оказалась чопорная дама неопределенного возраста. Пристально- сурово взглянув на оробевших коллег, она шумно вздохнула, скорбно поджала губы и нахмурилась. Затем решительно шагнула ко мне, вцепилась в пуговицу на моей куртке музыкальными пальчиками с фиолетово-зеленым маникюром и тоном, не терпящим возражений, пожелала, чтобы на страницах газеты мною был опубликован большой материал, основанный на ее богатой невероятными событиями героической биографии. «А то пишете тут про всяких!» – укоризненно сказала она. Я промямлил что-то невразумительное и, кажется, кивнул в знак согласия. 

А что оставалось делать? 

Григорий ЗАПРУДИН