ГУБЕРНАТОРСКИЕ ЧТЕНИЯ 

Меньше месяца осталось до юбилея Октябрьской революции. Одни считают ее великим благом, другие – величайшей катастрофой. 

«К революционным событиям столетней давности можно относиться как угодно. В любом случае ясно, что 1917 год разделил всю российскую историю на «до» и «после». Но сам масштаб случившегося до сих пор, даже спустя век, затрудняет его понимание. А значит, мы рискуем встретить аналогичные вызовы с той же растерянностью и изумлением, с которой их встретила Россия сто лет назад», – подчеркнул губернатор Тюменской области Владимир Якушев, открывая ХХХ Губернаторские чтения. 

Свой взгляд на ситуацию в предреволюционной и революционной России представил доктор исторических наук, профессор Европейского университета (Санкт-Петербург) и Центрально- Европейского университета (Будапешт), действительный член Вольного исторического общества, член Совета по внешней и оборонной политике Алексей Миллер. 

Анализируя экономическое, политическое, общественное состояние страны, он привел доказательства пагубности октябрьских событий не только для нашего общества. Через противостояние красной угрозе легитимизируются авторитарные режимы национальных государств (Маннергейм, Пилсудский, Антонеску). В этом смысле российская революция имела мировое значение. Но главный результат деяний: было остановлено промышленное развитие страны. «Шанс вырваться из состояния полупериферии и стать лидирующей частью мировой экономической системы в 1917 году был упущен, боюсь, что навсегда, – сделал неутешительный вывод Алексей Миллер. – Любая революция открывает какие-то пути, прежде закрытые. Когда же какой-то коридор открываешь, то двери в другие закрываются. Нам надо понять, в какой коридор закрылись двери в 1917 году». 

Коллективное представление о прошлом, то, что называют памятью сообщества, существует всегда, и оно регулируется. Поэтому многое зависит от того, кто это делает и как, в каких отношениях память находится с историей. Историк, по словам Миллера, это следователь, задающий вопросы свидетелям, каждый из которых по-своему (вольно или невольно) искажает действительность. 

В российской политике памяти отсутствует понятие стыда. А это «один из ключевых механизмов, который формирует человека как существо общественное. Если во главу угла ставить только величие, славу и достижения, то воспитать нормального человека нельзя», – уверен Алексей Миллер. Поэтому мы должны говорить, не скрывая, и о сталинских репрессиях, и о голодоморе 30-х годов, и о трагедиях этнических групп, пережитых в ХХ веке. 

Необходимо выстроить систему, в которой прошлое было бы общей ценностью. Это важно для проведения сегодня эффективной политики памяти. Во-первых, всякие ценности, общее историческое достояние должны объединять людей, а не разъединять. Во-вторых, воспитание деятельного патриотизма, по мнению ученого, предполагает формирование некоего пантеона, который бы отражал эту политическую, культурную и духовную ориентацию. 

Что получается у нас? По всем социологическим опросам, кто бы их ни проводил, в первой двадцатке выдающихся людей России оказываются цари, генсеки, полководцы и Пушкин. В этом списке нет ни одного ученого, ни одного предпринимателя. Мы, конечно, помним Третьякова, Бахрушина, Щукина, которые картины покупали, музеи организовывали. Помним как меценатов. Это их как бы второе качество. «А ведь в нашей истории было много людей, которые занимались своим делом, т.е. предпринимательством, и преобразовывали нашу жизнь не только через музеи. Но где в наших нарративах («язык повествования») известные предприниматели прошлого? А между тем в условиях рыночной экономики предприниматель становится важной частью социума. Выходит, мы не согласуем практические проблемы с нашей политикой памяти», – заключил докладчик. 

Современная политика России во многом является неуклюжей и неумелой. В то же время это хорошо, думает ученый, так как остается пространство для дискуссий и выражения любых взглядов – от крайне монархических до коммунистических. 

Миллер обратил внимание аудитории, что во многих национальных республиках идет довольно энергичное строительство наций. Самых разных, но не российской. И это реальная проблема, которой надо заниматься, причем не в конфронтационном ключе. «Общий нарратив должен учитывать все национальные нарративы. Если этого не будет, то местные воспоминания выиграют в соревновании с общенациональными, и мы потеряем платформу, на которой можно договариваться. А значит, нужна реформа исторического образования в школе. Это не позволит одной политической силе или элите насаждать свои смыслы». 

Коснулся ученый и такой больной для нас темы, как уничтожение российских памятников на территории других государств. Почему Европа спокойно взирает на вандализм? Да потому, что поменялась парадигма памяти! До 2014 года она была основана на общем признании, что Холокост является преступлением преступлений. А это очень важно. «Если в культуре памяти есть главная жертва, то тогда невозможно присвоить роль главной жертвы себе, и на передний план выходит тема участия своего народа в этом преступлении. Это дает возможность различным государствам взаимодействовать друг с другом по вопросам памяти, приходить к пониманию и через это преодолевать конфликт». 

Однако поляки и прибалты, вступившие в Евросоюз, стали насаждать свои национальные нарративы, построенные вокруг тезиса «мы как жертва». «Поскольку в Восточной Европе более двух миллионов евреев погибли не в газовых камерах, а от рук местного населения, и люди, участвовавшие в этом, потом героически пали в борьбе с советской властью и теперь имеют статус национальных героев, было предложено поставить в центр европейской памяти концепцию тоталитаризма и страдания от него народов. Советский и фашистский режим оказались приравненными друг к другу. И теперь, когда эстонцы или латыши что- то делают с памятниками на своей территории, Европе все равно, что по этому поводу думает Россия, – пояснил Миллер. – Словом, идут «войны памяти». 

«В докладе «История и политика: как наше настоящее и будущее связаны с нашим прошлым?» Алексей Миллер высказал очень интересный тезис: история жива, пока мы о ней говорим и спорим, – прокомментировал Владимир Якушев. – Докладчик затронул тему региональной истории. Вопрос в том, пользуемся ли мы ее уроками или действуем как слоны в посудной лавке? Я могу сказать, что пока в большей степени, как слоны. Работая над целым рядом программ, проводя мозговые штурмы, разрабатывая различные документы, мы тратим очень много энергии и ресурсов. Но когда заглядываем в нашу историю, а мы все чаще это делаем, то оказывается, что очень много полезных вещей было придумано до нас либо в советские, либо в дореволюционные времена». 

Сегодняшние управленцы, считает губернатор, должны как можно чаще обращаться к историческому опыту своих предшественников. Это поможет сэкономить не только деньги, но и самый главный ресурс – время. 

НА СНИМКЕ: Алексей Миллер. 

Анна КРУЧ 

Александр АКСЁНОВ /фото/