К 100-ЛЕТИЮ МИЛИЦИИ

ЦАРСКИЙ РЕКРУТ, КРАСНОАРМЕЕЦ, РАБОТНИК ПРАВОПОРЯДКА

Это колоритное фото неизменно привлекает внимание посетителей постоянно действующей экспозиции УМВД России по Тюменской области – на нем изображен Ксенофонт Георгиевич Желтовский, первый тюменский губернский милицейский начальник 1919-1923 годов. Снимок сделан предположительно в середине восьмидесятых, когда работник правопорядка был на пенсии.

Сам Желтовский, будучи в почтенных летах, нередко вспоминал те непростые времена своей милицейской молодости, рассказывал и о собственном участии в послереволюционных событиях. 

О назначении на ответственную должность руководителя силовой структуры здешнего региона он, к примеру, говорил: «На территории губернии установилась советская власть. А раз власть, значит, нужна и охрана. На заседании ревкома обсуждался вопрос, кому поручить возглавить это хозяйство. Червонный, председатель ревкома, указал пальцем на меня, остальные тоже повернулись в мою сторону, посмотрели… Голоснули единогласно, утвердили начальником управления губернской милиции. Свершилось. А шел мне в то время 26-й годок. Вышел я на крыльцо после заседания и соображаю: что мне делать? С чего начать?». 

К тому моменту, между прочим, сей молодой человек уже был… ветераном Первой мировой. Три года служил в царской армии, три года «боролся с германцем», сплошная окопная жизнь. После второго тяжелого ранения был демобилизован. Затем, будучи красноармейцем, Желтовский однажды получил ответственное задание – стоять на часах у одной из дверей губернаторского дома (в Тобольске), чтобы не допустить бегства сосланного туда экс-царя Николая Александровича Романова с семьей. Учитывался некоторый опыт Ксенофонта Георгиевича «в борьбе с заговорщиками и всякой «контрой». Интересно, что в тот же самый момент красноармеец оставался обладателем Георгиевских крестов, полученных им еще в царской армии. Награды эти не пропали – они сегодня в числе предметов постоянно действующей экспозиции УМВД России по Тюменской области. А каким образом Желтовский утаил их от соратников-большевиков – большая тайна… 

Итак, вчерашний царский рекрут, затем – красноармеец, а потом – член РКП(б) и начальник губмилиции. Ему надлежит организовать борьбу с восставшим крестьянством в начале 21-го года. «Вот ехал я из Туринска, а возница говорит мне, что война началась. Я его убеждаю: никакой войны нет. Приехали. Заезжаем во двор милиции, а мой заместитель идет с рапортом: «Товарищ начальник, в Тюмени восстание…». Началась ликвидация. Когда кончили всю волынку, ликвидировали бандитов, подсчитали результаты. Недосчитались 44% личного состава. Вот так защищали советскую власть». 

Описывая один из боев в районе деревни Покровка, Желтовский вспоминает: «…Задача у бандитов была – захватить тракт Тобольск – Тюмень, перерезать его. Дождались утра. Приводят ко мне двоих бандитских разведчиков. Под утро началось их наступление. Едут на лошадях, идут пешком, все ближе-ближе… Началась не война, а убийство. Наши испугались, сразу разбежались. И тулупы побросали, и шинели. Вот так и кончилось всё. У нас было человек 25 бойцов, а у бандитов толпа была». 

После лихолетья и милицейской службы Ксенофонт Георгиевич много лет работал в советских организациях на ответственных постах. Ушел на пенсию в 1967 году. Дожил до 86-го года. 

В своих воспоминаниях он называет бандитами тех, кого много позже определят как восставших крестьян. Акценты, как говорится, со временем поменялись. И мы не вправе давать этим обстоятельствам каких-либо оценок. Нам бы с сегодняшним земельными проблемами разобраться… Как и товарищу Желтовскому в его время, нам, обычным людям, не дано знать всей правды. Впрочем, вопросы прав граждан, соблюдения закона тесно переплетены с историей и современностью. Ибо всегда действует принцип: прав тот, у кого больше прав...

Тодор ВОИНСКИЙ