КРИМИНАЛ 

Активный розыск внезапно пропавшего человека не дал никаких результатов. А спустя почти год в болотистой местности обнаружили труп неизвестного… 

«ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА» ЗУБОВ 

Мужчина был убит – на черепе остался след от страшного удара тяжелым тупым предметом. Документов не оказалось. Единственное, что оставляло возможность установить личность жертвы, – зубные протезы. 

Следователям предстояло внимательно изучить сотни различных документов и самых непредсказуемых улик, оставшихся после людей, пропавших без вести и объявленных в розыск. И грош цена операм, если у них в такие моменты не срабатывает профессиональный нюх, интуиция. 

Нашим сыскарям сильно повезло. Из десятка мужчин, пропавших за последнее время и числившихся в розыске, они очень быстро выбрали одного. Это был Михаил Воронков, предприниматель средней руки, в прошлом кандидат в мастера спорта по боксу. Сверка с медицинской карточкой стоматолога показала, что это может быть только он и никто другой. 

Жена Воронкова, Ольга, указала в заявлении, что загадочно сгинувший муж уехал в первых числах июня прошлого года в Нижний Новгород, чтобы купить машину. При себе имел банковскую карту и крупную сумму денег наличными. Если об этом знали другие люди, то Михаила запросто могли убить на пути к заветной цели. Тем более что у бизнесмена, как выяснилось, имелись весьма сомнительные знакомства в криминальной среде. 

О ПОЛЬЗЕ ИНТУИЦИИ 

Это лишь в модных детективах сыщик работает легко и красиво. Даже тогда, когда увлекается ложной версией и упрямо ее отрабатывает, сокрушая на своем пути все преграды. Но если описать работу опера по каждому убийству, от и до, в деталях, никто читать не станет. Ведь большинство преступлений совершаются людьми весьма заурядными, без особой фантазии и блеска. Да и раскрываются эти злодеяния простыми операми, прежде всего благодаря быстрому, порой лихорадочному накоплению улик, вещдоков, скучных и многостраничных материалов и терпеливой, изнуряющей проработке оперативной информации о потерпевшем, его ближайшем окружении, друзьях и знакомых. 

Оперуполномоченный Алексей Семенов. Его вклад в раскрытие данного преступления заключается в ведении так называемого оперативного дела, доступ к которому обычно не имеет больше никто. Его напарник Рафат Фатхуллин был известен коллегам как хладнокровный, цепкий аналитик. 

Они почти сразу обратили внимание на явные нестыковки в показаниях Ольги, соседей, других лиц. Ведь если человек собирается куда-то уезжать, тем более за дорогой покупкой, то об этом говорит и его поведение, и наличие данных в кассах вокзала или аэропорта о приобретении билетов или хотя бы наличие другого вида транспорта. Вряд ли Воронков отправился бы в город на Волге на попутках. Однако все опрошенные, кроме Ольги, в один голос утверждали, что Михаил вел себя как человек, который ехать в ближайшие дни никуда не собирался. К тому же при всей скрытности характера Воронков обязательно пригласил бы с собой в дальнюю поездку человека, хорошо разбирающегося в машинах и готового стать помощником и вторым водителем в нелегком перегоне. Такого человека установить не удалось. 

Или еще. Ольга утверждала, что они с Михаилом жили весело и дружно. А сама, оказывается, приобрела в оружейном магазине средство для самообороны. Собиралась, по словам подруги, применить его против мужа. А сам Михаил дважды побывал в юридической консультации, где живо интересовался – на какую долю нажитого имущества и денег сможет его жена претендовать в случае развода? 

ХИТРОСТЬ КАК ТАКТИКА 

– Собрать одну информацию легко, а другую – сложно, – поделился Алексей Семенов, – и применить ее для розыска и разоблачения преступника – почти всегда ювелирное искусство. Убийца ведь живет в страхе, в состоянии внутренней сумятицы, порой впадает в панику, видя, что опер буквально наступает на пятки. Приходится вести настоящую психологическую войну, использовать особые приемы, даже сомнительного свойства. Например, задержали мы как-то по подозрению в убийстве двух братьев. Оба наотрез отказались давать показания. Тогда их поместили в одну камеру и поначалу стали вызывать на допросы только одного, младшего. Вызовут, но не допрашивают. Подержат в кабинете час-другой, и обратно в камеру. "О чем спрашивали?" – подозрительно допытывается старший брат. "Ни о чем", – пожимает плечами младший. "Как так – ни о чем?" – растерянно недоумевает другой. "А вот так!" – нервно огрызается братец, сам пребывая в полном недоумении. В итоге между ними произошла крупная ссора, едва не дошедшая до драки, возникло стойкое взаимное недоверие. И когда на допрос вызвали, наконец, старшего брата, он запирался недолго – взахлеб, в деталях поведал о случившемся... 

Тему продолжил Рафат Фатхуллин: 

– Бывший начальник Московской сыскной полиции А.Ф. Кошко, заведовавший всем уголовным розыском Российской империи, человек глубоко интеллигентный и совестливый, однажды написал: "Конечно, с этической стороны, некоторые из применявшихся мною способов раскрытия покажутся качества сомнительного, но в оправдание общепринятой практики напомню, что борьба с преступниками может быть успешной лишь при условии употребления в ней оружия если не равного, то все же соответствующего противнику". Лично я полностью с этим высказыванием согласен. Ибо нельзя серьезно говорить о применении строгой этики к тем, кто давно похоронил в себе элементарные понятия морали и возвел в культ зло со всеми его гнусными проявлениями. 

ГРАФОЛОГА НЕ ПРОВЕДЁШЬ 

Ольгу не стали проверять на детекторе лжи. Ей предложили подробно, по часам, расписать события того июньского дня, когда муж, по ее словам, должен был уехать в Нижний Новгород. Едва она это сделала, Фатхуллин заявил, что действует по методике одного известного графолога- психолога, который считает, что если человек имеет хоть малейшее отношение к убийству, то при описании того, что он делал во время убийства (даже находясь на почтительном расстоянии), некоторые буквы и слова приобретут, помимо его воли, другое начертание. 

Опер пробежал глазами показания Ольги, хмыкнул удовлетворенно. Взгляд его остановился на том абзаце, где она описывала вечернее время того злополучного дня. Многозначительно посмотрел на женщину и положил рукопись в папку с надписью "Для экспертиз". Ольга внешне отреагировала спокойно. Слегка вздрогнула лишь тогда, когда ей объявили, что она задерживается как лицо, подозреваемое в причастности к совершению преступления. 

Конечно, это было рискованно. Операм предстояло в течение трех суток добиться чистосердечного признания или отпустить подозреваемую дамочку восвояси, извинившись перед ней. Но оба расследовали уже далеко не первое заказное убийство, и что-то настойчиво подсказывало им, что они на верном пути. 

Через двое суток поступила информация из следственного изолятора. Здесь за Ольгой внимательно наблюдали. Она практически не спала, а затем стала искать контакта с сокамерницами. Жаловалась на свое положение, просила советов. Это были неизбежные приступы нарастающей слабости. 

Потрясающая сцена – опознание останков. Ольга, как подкошенная, падает в глубокий обморок. Опытные врачи приводят ее в чувство. А уже через полчаса женщина вновь бьется в истерике и, размазывая по лицу слезы, рассказывает о том, как давно ненавидела мужа, как уговорила знакомого Володю помочь ей избавиться от него раз и навсегда. 

ВМЕСТО ЭПИЛОГА 

Следствие по этому делу подходит к концу. Не за горами суд над заказчицей и убийцей, который тоже арестован и уже во всем признался. А наша публикация, возможно, кого-то заставит задуматься над смыслом совершаемых ими поступков и вовремя отказаться от преступных замыслов. 

Фамилии изменены*

* * *

ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК 

Поздним вечером в дежурную часть отдела полиции № 7 УМВД России по г. Тюмени поступило сообщение из медицинского учреждения города о причинении мужчине тяжкого вреда здоровью. 

На место происшествия незамедлительно выехала следственно-оперативная группа. Стражам порядка удалось задержать подозреваемого. Как выяснили полицейские, двое друзей – потерпевший и подозреваемый – распивали спиртные напитки в одном из домов по улице Трактовой. Вместе с ними находилась знакомая женщина. Между мужчинами завязался конфликт, в результате которого зло-умышленник нанес собутыльнику проникающее ножевое ранение в грудную клетку.  

Как сообщили в пресс-службе полицейского ведомства, в настоящее время ранее судимый фигурант, 1985 года рождения, задержан в порядке статьи 91 Уголовно-процессуального кодекса РФ. В отношении него возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Санкция статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. 

 * * *

ЧУЖАЯ ЗАРПЛАТА

В отдел полиции № 4 УМВД России по г. Тюмени поступило сообщение от местной жительницы. Женщина пояснила, что у нее украдена банковская карта, с которой затем сняты наличные денежные средства в размере 25 000 рублей. 

На место происшествия выехала следственно-оперативная группа. Полицейские провели ряд необходимых мероприятий и восстановили картину происходящего. Так, по подозрению в совершении кражи установлена ранее не судимая женщина 1997 года рождения. Сотрудники полиции выяснили, что злоумышленница являлась коллегой потерпевшей. Доподлинно зная, что на банковскую карту сделан перевод заработной платы, фигурантка украла ее у потерпевшей, предварительно подсмотрев ПИН-код. В эти же сутки вороватая коллега сняла с чужой карты все денежные средства и потратила их на личные нужды. 

По сообщению пресс-службы УМВД России по г. Тюмени, в настоящее время по данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации «Кража». Санкция статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет. 

Григорий ЗАПРУДИН