Исполнилось 120 лет со дня его рождения

Детский доктор, талантливый педагог, Почетный гражданин г. Тюмени Станислав Иосифович Карнацевич оставил о себе добрую память. Областной госархив подготовил выставку редких документов, касающихся жизни этого человека, а ветераны медицины поделились воспоминаниями о нем. Так сложился портрет...

Старинная врачебная семья

Из рассказа сотрудника госархива Натальи Галян:

– Родился Станислав Карнацевич 16 апреля 1891 года. Отец его, Иосиф Васильевич, – участник Польского восстания 1863-1864 гг., как сказано в документах: «за участие в шайке мошенников» отправлен в Тобольскую губернию. Он верой и правдой 29 лет служил фельдшером на кожевенном заводе купцов Колмогоровых. Помогал больным, не делая различия, какого они происхождения и звания. Мать, Ядвига Осиповна Рыбинская, была дочерью участника Польского восстания, родилась в тюменской пересыльной тюрьме. Окончив Житомирскую женскую гимназию, могла быть домашней учительницей, но выбрала другой путь. В 1909 году прошла курсы фармацевтов Томского университета и стала единственным дипломированным фармацевтом в Тюмени. В этой врачебной семье и родился первенец – Станислав.

Он с отличием окончил Александровское реальное училище и, кто знает, из каких соображений, поступил в Санкт-Петербургский институт инженеров путей сообщения. Проучился там два года, а потом вместо посещения лекций бродил по городу. Станислав понял, что совершил ошибку в выборе профессии.

125-13-3Карнацевич уехал в Казань, где поступил в университет на медицинский факультет. В 1914 году началась Первая мировая война, в 1915-м резко ощутилась нехватка медиков, и царское правительство издало указ о мобилизации студентов медицинских факультетов на фронт. Станислав Иосифович работал в госпитале. В 1917-м уже советская власть приняла решение о возвращении недоучившихся студентов медицинских факультетов в вузы, и Карнацевич вернулся в альма-матер. В 1918 году получил удостоверение об окончании Казанского университета с присвоением степени «лекаря». На этом документе стоит любопытная печать: двуглавый орел без короны. (Герб Страны Советов был еще не разработан).

После вуза молодой доктор трудился в Екатеринбурге в госпитале для военнопленных, далее служил в Семипалатинске, Усть-Каменогорске. В те годы в стране бушевал тиф, и Карнацевич, спасая больных, сам подхватил эту заразу. В 1920 году он получил возможность уехать в родную Тюмень.

Еще находясь на военной службе, в губздравотделе молодой врач работал в одной из комиссий, преподавал в народном университете. В 1921 году из Тобольска в Тюмень перевели фельдшерско-акушерскую школу, Карнацевич преподавал и в ней. В 22-м ему разрешили оставить военную службу, и он всецело посвятил себя любимому делу.

В то время в Тюмени детская смертность была ужасающей. В городе – единственный родильный дом, ни детской больницы, ни яслей. Карнацевич помогал организовывать детские учреждения, не оставлял педагогическую деятельность, вел консультации, кроме того, являлся депутатом Тюменского горсовета.

При всей своей загруженности занимался наукой, публиковался в журналах, газетах. По его инициативе в Тюмени было создано научное общество врачей.

125-13-4Война… Ординатор походно-полевого госпиталя №464 и начальник инфекционного госпиталя № 464 майор медицинской службы Карнацевич прошел боевой путь от Вязьмы до Кенигсберга и Данцига. В письмах с фронта писал, что «работы много, спим по 2-3 часа, часто не раздеваясь, ночью – перевязка больных, в дневные часы консультирую хирургов по терапии». Станислав Иосифович награжден орденом Красного Знамени, медалями «За взятие Кенигсберга», «За оборону Москвы», «За победу над Германией».

После войны Карнацевич возвратился в Тюмень, был назначен главным консультантом детских медучреждений города и области. В письмах люди называли его Профессором. Станислав Иосифович преподавал в медучилище, читал курс лекций в мединституте. За трудовые подвиги награжден орденом Ленина, ему присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». В 1966 году в 75-летие со дня рождения и 50-летие трудовой деятельности Станиславу Иосифовичу присвоено звание Почетный гражданин г. Тюмени. В 1977 году любимого многими тюменцами доктора не стало. Он похоронен на Текутьевском кладбище.

«Папа любил музыку и книги»

Из воспоминаний дочери Ванды Моношкиной:

– Дома атмосфера у нас был хорошая. Папа любил музыку, будучи студентом, не пропускал ни одного спектакля. Собинова, Шаляпина, всех знаменитостей слушал. Нам старался дать музыкальное образовании, дружил с директором музыкальной школы Виктором Александровичем Соковкиным. В свои 84 года поехал в Москву к дочери Светлане. Там посетил оперу. Слышал-то уже плохо, но Ла Скала на гастролях, как же он не пойдет?

Дома у нас было принято читать книги вслух. Отец усадит детей (нас четверо: три девочки и мальчик) и   читает. Мама у нас не работала, но мы жили прилично, хотя и без роскоши. Папа много денег тратил на книги. Покупал их каждый день, постоянно подписывался на журналы, газеты. Около кроватей у нас стояли полные стеллажи медицинской литературы. Когда началась война, к нам привезли эвакуированных врачей из Краснодарского мединститута. Мороз, топить печь нечем. И они столько литературы сожгли – надо же было как-то жить. Но многое все равно осталось.

Книги для него были настоящие помощники. Ставя диагноз, отец не ограничивался одним осмотром ребенка. Если его что-то беспокоило, обязательно начинал рыться в книгах. Мама говорила: «Это ему надо диагноз уточнить».

В 1931 году моя сестренка Майя заболела воспалением легких. Температура под 40, врачи выразили нам свое сожаление. Вдруг прибегает отец и давай делать ей уколы, уж не знаю, какие. Видимо, он что-то новое в лечении узнал, и ведь выздоровела наша Майя.

Любовь к медицине у него была огромной. Папа говорил: «Медицина – это основа всего в жизни. Вы бы все пропали, если бы не медицина». Он хотел, чтобы и мы пошли по его стопам. Сестра моя стала медиком.

Папа всегда был в курсе политических событий. Историей интересовался. Не случайно мой сын стал историком.

Он ходил с большим портфелем

– На втором курсе фельдшерско-акушерской школы «детские болезни» у нас вел Станислав Иосифович, к тому времени известный, авторитетный врач, – рассказывает Тамара Костоварова, заведующая музеем медицинского колледжа. – Мы гордились своим преподавателем. В обучении он применял лекционный метод либо классный урок.

В 60-е годы, после окончания вуза, мне уже в качестве преподавателя посчастливилось с ним работать. Запомнились экзамены. Станислав Иосифович, председатель ГЭК, разложил билеты, мы, преподаватели, рядом с ним сидим. Пока студенты готовились, Карнацевич открывал свой толстый портфель, с которым всегда ходил, и начинал штудировать новую монографию или брошюру.

Выслушивал студентов внимательно, никогда не делал резких замечаний, оценки ставил хорошие. Нам говорил: «Чтобы преподавать, надо иметь опыт лечебной работы». И мы следовали рекомендациям.

– 1947 год. Послевоенное время. Мы, плохо одетые, голодные девчонки, – вспоминает ветеран медицины Таисия Костко. – В аудиторию фельдшерско-акушерской школы входит элегантный, приятной внешности преподаватель. Мы попали под его обаяние. Я горжусь тем, что в моем дипломе по предмету «детские болезни» стоит «отлично» и подпись председателя ГЭК Станислава Карнацевича. В своей жизни встречала киевских профессоров, такие корифеи, но Станислав Карнацевич им не уступал. Замечательно, что в Тюмени много его достойных учеников.

Его совет спас жизнь ребёнку

– В 1952 году меня направили на усовершенствование в больницу, где работал Карнацевич, – продолжает рассказ Мария Трошанова. – Стоял май. Я приехала в расчете на то, что впереди лето, зачем же теплая одежда! Вдруг выпал снег. Станислав Иосифович и говорит: «Вы легко одеты, можете простудиться. Вот мой домашний адрес, приходите сегодня же. Моя семья подберет вам гардероб». Пришла, мне дали теплые вещи. Возвращаясь из его гостеприимного дома, все думала: «Удивительный человек. Видит меня впервые, я как врач еще ничем себя не проявила. А вот надо же... Это идет от большой культуры и доброго сердца».

График работы под руководством Карнацевича был очень плотным, мы разбирали сложные случаи. Станислав Иосифович делал основной доклад, а мне поручил готовить содоклад, пообещал подобрать для меня литературу. Я была восхищена: одна из комнат его небольшой квартиры полностью отдана библиотеке. Книги от пола до полтолка занимали все пространство! Он быстро отыскал нужную мне монографию.

Обсуждение доклада прошло хорошо, с пользой. После специализации я решила уехать в свой район, Карнацевич предложил: «Вдруг у вас возникнут какие-то вопросы, звоните мне в любое время суток, это рабочий и домашний телефоны». И такой случай представился. Из деревни привезли семилетнего Вову Кириллова с сильными болями в животе. Меня вызвали ночью. Я осмотрела ребенка, заподозрила аппендицит, а хирург со мной не согласилась, отказалась делать операцию. Глубокой ночью звоню Станиславу Иосифовичу, объясняю ситуацию. Он: «Немедленно делайте операцию! После мне сообщите результат». Каково же было удивление хирурга, что диагноз подтвердился. Еще чуть-чуть, и гной заполнил бы всю брюшную полость. От перитонита в те годы умирали. Мальчик после операции быстро поправился. Я позвонила Станиславу Иосифовичу: «Молодец! Большое вам спасибо», – от его слов так тепло сделалось на душе.

В 1955 году я переехала в Тюмень, стала работать в роддоме №2. При необходимости всегда обращалась за консультацией к Карнацевичу. Он с удовольствием приезжал в роддом, откликался на просьбы.

Станислав Иосифович всегда находился в окружении коллег. Чего только нам не рассказывал! Всякие интересные факты из истории, из других наук – настоящий энциклопедист. Памятью обладал феноменальной.

– Карнацевич был главным врачом детской больницы, что на ул. Ленина, 69. Первая встреча со Станиславом Иосифовичем в 70-м году произвела на меня неизгладимое впечатление, – говорит профессор медакадемии Антонина Волкова. – Красивый, статный. С хорошим литературным языком. Галантный беспредельно. Как он общался с женщинами! Поклонится, поцелует ручку. Теперь таких мужчин, к сожалению, единицы.

Пребывание в гостях у Карнацевичей – это незабываемые праздники, удивительно гостеприимство супруги Любови Степановны. Он, пока мог, приходил в клинику, там его встречали стоя, слушали с восторгом. Карнацевич всегда приносил подарочек – новый журнал, монографию. Мне подарил несколько книг из своей библиотеки.

У него был профессорский уровень диагностических познаний, это – великий Доктор и Педагог.