Тюменец Виктор Бугаев в Великую Отечественную войну освобождал от фашистских захватчиков Киев. Рисковал своей жизнью, бесстрашно вел бой. Не зря фронтовики-товарищи прозвали его Лихим.

Читаю наградной лист Виктора Елисеевича: «Гвардии сержант механик-водитель танка Т-34 332 гвардейского танкового батальона 52 гвардейской танковой бригады. Год рождения 1913, русский, беспартийный, имеет легкое ранение 1943 г., в Красной армии с 1943. Призван Ворошиловским РВК Молотовской области. Ранее награды – медаль «За Отвагу».

При выполнении боевого приказа командования по освобождению г. Киева от немецких захватчиков совершил героический подвиг при прорыве оборонительной линии противника в районе юго-восточнее Пуща-Водица, при этом экипаж совершил смелый марш в тыл противника, тем самым перерезал шоссейную дорогу Киев – Житомир.

Находясь среди вражеских танков и пехоты в ночь с 5 на 6 ноября 1943 г., вел неравный бой, при этом уничтожил один легкий танк, два самоходных орудия, одно противотанковое орудие и до 30 солдат и офицеров противника.

Достоин присвоения звания Героя Советского Союза».

Командир 332 гв. т. батальона гв. капитан Яндрицкий и командир 52 гв. т. бр. гв. подполковник (подпись, фамилия не напечатаны – Е.Д.). 8 февраля 1943 г.

Виктор Бугаев – простой сибирский парень – был по характеру отчаянным, смелым и неудержимым:

«Неплохо мы фрицев порубали! Чё, ребята, давай закурим по одной, – говорил Виктор после боя. Он не боялся смерти, отшучивался: «Я заговоренный».

Из-под гусениц грязь,
Из ствола – мощь огня,
Мы прорвемся с боями,
Мы пройдем через ад.

Эти строки поэта Алексея Охотина будто посвящены герою-танкисту, нашему земляку. В перерывах между боями Виктор Елисеевич писал своим родным и близким.

«Здравствуй, Лидок!

Шлю свой солдатский привет и желаю всего хорошего в твоей жизни, учении, работе. Привет Алле, Вике, Кларе. Я пока жив, здоров и давлю помаленьку фрицев. Лидок, ты обижаешься, что долго не пишу, так это знаешь, почему, вот, думаешь, сейчас напишу, а командир прибежит, говорит: «Заводи, поехали!». Если уж бить фрица, так бить, а если водочки достали трофейной, так пить – нигде не пропадем!

Командир машины молодой парень с 22-го года, Токарев Василий, молодец, стреляет хорошо, да и остальные ребята: башенный стрелок, радист нигде не пропадут, словом, наш экипаж прозвали лихим, чуть где туго, так и кричат: «Токарев поехал!». Ну, а мы его уже не подводим, коробка наша пока еще надежная, правда, это уже вторая, один фриц поджег, ведь они, Лидок, горят, как свечка.

Тебя интересует первый бой и мое впечатление о нем, могу немного вспомнить, сейчас в аккурат веселое настроение, фриц метрах в 700-800 со своими танками, пехотой, а мы постреливаем, в атаку не пускают, скучно в обороне.

Когда нам сказали, Лидок, что снять все лишнее с машины, я понял, что идем в бой, ну и правда, стало как-то не по себе, так как не знаешь, что делать, ведь видать в этой коробке плохо. Ну, думаю, все. Когда выехали к фрицевской линии обороны, в это время ударила большим залпом, может, штук 200 снарядов, катюша, фриц ее боится, ну в это время мы и пошли. А когда переехали ихние окопы, фрицы бежали. Вот тут-то я уже понял, что делать: кого давили гусеницами, а остальных – из пулеметов, много забрали в плен. После этого, Лида, как-то стоять стало скучно, все время рвемся вперед и ни шагу назад. Буду жив, расскажу многое, за киевский бой представлен к награде. Мы, 2 машины первые, залетели в станцию. Командование передало на Героев Советского Союза, а что дадут, не знаю, напишу.

Вот вспомнил еще один случай. Едем ночью, а сбоку идет пехота. Проехали километров 7 – никого. Заезжаем в станцию, а фриц как откроет огонь, ну, конечно, и пожёг много, а мы остались, две машины, знаешь как? Я жму за одной по шоссе, а по ней как ударят, она загорелась, я смотрю – дело плохо. Вижу, по снаряду бьет «тигр», втыкаю заднюю – и в проулок, а он давай бить прямой наводкой по шоссе, еще бы метр я вперед, и нам бы крах. Вот, Лидок, и приходится снаряды считать, то вперед кладет, потом еще ближе, вот в это время и переедешь в то место, где был, а он уж бьет, где стоял – выходит игра со снарядом в кошку и мышку. Бывает, и засадит по башне, уже привыкли.

Ну, пока. Пиши тюменские новости. Лидок, сходи к нашим, что они не пишут? От тебя получил 2 письма, а от них – нема. Лазим, Лидок, сейчас по Украине. За время боев я, Лидок, скажи маме, послал два перевода зарплаты. Получили они или нет? Погода пока теплая. Яблоки попробовал один раз. Украина мне не понравилась. Ну, пока. Целую всех. Пока, ваш Виктор. 24. 10. 43.»

«Здравствуте, мама, Саша!

Шлю свой привет и желаю всего лучшего в жизни. Письмо ваше получил и сразу сел писать ответ, так как сейчас пока ничего не делаем, стоим на отдыхе, но скоро снова пойдем в бой крушить немцев и румын на ихней территории. Мама, я и не знаю, как благодарить за внимание к тебе работников горисполкома, но думаю так, что, идя в бой, еще сильней буду громить гадов, чтобы быстрей добить их и начать мирную жизнь, хоть и в небольшом нашем городишке. Передавай привет всей твоей бухгалтерии, может быть, настанет время, когда мы сойдемся вместе, а я в этом не сомневаюсь, должно быть! Если мне не оторвут голову, тогда я с ними поговорю поближе.

Мам, живите помаленьку, о житье вашем знаем, несколько наших ребят ездили в отпуск и рассказывают о положении, но ничего не поделаешь, надо терпеть, а потом поправится. Вы уж там, в тылу, а мы здесь, на фронте, я думаю, не подкачаем.

Ну, пока, с приветом, твой герой Виктор. 19. 04. 44 г

(Саша – родная сестра Виктора Бугаева, – Е.Д.).

«Здравствуйте, мама, Саша!

…Я, мама, здесь, не думай, тоже не на плохом счету, все-таки считаются. И ты за меня не унывай, постоять за себя сумею. Сейчас в боях, и знаешь, какие бои, прямо и рассказать жутко, то и дело в щель прячешься, а то стерва забьет. Вот сейчас только стал писать и в то же время включил приемник, стал слушать информацию, так в это время фрицевский «иван» как даст очередь, ну из машины все ходу в щель, пересидели, а потом уже дописал письмо.

Мама, что твое здоровье лучше, я рад этому, крепись. Словом, играем со снарядами в кошки-мышки, а днем опять его самолеты гонют, но, мама, когда я в бою, чувствую себя веселей, а вот на формировке скучно. Здесь чувствуется жизнь, да еще какая! Эх, закачаешься!

В свободное время научился уже кататься на мотоцикле, его достал вместе с фрицем, ехал гад на разведку. Ну а мы просто по подбитым его машинам ходили, интересовались. Вот он на нас и напоролся, но мы не растерялись. Я с ним так и в штаб части приехал. Ехали, смеялись: «опять Бугай отмочил». 15. 08. 44 г.

После освобождения Украины Бугаев участвовал в боях на территории Польши, и там проявил себя смелым русским солдатом. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено в 1944 году. В победоносном мае 1945-го Виктор Бугаев вернулся в родную Тюмень. На работу устроился механиком в городской торг. Работал по любимой специальности. Как вспоминала его мама, Анна Варламовна Баженова: «его стремление было одно: быть радистом, киномехаником, шофером, морзистом, электромонтером, мотористом. И всем работал, из рук ничего не выпадало, но больше всего любил быть на машине шофером – это его болезнь».

Психологически перенести ужас войны оказалось очень тяжело, это и подорвало здоровье фронтовика. Жить бы да жить… В 1957 году Виктора Елисеевича Бугаева схоронили на Парфеновском кладбище. В 80-х годах с Украины в Тюмень пришло вот такое письмо:

«Уважаемые родственники Виктора Елисеевича!

К вам обращаются следопыты СПТУ №15 г. Ивано-Франковска УССР. При нашем училище создается музей «Герои фронтовых дорог». Просим выслать для экспозиции в музей фотографии (в том числе периода Великой Отечественной войны), фотокопии или оригиналы удостоверений, писем, наградных листов, а также если сохранились личные вещи Бугаева В. Е. Пришлите также коротенькую биографию с указанием года и места рождения, национальности, партийности, образования, 076-4-2службы в Советской армии, боевой путь, возможные ранения, награды трудовой деятельности и т. п. Зам директора по учебно-воспитательной работе В.И. Бортник».

Трудно сказать, сохранился ли этот музей в нынешнее время. Неонацисты вытравляют героическое прошлое, связанное со священной войной, оскверняют память о героях. Но, возможно, экспонаты спасены, старшее поколение знает историю не понаслышке. К тому же в Ивано-Франковске создается музей, посвященный погибшим на Майдане «Героям небесной сотни».

В Тюмени в 2002 году имя Виктора Бугаева присвоили проезду №1, расположенному в районе новой застройки Казарово. В центре города на углу Семакова/Республики стоит приметный дом, в советское время его называли «Реконструктор». В нем жил Виктор Елисеевич. Этот дом хранит память о человеке-фронтовике. На стене его установлена мемориальная доска. Замедли шаг, прохожий, прочти: «Бугаев Виктор Елисеевич, Герой Советского Союза, механик-водитель 52-й Гвардейской Фастовской дважды Краснознаменной орденов Ленина, Суворова и Богдана Хмельницкого танковой бригады».

На мемориальной доске не проставлены годы жизни, человек шагнул в бессмертие…

P.S. В публикации использованы материалы ГБУТО «Государственный архив социально-политической истории Тюменской области» и ГБУТО «Государственный архив Тюменской области». (Стиль и фотография писем сохранены).