Окончание. Начало в № № 139, 144 и 148.

Всего же в государственный бюджет СССР в годы Великой Отечественной войны поступило 76 миллиардов рублей. Число подписчиков на займы к 1946 году достигло 70 миллионов человек. Удельный вес средств от займов в доходах государственного бюджета в годы войны составил около 10%.

Но и займами денежные выплаты не ограничивались: в годы войны и рабочие, и колхозники по всей стране добровольно отдавали свои сбережения на строительство танков, самолетов и кораблей. Не остались в стороне и аромашевцы.

Так, учащиеся начальных классов Аромашевской средней школы, откликнувшись на обращение своих одноклассников Ады Занегиной и Адика Солодова, собрали 100 рублей на танк «Малютка». Жены и матери командиров фронтовиков г. Омска собрали 130 тыс. руб. на постройку самолетов для эскадрильи «Боевая подруга», и к ним присоединились семьи бойцов и командиров из Аромашево (тогда Аромашевский район входил в Омскую область): они собрали 8905 рублей наличными и 3 тыс. рублей облигациями.

Учащиеся и учителя Новоберезовской средней школы внесли на танковую колонну «Омский колхозник» 6200 рублей. Колхозники Вагинского сельсовета – 68500 руб., колхоз им. Сталина – 17850 руб., колхоз «Культурник» – 16200 рублей.

А вот колхозница к/х им. Челюскина Аромашевского сельсовета М.А. Сопко даже обиделась на правление колхоза, не сообщившего ей о собрании по сбору средств: «Приготовила и деньги, и табачок, и варежки теплые связала…».

Всего по району на постройку танковой колонны было внесено 930 тысяч рублей.

Рабочие и служащие райсовета провели подписку на эскадрилью «Омский осовиахимовец»  на 3400 руб., причем наличными внесено 2550 рублей.

Работники Аромашевского НКВД  внесли на постройку танковой группы «Омский чекист» 5-дневный заработок.

5 мая 1944 года работники Аромашевского интерната подписались на 3-й Государственный военный заём не менее чем на полуторамесячную зарплату. А дети внесли на постройку эскадрильи «Юный ленинградец» 10 тысяч рублей.

Аромашевский район находится в глубоком тылу, но и на него распространяются законы военного времени: практически все население считается мобилизованным – кто в трудармию, кто на лесоповал, а кто – на сельхозработы в колхозы: «все работоспособные мужчины и женщины, не работающие в госучреждениях и организациях; часть служащих по заданиям, установленным исполкомом райсовета; учащиеся 6-9-х классов».

Мобилизации подлежат лица мужского и женского пола от 14 до 50 лет. Лица, уклоняющиеся от мобилизации, привлекаются к уголовной ответственности и подвергаются принудительным работам на срок до 6 месяцев с удержанием зарплаты до 25%.

Впрочем, и без мобилизации работали на износ. Когда мужчин-трактористов забрали на фронт, им на смену пришли женщины.

Протокол заседания Аромашевского райисполкома от 17 сентября 1942 г.

…Приступить к немедленной организации в МТС индивидуального ученичества по профессии тракториста, уделив особое внимание на привлечение к индивидуальному обучению девушек и женщин.

В тракторной бригаде Кротовской МТС работали пять девушек: М.Н. Заложук, Н.С. Левчук, Е.Г. Казак, А.А. Левчук и А.Е. Исакова. Работали днем и ночью, в холод и зной.

Чтобы повернуть тяжелую машину в нужную сторону, нужно было, стоя, изо всех девичьих сил налегать на рулевое колесо. По нескольку часов лежать под трактором, регулируя подшипники коленвала. А чтобы запустить двигатель, вдвоем крутить заводную ручку.

На ремонт тракторы ставили в мастерские Кротовской МТС. 30 км девушки ходили пешком. А в распутицу и вовсе босиком – берегли обувь.

Были свои героини трудового фронта и в Новоберезовке. За рычаги тракторов сели Е.Г. Веремчук, А.Е. Казак, М.И. Усольцева,
Д.М. Юсько, Е.К. Сухорукова, А.А. Сажина, А.Ф. Григорук.

В Малиновке тракторную бригаду из пяти девушек возглавляла Ф.Н. Вакарина.

Евдокия Иосифовна Поступинская в 1935 году окончила курсы трактористов. В 1939-м ее, как лучшую трактористку, отправили на слет механизаторов в Москву. А во время войны в Кротово была создана женская тракторная бригада, которую и возглавила Е. Поступинская.

К.В. Буданова из дер. Буреевка в 1941 году стала помощником комбайнера, потом комбайнером, потом бригадиром тракторной бригады: «Поначалу мы, неопытные, молоденькие, со слезами к комбайну подходили, не умели ничего, боялись…» – вспоминала она.

И таких примеров женской самоотверженности можно привести великое множество.

А.М. Шультайс-Мясникова, бывшая учительница (дер. Суэтяк): «Женская работа и жизнь во время войны была кошмарно трудной, так как все, даже самая тяжелая работа в деревне, лежало на женских плечах. А жили впроголодь. Хорошо, хоть картошка и капуста выручали, а хлеба не было. Молоко от коровы больше половины сдавали государству, крынка молока для ребятишек – и все. Денег ни у кого не было, все на облигации и налоги уходило. Горе и нужда кругом, и все чаще приходили похоронки. И тогда на всю деревню раздавался надрывный женский плач. Летом было труднее. У многих картошка кончилась, и вместо нее – лепешки и суп с травой. Но от работы никто не отлынивал. Работали с утра до ночи: война! Все для фронта, там – мужья, отцы, братья…».

Тыл воевал вместе с фронтом. Как мог, как умел. Отдавая последние силы и последний кусок хлеба.  Долгие тысяча четыреста восемнадцать дней…