Сегодня у писателя и журналиста Станислава Мальцева юбилей. Ему стукнуло 85! Много лет Станислав Владимирович работал в «Тюменской правде». Да и по сей день не прерывает с ней связь. В четверговом номере нередко печатаются его сказки для детей.

Коллектив «Тюменки» от души поздравляет Станислава Владимировича! Мы желаем коллеге крепкого здоровья и новых книг! А сегодня юбиляр рассказывает о своём жизненном пути и о том, как он полюбил Тюмень.

В Тюмень я приехал в 1953 году после окончания Уральского госуниверситета. Помню все до мелочей, словно это было вчера. Маленькое, очень уютное старинное двухэтажное здание вокзала, народу немного. На привокзальной площади газон, белый олень, цветы, машин мало, одинокий автобус на остановке…

Решил пройтись, посмотреть город. Какое-то шестое чувство подсказывало, что от вокзала до редакции «Тюменской правды» рукой подать. На улице Первомайской старозаветные деревянные дома. Но вот здание из красного кирпича. Прочитал вывеску – «Завод пластмасс».

И везде очень много зелени: деревья, кустарники, газоны. Вскоре увидел большой парк, потом узнал: городской сад, или просто горсад, – любимое место отдыха тюменцев. Сразу за ним длинное, тоже старинное, двухэтажное здание с огромными окнами на первом. Заглянул, а там знакомые печатные машины, люди в темных халатах. Типография. Значит, тут и редакция. Не ошибся. (Дом этот сохранился до сего дня, но его скоро снесут, а жаль – можно было бы устроить тут интересный музей сибирского типографского дела).

Открыл дверь и остановился. В редакциях областных газет Свердловска, где я постоянно бывал, широкие светлые лестницы, просторные коридоры, а здесь сумеречно, на второй этаж ведёт крутая узковатая лестница.

…Через несколько минут сижу в небольшом, очень уютном кабинете главного редактора. Алексей Алексеевич Нежданов, как и положено руководителю газеты, немолодой, солидный человек. Встретил он меня очень приветливо. Спросил, как доехал, сразу позвонил в гостиницу «Заря», чтобы устроили получше. Тогда она была единственной в городе, маленькой, но тоже по-домашнему уютной. Редактор предложил работать литсотрудником секретариата. Я согласился без раздумий.

Позволю себе небольшое отступление. Не все знают, что такое секретариат в редакции газеты. Это, можно сказать, штаб в армейской части. Здесь читают, оценивают и правят, а иногда и бракуют материалы, подготовленные в отделах. Планируют текущие номера, следят за их прохождением в типографии.

Начальником этого штаба была Ольга Федоровна Крицкая – опытный журналист, красивая молодая женщина. Ее заместителем – Нина Павловна Королева, тоже с большим стажем журналисткой работы и тоже молодая и красивая. Эти милые женщины встретили меня доброжелательно, помогали во всем.

Так началась моя работа в «Тюменской правде». Сначала читал и правил небольшие материалы, потом стали доверять крупные (зарисовки, очерки). Конечно, первое время было трудновато. Очень помогло то, что когда-то сотрудничал в газетах «Уральский рабочий», «На смену», а во время производственной практики два лета работал в областной газете на Дальнем Востоке.

Какой была тогда «Тюменская правда»? Ее лицо определяла экономика области: сельское хозяйство, лесозаготовки, рыбный промысел. Много печаталось корреспонденций и зарисовок о людях труда, передовиках производства. Крупным событием стало строительство в Тюмени ТЭЦ. Помню, в редакции создали специальный штаб, и материалы о стройке публиковались в каждом номере на первой полосе как самые важные. ТЭЦ должна была работать на торфе, и к ней специально проложили железную дорогу с торфяников. Никакого газа тогда и в помине не было, даже в новых домах стояли дровяные плиты, а в подвалах находились дрова.

Конечно, я не только правил чужие материалы, но и писал свои, особенно любил фельетоны. Жанр очень интересный и трудный. Сейчас он почти исчез с газетных страниц. Написал их где-то около двадцати. Один мой фельетон «Тысяча первый приказ» (в соавторстве с нашим собкором Москвиным) был перепечатан газетой «Правда» – случай весьма редкий для областной газеты.

Писал я и очерки о людях, к сожалению, не так много, как хотелось бы. Помню, летал в далекий тогда Ханты-Мансийск на маленьком самолетике за очерком о депутате Верховного Совета СССР, учительнице. Болтало самолетик этот страшно…

Вместе с фотокорреспондентом Аркадием Космаковым мы часто делали фоторепортажи: он снимал, я писал текст. Аркадий Васильевич был Журналистом с большой буквы. Любое задание выполнял отлично и в срок. В его снимках – вся история Тюменской области.

Знаменательное событие в жизни журналистов области произошло осенью 1957 года. Хорошо помню, как в старом и тесноватом помещении редакции собралась группа сотрудников местных газет, радиокомитета и книжного издательства. В тот день приняли решение о создании Тюменской областной организации Союза журналистов СССР. В числе первых её членов (нас насчитывалось человек пятнадцать) был и я.

Отбор был достаточно строгий: мало быть работником какой-то редакции, нужно еще иметь интересные публикации, ведь Союз наш с самого начала заявлен как творческий. К сожалению, из всех принятых на том собрании остался я один…

Шло время, появился опыт. И вдруг меня назначают ответственным секретарем редакции, (Ольга Федоровна перешла заведовать одним из отделов). Это стало для вашего корреспондента полной неожиданностью, ведь я собирался заняться литературой, писать детские книжки. Но… Согласился и не жалею.

И снова тот же конвейер в секретариате. Сотрудники нынешних редакций не представляют себе, как много мы работали тогда, в том числе и по субботам. Большая нагрузка была во время крупных совещаний в Москве, съездов или пленумов компартии. Материалы с них печатались обязательно в текущем номере. Все тексты получали по телетайпу из ТАСС, часто с опозданием и поправками. Вот и сидели сотрудники секретариата, дежурные по номеру, редактор или его зам, корректоры и вся типография допоздна на работе. Часто бдения затягивались до утра. Каторжный труд.

Вскоре А.А. Нежданов был назначен одним из руководителей областного комитета по радиовещанию. В редакции очень жалели об этом – Алексей Алексеевич был добрым и отзывчивым человеком, хорошим руководителем, его все любили. Прислали редактора. Дмитрий Филиппович Иванов только что окончил в Москве Академию общественных наук. У него был, конечно, иной стиль работы, тем не менее он быстро завоевал уважение и авторитет.

С открытием нефти и газа область стремительно менялась, и, конечно, менялась «Тюменская правда». Главными ее героями стали геологи, нефтяники, газовики и строители. По предложению редактора был создан отдел нефти, газа и геологии, который возглавил опытный журналист Анатолий Конаков. В каждом номере мы писали об открытии новых месторождений, строительстве трубопроводов и поселков нефтяников, которые очень скоро становились городами.

Я, будучи заместителем редактора, вел тему промышленности. И хорошо помню, как коллектив ждал такую информацию, с какой радостью она публиковалась. Названия Самотлор, Усть-Балык, Сургут, Нижневартовск и многие другие не сходили со страниц газеты. Тот, кто захочет узнать, как создавался Тюменский нефтегазовый комплекс, должен прочесть подшивку «Тюменской правды» за те годы, там есть все.

За несколько лет неузнаваемо изменилась и сама Тюмень. Появились многоэтажные здания управлений разного профиля, нефтегазового университета, медицинских, культурных и торговых центров, новых больших гостиниц. Численность населения уверенно приближалось к полумиллиону. Город становился все более красивым и современным. Тот, кто приезжал сюда спустя несколько лет, не узнавал Тюмень.

Еще более упрочился авторитет газеты, тираж быстро рос. Это, очевидно, заметили «наверху». Иванова перевели в Москву, в «Советскую Россию», одну из главных газет того времени. Вскоре Дмитрий Филиппович стал заместителем начальника главка в комитете по печати СССР. К сожалению, он рано умер.

В 1973 году Агентство печати «Новости» (АПН) решило открыть в Тюмени свой корреспондентский пункт. И это понятно – интерес к нефти и газу был огромен во всем мире. Отделения и корпункты АПН работали во многих странах, агентство имело собственную газету «Московские новости» на нескольких языках и большое книжное издательство.

Стать заведующим корпунктом предложили мне. Согласился, хотя было мучительно больно расставаться с «Тюменской правдой», где трудился уже двадцать лет. Но новая работа обещала быть интересной и давала больше возможности для творчества (я уже писал детские книжки).

Дел оказалось невпроворот: писал статьи и корреспонденции, готовил интервью о геологах, нефтяниках и газовиках, о жизни Тюменской области. Затем они переводились на разные языки и печатались в зарубежных СМИ. Внимание к Тюмени было такое, что один и тот же материал публиковался сразу в нескольких газетах и журналах.

Часто ездил в командировки на север области. Помню, был в Сургуте, брал интервью у председателя горисполкома. Это сегодня Сургут большой, красивый и благоустроенный город, а тогда состоял из нескольких микрорайонов, которые находились далеко друг от друга, а между ними были свободные площадки. Интервью получилось удачным, и под заголовком «Город в океане нефти» его напечатали в зарубежных СМИ.

Впрочем, западные газеты и журналы занимали не только нефть и газ. Помню, пришла заявка от шведского издания рассказать о потомках тех шведов, которые были взяты в плен в битве под Полтавой (около тысячи человек), их тогда выслали в Тобольск.

Много приходилось работать с иностранными журналистами, приезжавшими в область в качестве специальных корреспондентов. Их интересовали прежде всего нефтяные и газовые дела. Организовывал им встречи с первыми руководителями этих ведомств, например, с Виктором Ивановичем Муравленко, директором Западносибирского нефтяного геологоразведочного института Иваном Ивановичем Нестеровым.

Немало случалось и других интересных поездок и встреч – обо всех не рассказать. За время работы в АПН в зарубежной прессе было опубликовано много моих материалов. В том, что о Тюмени мир узнал больше, думаю, есть и мой вклад.

Шестьдесят один год проработал я в Тюменской области и могу с полным правом говорить: «Моя Тюмень!». Она стала моей судьбой.