150 лет тому назад в Тюмени появилось благо цивилизации – водопровод. ПЕрвый в СИБИРИ. История его возникновения удивительна и богата

Как свидетельствуют архивные материалы, в давние времена девки и бабы ходили на реку, набирали воду в ведра и тащили их на коромыслах в свои дома. Крепкие мужчины подъезжали к берегу на лошадях, запряженных в телеги, набирали воду в большие бочки, и везли их в город. За доставку брали умеренную плату. Если случались пожары, то улицы, застроенные деревянными домами, выгорали полностью: можно ли было унять разбушевавшееся пламя с помощью столь примитивного способа доставки воды?! Для нормальной жизни Тюмени нужен был водопровод.

Г-н Подаруев и английские инженеры

Инициатива его постройки принадлежит городскому голове Ивану Алексеевичу Подаруеву, занимавшему эту почетную должность в 1861-1863 годах. На приобретение «водоподъемной машины» была объявлена «добровольная подписка сбора средств». На нее охотно откликнулась тюменская денежная аристократия. В журнале Городской Думы за 1864 год приводятся имена главных участников полезного дела для города и суммы, которые господа не поскупились дать: «…от Семена Михайловича Трусова – 1500 р., от Товарищества Западно-Сибирского пароходства «Дружба» – 1000 р., от Михаила Васильевича Корчемкина – 1000 р., Ивана Васильевича Трусова – 1200 р., Петра Григорьевича Ядрышникова – 1000 р., Альфонса Фомича Поклевского-Козелла – 2000 р., Кондратия Кузьмича Шешукова – 500 р., Марьяна Степановича Комарова – 500 р., Ивана Афонасьевича Решетникова – 500 р. и прочими лицами, сочувствующими благому делу, подписано 2750 р., и всего подписано 11950 р.».

Но по составленной смете на устройство «водоподъемной машины» требовалось 25.560 рублей. Пришлось инициатору, г-ну Подаруеву, пожертвовать недостающую сумму из своих личных сбережений. Иван Алексеевич не мог откладывать начатое дело, так как 29 (ст. стиль) мая 1862 года с подданными Великобритании механиками Гектором Ивановичем Гуллетом и Константином Ивановичем Гаксом был заключен контракт на устройство «водоподъемной машины».

В 1863 году на улицах города начали рыть глубокие канавы, чтобы уложить в них трубы водопровода. И как обычно бывает при строительных работах, возникли беспорядок, неудобства для проезда гужевого транспорта и движения пешеходов. Городничий возмутился: во что превратили город! Потребовал от Городской Думы «скорейшего окончания устройства «водоподъемной машины», канавы засыпать и улицы выровнять». Гласные (депутаты) вразумили нетерпеливого городничего, что непонимание ситуации может «вынудить у благотворительных граждан некоторое охлаждение в дальнейшем предприятии в столь полезном для города деле». И тогда начальнику пришлось уступить.

Что дальше? В рукописном журнале Городской Думы 1863 года пытаюсь разобрать бегущий почерк секретаря: «Верхотурское лесничество просит объявить купцу Подаруеву, чтобы он прислал кого-либо в г. Верхотурье за получением билета для вырубки лиственничного дерева на устройство в г. Тюмени «водоподъемной машины».

098-4-2Дело продолжил его сын, известный купец-меценат Прокопий Иванович Подаруев (это он построил в Тюмени красивейшее здание Александровского реального училища, бывший сельхозинститут). К лету 1864 года все необходимые инженерно-строительные работы были выполнены. 19 июля 1864 года Прокопий Подаруев, «желая воздать благодарение Всевышнему, помощнику во благих предприятиях, пригласил духовенство и граждан города, представителя губернского правления М. П. Курбановского, окружного начальника, городничего на божественную литургию по отслужении благодарственного молебна об успешном окончании работ и благополучного действия водопровода в будущем». День был солнечный и прекрасный, собравшиеся после литургии замерли в ожидании – что за чудо-технику придумали «англицкие анженеры»? «Водоподъемной машине» дали ход, и народ изумился, увидев ее полезные плоды. Вода выливалась из кранов!

Чудо работало так: паровая машина нагнетала воду из колодца в особый резервуар. Из него она шла по подземным трубам в чугунный бассейн. На Александровской, главной площади города (сейчас Борцов революции), находился этот «волшебный» бассейн – живительный источник, откуда питьевую воду наливали в бочки и развозили по домам тюменцев за определенную плату. К слову, в Тюмени водопровод появился раньше, чем в других городах Сибири и Урала. Это стало событием и в масштабах Российской империи. Первый год содержать «водоподъемную машину» и следить за ее исправной работой обязан был Гуллет, затем в трехлетний срок он отвечал «за все могущие случиться у нее повреждения».

Каменная водокачка

Помните замечательный фильм «Бриллиантовая рука»? Там один персонаж произносит:

– Кто возьмет билетов пачку, тот получит…

– Водокачку! – отвечает героиня, которую сыграла непревзойденная Нонна Мордюкова.

Тюменская водокачка, давным-давно стоявшая в створе улицы Водопроводной, представляла собой «строение каменное одноэтажное крытое железом о шести окнах, длиной семь саженей, шириной семь саженей, высотой – шесть саженей, в подвальном этаже устроен колодец, фундамент сложен в 4,5 кирпича глубиной 5 аршин, стены сложены в 3,5 кирпича, в здании помещается действующая машина; фундамент – 17 куб. саженей, стен – 48 кв. саженей, дверей двустворчатых – 1, окон больших – 6, печей кирпичных – 1, деревянная галерея на столбах с тремя ступеньками, колодец деревянный из плах глубиной 5 саженей» (сажень =2,1336 м .– Е. Д.). В 1875 году «водокачательная» машина оценивалась в 1600 рублей, насосы и приводы – 800 рублей, печь и котел паровой – 800 рублей, труба чугунная до колодца – 800 рублей». Производительность городской водокачки в сутки составляла 20 тысяч ведер, на каждого жителя – по полтора ведра. Улица, по которой шла главная магистраль водопровода, впоследствии получила название Водопроводная.

В 1880 году водопровод усовершенствовали: удлинили трассу, добавили дополнительно три боковых разветвления труб. А еще через 30 лет к водокачке пристроили отдельное котельное здание для бака. И когда пришла комиссия с проверкой, то обнаружила, что между составленной сметой и израсходованным материалом есть значительная разница. «Так, например, цементу предполагалось к расходу 27 бочек, истрачено же 70, тесу – 122 штуки, израсходовано же 680 штук, плах израсходовано 342 штуки, вместо определенных сметою 74 и т.д. …комиссия между прочим обратила внимание на старый кирпич, полученный от разборки прежнего здания для бака, причем выяснилось, что тот кирпич, не будучи заприходованный по материальным книгам Городской Управы, уже расходуется на городские надобности».

Не было ли здесь расхищения казенных средств? Я встрепенулась, надеясь, что напала на «жареный факт». Комиссия провела тщательное расследование: «Стоимость нового водоемного здания по смете, составленной городским архитектором К. П. Чакиным, выразилась в сумме 8000 рублей, Управа же взяла кредит в 10 000 рублей, так как требовалось замостить подъезды к зданию, устроить дополнительно 4 наливных крана, а также отремонтировать машинное отделение водокачки. Емкость водоемного бака сметой и постановлением Думы была рассчитана на 3 000 тыс. ведер, а устроили бак в 10 000 ведер. Вся каменная часть водоемного здания была построена на цементе, вместо проектируемой кладки на этом материале только фундамента, действительная стоимость такой постройки выразилась в сумме 9 177 руб. 57 коп. И отдельно было израсходовано на ремонт машинного отделения 1411 руб. 03 коп. 098-4-1Здание, в целях его лучшей прочности, было все построено на цементе, а теса и плах было израсходовано больше потому, что часть из них пошла на сооружение лесов и впоследствии, по окончании постройки, этот тес был использован для другой городской надобности, другая же часть этих лесных материалов пошла на сооружение небольшого при водоемном здании сарая, для склада первоначально строительных материалов, а ныне для хранения дров».

Представителям Управы пришлось подробно отчитываться перед гласными Думы о перерасходе средств, в результате городскому архитектору Чакину было сделано замечание «подробнее составлять строительную смету и заносить в нее расходы на побочные сооружения, способствующие возведению построек».

Продолжение следует.