В царские времена улицы Большая и Малая Разъездные лучом сходились у Всехсвятской церкви. Это была тюменская аналогия с Москвой – в столице в пределах Садового кольца улицы «встречаются» у Кремля.

Старинная планировка интересна и ценна, но современные градостроители не посчитались с историей – перегородили Разъездные многоэтажками. А еще раньше, в 1927 году, они были переименованы в Сакко и Ванцетти.

Приговорены к смертной казни

Прежние названия редкие, живописные, такие не в каждом городе встретишь. Например, только в Первопрестольной есть Волхонка, Большая и Малая Якиманка. Эти названия уже сами по себе являются памятниками культуры. Имена Сакко и Ванцетти стали носить улицы в городах СССР, в честь этих людей назвали карандашную фабрику. Многие из нас, кто любил рисовать, с нежного возраста помнят итальянские фамилии. Но кому они принадлежали?

Анархист по убеждению, 18-летний Николо Сакко, эмигрировавший в США из Италии, поселился в штате Массачусетс. Работал на обувной фабрике. Был одним из основателей революционного клуба в Бостоне. Там он встретился с земляком Бартоломео Ванцетти. Молодой парень, чтобы выжить, работал в каменоломнях, поваром в ресторанах, мыл посуду, продавал газеты, рыбу…

Их имена получили известность во всем мире весной 1920 года. Тогда было совершено убийство и ограбление двух служащих обувной фабрики, везших зарплату рабочим – около 16 000 долларов. В дерзком преступлении обвинили Сакко и Ванцетти – активистов различных забастовок, у которых во время ареста обнаружили главную улику – огнестрельное оружие. Преступников приговорили к смертной казни.

Итальянские соратники организовали специальный комитет по защите Сакко и Ванцетти. Убеждали, что дело сфабриковано. На покрытие издержек по их защите было собрано 400 000 долларов. Газеты Америки и Европы раздули на своих страницах уголовно-политический скандал. Пересмотр дела, провокации, противоречивые показания свидетелей, петиции о помиловании – все это оттянуло исполнение приговора на целых шесть лет.

В 1927 году их казнили на электрическом стуле. Пролетарии Лондона, Женевы, Парижа в знак протеста устроили шествия и демонстрации. Вот что пишет по этому поводу историк Александр Петрушин: «В 1961 году еще раз на высоком уровне провели экспертизу пистолета, который был изъят у Сакко и Ванцетти. Доказано, что именно из этого оружия убиты инкассаторы. Весь этот политический шум был нужен, чтобы показать гнилость американской демократии, и что самое лучшее судопроизводство у нас, в Советской России». Из солидарности с товарищами по борьбе власти Тюмени увековечили имена этих личностей.

В общем, никакого отношения к биографии нашего города Сакко и Ванцетти не имеют. На переименованных улицах протекала своя жизнь, со своей неповторимой историей.

Андреевские бани и Арон Сольц

В плане Тюмени 1912 года на углу Большой Разъездной и Ишимской обозначены Андреевские бани. Так их называли в старину по принадлежности к купцу Андрееву. А в советские годы они были известны как Ишимские.

Баня представляла собой двухэтажное каменное здание с красивой лестницей. Внизу находилось мужское отделение, вверху – женское. К услугам посетителей – буфет, парикмахерская. После парилки народ любил заказать пивка или квасу. На вопрос: «Как жизнь?», тюменцы отвечали: «Да как в бане. все голые и кругом шайки». Вот такой местный фольклор! В 70-х знаменитую баню снесли.

На ул. Сакко, 32 стоял деревянный особнячок, который в советское время считался одной из главных достопримечательностей улицы. В 1907-1908 годах в нем работал подпольный Тюменский комитет РСДРП. Им руководил революционер, редактор нелегальной газеты «Тюменский рабочий» Арон Сольц. Когда началась бурная переоценка деятельности революционеров, повернувших вспять судьбу России, дом Сольца сначала пострадал от пожара, а потом его снесли. Особняк наверняка можно было спасти, хоть он и был ветхим. Деревянное здание представляло собой ценность как объект градостроительной среды, но «провинилось» из-за своего прошлого.

Участник трех революций Арон Сольц в 1917 году работал в газетах «Социал-демократ» и «Правда». С 1921-го – член Верховного суда РСФСР, СССР и Интернациональной контрольной комиссии Коминтерна. Анатолий Рыбаков в романе «Дети Арбата» дает следующее описание революционера Арона Александровича: «Сольц – грузный, с седыми взлохмаченными волосами, короткой шеей, мясистым носом и «заячьей» губой, похожий на знаменитого шахматиста Эммануила Ласкера».

Он выступал против сталинских репрессий. Иосиф Виссарионович терпел его, может, потому, что вместе с ним отбывал ссылку. Но Сольца объявили сумасшедшим. Все от него шарахались, хотя личностью он был незаурядной. Этому неугодному человеку не удалось избежать сталинского гнева, его упрятали в сумасшедший дом…

Дядюшка писателя Пришвина

История улицы Сакко связана с такими замечательными именами, как Иван Игнатов, известный судовладелец, и Михаил Пришвин – писатель, певец русской природы.

Купец первой гильдии Игнатов родом из г. Белева Тульской области. В Сибирь приехал, чтобы расширить свое дело. Расторопность, пытливый ум и капитал помогли ему осуществить задуманное. В 1864 году он вместе с нижегородским пароходовладельцем И. Колчиным заложил близ пригородной деревни Мыс механосборочный и судостроительный заводы. Предприятие разместилось в добротном, из камня, производственном корпусе. В нем было четыре цеха и паросиловая установка. Кроме строительства завода, он один из первых в Сибири запустил электростанцию (примерно, в 1890–1893 годах), инициировал прокладку первого в Сибири водопровода.

В 1883 году в Тюмени для помощи крестьянам-переселенцам создается первый в Сибири благотворительный переселенческий комитет под председательством Ивана Игнатова – отмечает историк Валерий Кружинов. За счет средств комитета было построено 14 жилых помещений, баня, столовая, больница. По версии краеведа Виктора Копылова, деревянный двухэтажный дом на Сакко,10 принадлежал Игнатову. А так как Миша Пришвин, ученик реального училища, приходился купцу родным племянником, то, возможно, что он бывал в этом доме. Рядом, под №8 стоял дом купца Першина, завещанный им Тюменской старообрядческой общине. Старовер Игнатов наверняка бывал у соседей. Особняк, увы, не сохранился.

В 80-е годы компания «Градъ», учитывая существующую историческую среду, предлагала вести застройку старой Тюмени зданиями не выше пяти этажей. На Сакко разместили несколько коттеджей. Но сегодня заказчику, обремененному расходами на снос, не выгодно возводить «крохи». В результате монстры вытесняют «отжившую патриархальность».

Удалось вовремя восстановить дом №25, украшенный редкой для Тюмени пропильной резьбой. Его «двоюродный брат» на ул. Володарского, 7 имеет похожую башенку, а дом по ул. Перекопской, 5 «роднится» с ним наличниками. Отсюда следует, что над созданием этой красоты трудились художники одной мастерской конца 19-го столетия. Рядом с особняком №25 есть кирпичный флигель. В советское время в нем находилась чуть ли не единственная в Тюмени юридическая консультация – тогда мало кто из горожан обращался к адвокатам.

Мечты, мечты...

Отреставрирован памятник деревянного зодчества по Сакко, 41. Обновленный фасад с кружевной резьбой делает дом нарядным. Но какой современной доминантой запоминается улица? Архитекторы Владимир Панфилов и Александр Клименко предлагали выстроить необычное здание-дугу, над которым бы «парила» зеркальная голубая оболочка-тучка. Небо и земля отражались бы в ней. Такого сооружения тюменцы точно не видели. У заказчика загорелись глаза. Но смелый творческий замысел обошелся бы слишком дорого. В результате появилось красивое, но привычное по своей архитектуре офисно-жилое здание.

Бывшая Малая Разъездная была значительно короче своей соседки. Сегодня Ванцетти практически вся застроена современными домами с квартирами улучшенной планировки. Напрасно я искала особняк №17, датированный ХIХ веком (он демонстрировал характерную для старинной Тюмени глухую резьбу). В 2004 году памятник деревянного зодчества снесли.

Старожилы припоминают, что на углу улицы был продуктовый магазин. В 1947 году, во время денежной реформы, люди моментально опустошили полки, скупив все, вплоть до спичек.

058-4-2По сведениям Виктора Копылова, на ул. Малая Разъездная, 15 проживала семья Рогозинских. Этот дом в 1897 году посещал вице-адмирал Макаров. В свое краткое пребывание он встретился с журналистом Петром Рогозинским, с которым познакомился в Кронштадте. В Сибирь столичного журналиста сослали за материалы, порочащие членов царской семьи.

Говорят, жизнь дома похожа на человеческую. Здание имеет свою судьбу, нуждается в любви и заботе. Его долголетие зависит от отношения владельцев. Но все имеет логическое завершение. Уходит старина… Представителям старшего поколения улочки помнятся тихими, с маленькими домиками, деревянными тротуарами и грязью в весенне-осенний период. А через лет 50 кто-то из историков будет упорно искать интересные факты, связанные с современными домами.