Есть идея поставить в областном центре памятник зодчему

Дома, как люди, проживают свою жизнь долгую или краткую. И как люди они до банальности просты или прекрасны. То, что создано тюменским зодчим Константином Чакиным в начале 20-го века, узнаваемо по характерному творческому почерку: здания на вид приятны, фасады украшены интересным декором. Роднит их излюбленный стиль Чакина – модерн.

Благодаря тому, что постройки Чакина выполнены из камня и обладают архитектурными достоинствами, многие из них сохранились. Например, Текутьевская больница на Даудельной, ремесленное училище Текутьева (ныне корпус геофака ТюмГУ), дом Яши Шайчика (Ленина, 47), двухэтажный северный придел Спасской церкви, здание музыкальной школы (ул. Республики, 42), операционный зал банка (бывшая сберкасса, сейчас БТИ). И замечательно то, что сохранился особняк, в котором жил талантливый зодчий – угол улиц Хохрякова–Семакова (ныне генеральное консульство Украины).

Все перечисленные постройки признаны памятниками архитектуры. Но долгое время не было известно, кто же их автор. Не принято у зодчих высекать свое имя на произведении, вот и приходится потом поднимать архивы, искать сведения. Во многом благодаря известному краеведу, доктору технических наук Виктору Копылову имя Чакина вернулось в историю Тюмени. Но точка на том не поставлена. Судьба архитектора не может не волновать его современных коллег. Доцент кафедры «Дизайн архитектурной среды» ТюмГАСУ Александр Клименко продолжает исследовать его творческий путь, изучать наследие зодчего.

Интересный нюанс: дом, который Чакин построил по своему проекту и для своей надобности, восстановили в 90-х годах прошлого века. Кроме орнаментов, на фасаде появились лепные головы львов. Вот эти самые львы – уже добавка реставраторов, домысел. Другой печальный факт. Константин Павлович Чакин был похоронен в 1958 году на Текутьевском кладбище. Когда от кладбища отрезали кусок земли для пешеходного бульвара, могила каким-то чудом сохранилась, возле нее поставили металлический забор. Но вандалы уничтожили крест, и захоронение стало трудно опознать. Во время расчистки некрополя вывезли весь хлам. Исчез и куст сирени, росший на могиле Чакина. И как теперь ее опознать? Тюменка Лилия Александровна Дербенева, знавшая точное место захоронения, ушла из жизни год назад… Ее супруг помог определить приблизительное место, где нашел свой последний приют городской зодчий. А деревянный дом на улице Кирова, 56, где он доживал свой век, вот-вот снесут.

Город стремительно развивается, обретая современное лицо. Но как мы относимся к прошлому, так и потомки будут относиться к нам. Александр Клименко предлагает идею: установить в Тюмени памятный знак зодчему Чакину. Пожалуй, подходящая площадка для него – возле дома на углу улиц Семакова–Хохрякова. Здесь Константин Павлович прожил счастливый отрезок жизни, когда талант его был востребован. Задумку поддержала искусствовед Оксана Костко. Студенты архитектурно-строительного университета с интересом подключатся к разработке внешнего вида памятного знака.

Чакин олицетворят наш тюменский модерн, и, мне думается, обелиск не будет обычным порождением реализма, каких монументов в городе великое множество. Надо создать что-то оригинальное, что стало бы достойным явлением в архитектурной среде Тюмени. В общем, ответственную задачу поставил перед собой Александр Клименко. Идея возникла у него не спонтанно, по его проектам в городе восстановлено более 30 памятников истории и культуры. Клименко – профессионал высокого уровня, что меня восхищает, работает с душой.

Важно, что зодчие своими силами, начиная от творческой проработки до реального воплощения, берутся осуществить замысел. Спонсора подыскали, и дай бог, чтобы все сложилось счастливо.

Мне подумалось еще, вот о чем. В областном центре увековечены события Великой Отечественной войны, поставлены монументы видным деятелям советской эпохи, сделаны памятники купцу-меценату Андрею Текутьеву, религиозному деятелю Филофею Лещинскому. Увековечили кошек, собаку, сантехника, дворника… Но тому, кто создавал этот город, вкладывал свой талант, чтобы здания его и улицы были красивы, памятника нет…

Я впервые узнала о Чакине в конце 90-х, когда готовила материал о Текутьевском кладбище. Вскользь упомянула его имя, а через несколько дней в редакцию пришла интеллигентного вида женщина, благодарила, что вспомнили Константина Павловича. Это была Лилия Александровна Дербенева. Она оставила мне свои воспоминания.

«Великие перемены в России коснулись семьи Чакиных. Из своего двухэтажного особняка семья перебралась в деревянный домик на Кирова. В этом доме в стесненных условиях одной комнаты величиной 20 квадратных метров Константин Павлович с супругой Варварой Алексеевной часами колдовали над чертежами и проектами строек Тюмени. В период Великой Отечественной войны семья испытывала большие материальные затруднения. Помогая мужу в работе, неутомимая труженица Варвара Алексеевна (дочь бывшего священника, гимназию окончила с отличием) проворно вела домашнее хозяйство – вкусно готовила, стирала, мыла, шила. Успевала читать, посещать театр.

Врожденная культура отличала семью Чакиных. Это чувствовалось, прежде всего, в обращении с окружающими. Константин Павлович, встречая знакомого на улице, приостанавливался, слегка поднимал шляпу и с поклоном произносил «Доброго здравия!». К гостям, званным на обед, тихо обращался: «Господа, прошу к столу!».

Ласковое обращение супругов друг к другу по имени: «Варенька, Варечка, Котенька» или «Полно тебе, душа моя!» звучало на их устах до последних дней. С людьми они были всегда учтивы, внимательны, умели выслушать, относились к окружающим без осуждения. С ними было хорошо, уютно и старому, и малому.

Я была тогда маленькой девочкой. Нередко появлялась у них в доме и слышала приветливый голос Константина Павловича: «Варенька, ты посмотри, кто к нам пришел!». Удобно усадив за письменный стол, они меня занимали интересными беседами, книгами, вкусным угощением. Позднее от Варвары Алексеевны получила полезные советы по домоводству.

Милые, незабываемые в моей душе люди, они остались в памяти эталоном высокой нравственности для тех, кто был рядом».

Константин Чакин родился в 1875 году в Перми. Там и окончил техническое реальное училище. В Тюмень приехал в 1898-м. Его творческая манера понравилась городскому голове Андрею Текутьеву, и благодаря такому покровительству архитектор имел интересные заказы. Талант и профессионализм позволили ему занять пост архитектора Тюмени. Одаренный и преданный своему делу, он, бесспорно, создал бы значительно больше для города, но его талант в 20-40-х годах оказался невостребованным. Чакину пришлось работать на технических должностях в горкомхозе.

Публикуя этот материал, мы надеемся, что у читателей старшего поколения сохранились фотографии 40–70-х годов, на которых в кадр попали здания, стоящие на центральных улицах Тюмени. Очень важно увидеть, как выглядел дом, а может, уже его нет вовсе. Эти старые снимки помогут реставраторам восстановить архитектурную историю города.