Это где такой сад? – сразу возникает вопрос. Краевед Валерий Чупин указывает местонахождения: угол улиц Царской и Подаруевской – нынешних Республики и Семакова. Сад рос рядом с домом наследников Гилевых.

Сейчас дома того нет, на его месте выстроен корпус госуниверситета. А тогда, в 1912 году, сад сдавался в наем за 800 рублей для летнего размещения приказчичьего клуба. С 7 часов вечера ежедневно здесь бывали гулянья. По воскресеньям, средам и пятницам играл частный духовой оркестр, состоящий из 18 человек, под управлением капельмейстера Исайи Александровича Бейна. Вход в сад клуба приказчиков был платным – 10 копеек, а когда звучала живая музыка, то цена увеличивалась в два раза. На его территории имелся буфет с «горячими кушаньями», по праздникам тут устраивали фейерверки и маскарады.

За проведение этих увеселительных мероприятий в адрес руководителей приказчичьего клуба не раз звучала критика от самих членов клуба, общественности и, разумеется, прессы. Чего только стоит такая фраза: «Чувство глубокого возмущения и негодования вызывало то, что эти увеселения вносили в традиции клуба «развращающий и разоряющий элемент». Газета «Ермак», она как раз находилась в доме Гилевых, в 1912 году писала: «Они пользуются каждым праздником, чтобы выступить с «маскарадом»... Даже 9 мая устроили маскарад; правда, масок было всего 5, а ведь печатание афиш чего-нибудь да стоит. Не станет же даром печатать их в своей типографии председатель совета старшин г-н Крылов (Крылов – редактор «Сибирской торговой газеты»), а может быть, и маскарады-то устраиваются для поддержки его типографии. Ввиду того деморализующего направления, какое приняла в последнее время клубная жизнь, в среде членов проводится мысль об организации, совместно с музыкальным кружком, другого клуба, с более приличным направлением. Очень уж тяжелая сгустилась в клубе атмосфера».

Критика возымела действие. В 1912 году было решено отказаться от аренды частного сада наследников Гилевых и приступить к постройке павильона и разбивке на средства клуба приказчиков своего собственного сада.

Любопытно, что сад, принадлежавший Гилевым, находился рядом с Александровской площадью, где впоследствии тоже были высажены деревья. Выходит, уже имеющийся купеческий сад и новые посадки образовали сад, который многим помнится как Пионерский.

Некоторые исследователи называют другой адрес сада клуба приказчиков: берег Туры от дома по Республики, 1 до нынешнего моста Влюбленных. В этом месте находился летний клуб. В 2009 году при строительстве набережной остатки старого сада вырубили, на его месте сделали автостоянку.

Высота уникальной набережной – 24 метра. Общая протяженность – 2,5 километра. Берега Туры заковали в гранит, сделали оригинальные лестницы. Четыре уровня прогулочных зон и четыре спуска к Туре. По склонам берега весной 2009 года аккуратно высадили деревья. Осенью 2010 года на набережной установили скульптуры: это мореплаватель Витус Беринг, олицетворяющий Камчатские экспедиции, картограф Семен Ремезов, держащий первый здешний атлас «Чертеж земли Сибирской», инженер Гуллет, организовавший в Тюмени в середине ХIХ столетия механические мастерские, купец Игнатов – один из основателей Товарищества Западно-Сибирского пароходства и торговли. На отлитых в виде старинных грамот пояснениях содержится любопытная информация. Получился настоящий музей под открытым небом! Автор архитектурного облика набережной – Илфат Минулин. Скульптуры изготовили мастера Екатеринбургского художественного фонда.

Бесспорно, набережная станет одним из любимых мест отдыха тюменцев и многочисленных гостей города. Масштабное строительство осуществилось благодаря правительству Тюменской области.

А теперь на «машине времени» перенесемся в начало ХХ столетия. Научный сотрудник краеведческого музея Лев Боярский рассказал очень интересный случай, имевший место в Приказчичьем саду 7 августа 1927 года. «Талантливый режиссер-массовик Камский затеял грандиозное по масштабам представление, не виданное дотоле в провинциальной Тюмени. На специально построенных стругах «времен Степана Разина» и декоративном утесе были разыграны картины из пьесы Каменского и Юрьина «Стенька Разин». В пьесе участвовали более 100 человек, одетых, как гласит афиша, в «стильные костюмы». На высоком берегу Туры устроили амфитеатр, где расселись зрители. Были возжены костры. На реке Туре в стругах «шли сражения». Пел хор. Танцевал балет. В воздухе парили два огромных воздушных шара. На специальной площадке был устроен «бой конфетти и серпантин». Но самое необычное, чем решил привлечь внимание публики тюменский Мейерхольд, 027-4-2в афише крупным шрифтом было набрано: «В 3-й картине Стенька Разин бросает в реку княжну – натура, а не кукла!».

Половина Тюмени пришла посмотреть на авангардную постановку. По Туре поплыли Стеньки Разина челны. Все ждали момента. И вот… Специально подготовленную комсомолку бросили за борт! Девушка провела под водой довольно много времени, всплыла в назначенном месте, но вода была ужасно холодной, артистка простудилась и вскоре умерла. Больше на Туре не устраивалось подобных театральных экспериментов.

Вот такие истории…