«Гвозди бы делать из этих людей. Крепче бы не было в мире гвоздей!» – заметил поэт. Гвозди, да еще какие крепкие, производили в Тюмени на знаменитом заводе Машарова. Хозяин чугунолитейного производства вошел в историю как человек необыкновенной судьбы и, как все богатые господа, – влиятельный и вкусивший власть.

Приданого – целая баржа

Николаю Машарову было 18 лет от роду, когда он приехал в Тюмень вместе с родителями из Пермской губернии Екатеринбургского уезда Шайтанской волости. Он – простой крестьянин. Чтобы иметь средства на пропитание, после окончания народного училища устроился работать в пароходство к братьям Кухтериным. Начинал юнгой, cо временем дослужился до капитана.

Приглянулся Николай братьям Кухтериным. Они предложили взять в жены их сестру Катерину, «за которую приданого дадут, сколько на баржу войдет, и 10 тысяч рублей». Как не согласиться?! Да и невеста недурна! Так появился у Машарова капитал, и он вместе со своими компаньонами в 1899 году организует столь необходимое для города чугунолитейное и гвоздарное производства.

Уже через год «Сибирская торговая газета» сообщила: «Завод Машарова явился на Ирбитскую ярмарку с образцами своих изделий. Сибиряки продавали чугунные горшки, заслонки, чаши. Цены назначались на 10 копеек дешевле екатеринбургских». В общем, производство росло, капиталы увеличивались. Не ошиблись братья Кухтерины в выборе супруга для сестры. У Николая Дмитриевича и Екатерины Евграфовны было 8 детей. Для своей большой семьи хозяин построил усадьбу на Спасской (сейчас это особняк по улице Ленина, 24, в нем как раз располагается музей «Дом Машарова»).

В деловых кругах успешный промышленник достиг престижного положения. В 1903 году его выбирают гласным в городскую Думу. Затем он становится действительным членом Общества вспомоществования бедным учащимся частного коммерческого училища Колокольниковых. Ежегодно вносил в кассу 60 рублей. Он также действительный член общества Взаимного вспоможения приказчиков Тюмени с пожизненным взносом. Николай Дмитриевич постоянно жертвовал средства на какие-нибудь благотворительные мероприятия.

Для пролетариев – эксплуататор

Однако в предреволюционные годы о Машарове просочились нелицеприятные факты. На его заводе в 1908 году произошла трагическая гибель рабочего Михаила Устюжанцева. Беда случилась из-за технических нарушений на производстве и аварийного состояния завода. Подпольная группа РСДРП выпустила прокламацию, в которой содержался призыв к забастовке в день похорон погибшего.

Спустя три года, накануне праздника 1 Мая, Машаров увеличил продолжительность рабочего дня. В 1915 году завод из-за недостатка материалов простаивал больше трех месяцев. Люди просили произвести им расчет, чтобы устроиться на новое место, но администрация удерживала рабочих, что вызывало волнения и недовольство. В ситуации разбирался старший фабричный инспектор Тобольской губернии. В результате Машаров частично удовлетворил требования рабочих.

На заводе были тяжелые условия труда: рабочий день по 12 часов, иногда и по 18. Использовался детский труд, на очистке литья ребятня 10-12 лет получала в день всего лишь по 10 копеек. (Здание предприятия не сохранилось, в советское время – это знаменитый «Механик», на котором производили продукцию для фронта. Да и улица Машаровская давным-давно зовется Кузнецова).

Революция сломала счастливую жизнь богатого семейства. Разные версии высказываются о его дальнейшей судьбе. Рабочие спасли своего хозяина от расстрела, и ему удалось бежать? Или же Машаров уплыл на пароходе в неизвестном направлении? И самая печальная – сибирского капиталиста расстреляли в 1922 году в Екатеринбурге?