Слушая печальные истории о судьбах разных людей, мы под конец повествования нередко спрашиваем: «А что с детьми стало?». Услышав оптимистичный ответ, искренне радуемся. Так произошло и со мной, когда я узнала о судьбе 9-летней Машутки, которая после многочисленных страданий обрела настоящую семью: любящих родителей и старших братьев.

Встреча

Беззащитный, растерянный взгляд четырёхлетней Маши из центра «Согласие» Валентина Петренко не забудет никогда. Случилась эта памятная встреча, когда Валентина Ивановна, педагог одной из Ишимских школ, повела своих подопечных к местному психологу. Уже на выходе обратила внимание на малышей, которые шли на обед.

– Я до сих пор помню свои ощущения, – со слезами в голосе рассказывает женщина. – Машуля была похожа на несчастного взъерошенного птенчика. Когда спросила у работника центра про девочку и узнала её печальную судьбу, у меня сердце заболело.

«Мама пропила»

Эта хлёсткая фраза звучит как пожизненный приговор. Впрочем, так и оказалось. Суд одного из районов юга области лишил спившуюся молодую женщину родительских прав. Манюне было три годика, когда её изъяли из семьи. Соседи забили тревогу и сообщили в соответствующие службы, увидев, что девочка в резиновых сапожках на босу ногу в октябре ходит по улице и просит хлеба. Малышку оформили в детдом. Потом у нее объявилась двоюродная бабушка. Ребёнка отдали ей. Однако пожилая женщина не рассчитала свои силы, поддавшись благородному порыву, не посоветовалась со своими домочадцами, которые были против принятия в семью дальней родственницы.

Вскоре бабушка заболела. Пока лежала в больнице, девочку отдала на время в центр «Согласие». Через полгода забрала, а спустя две недели привела обратно, мотивируя тем, что ребёнок крайне испорчен, распущен и страдает энурезом. Она оставила Машку в коридоре заведения: в халатике, тапочках и дырявых колготах.

Новая жизнь

Валентине Ивановне и Сергею Владимировичу по 45 лет. Взрослые сыновья скоро окончат вузы. Поэтому мыслей о третьем ребёнке у супругов Петренко не появлялось – готовились внуков нянчить.

– Вечером, после возвращения из «Согласия», никак не могла забыть о Маше, – вспоминает моя собеседница, – решила поговорить со своей семьёй. Вообще-то муж чужих детей не особо любит. Но проникся историей. Захотел познакомиться с девочкой. Когда они встретились и стояли рядом, я ахнула: Маша очень похожа на Сергея.

Сергей Владимирович предложил взять Машу в гости на выходные. Все вместе сходили в магазин: купили пуховик и новые сапоги, потом отправились в цирк. К этому времени супруги поняли, что не смогут отдать девочку обратно.

– Уходить Маша не хотела, – со слезами вспоминает мама Валя, – мы пытались объяснить ребенку, что обязательно возьмём её к себе, но надо оформлять документы. Она была уверена: ее обманут. По пути в центр спрашивала, будем ли мы к ней хотя бы иногда приходить. В общем, до «Согласия» мы так и не дошли. Супруг сгреб её в охапку и понес домой.

Маша удивляла новых родителей, но далеко не талантами или изящными манерами. Разговаривала она плохо – ведь раньше её воспитанием мало занимались. Вкусовые пристрастия не были разнообразными.

– Как-то спрашиваю её, – говорит Валентина, – сколько тебе положить пельменей? А она, мол, как всегда: два пельменя и бульон с хлебушком. Первое время ела только то, что называется «детсадовской пищей». А вот голубцы или окрошку – ни в какую. Поэтому в первый год мы с ней всё пробовали. Сейчас она сладкоежка.

В новой семье всё иначе: девочка стала ощущать любовь, заботу, её баловали, холили и лелеяли. Энурез прошёл сам собой через полтора месяца. Спустя два месяца, она стала называть Валентину и Сергея мамой и папой.

Угроза из прошлого

Через полгода на горизонте вновь появилась несостоявшаяся бабушка. Пришла в школу и объявила ребёнку, что та её кровинушка и что обязательно отвезет девочку к маме. Такой детской истерики в учебном заведении не видели никогда: Маша рыдала и кричала, что никуда не хочет возвращаться.

Что стало причиной приезда дальней родственницы и повторного желания забрать ребёнка, никто не знает. Родной маме, как выяснила соцслужба, малышка по-прежнему была не нужна. А так называемой бабушке объяснили, что она поступает незаконно и показали документ, где она написала отказ от Марии.

Сегодня

Приёмные семьи находятся на серьёзном контроле у различных служб. Их часто навещают и проверяют. У Машеньки на этом сформировался свой «пунктик» – она не любит гостей. После визита «родственницы» ей кажется, что кто-то вновь придёт и попытается забрать её из дома, уже ставшего родным. Однако познакомиться с ней я очень хотела, и мы договорились с Валентиной встретиться у нее на работе. Благо, что Машутка часто после школы забегает к маме.

Девчонка впорхнула в кабинет и обняла любимую мамочку, прошептав: «Я так по тебе соскучилась!». Я увидела раскрепощённого, общительного и очень симпатичного ребёнка. В бордовом платье с шикарными кружевами, в блестящих туфельках, с распущенными льняными локонами, она рассказывала нам, как прошёл её день:

– Ой, мамуль, у меня такие красивые сапожки! А сегодня Клава пришла, а у неё маленькое пальтишко и большие сапоги – наверное, чьи-то. Над ней все смеялись. Давай, мамочка, мои маленькие сапожки отдадим – ей они будут как раз.

Сострадает, жалеет других детей – это здорово, подумалось мне. Нелюбовь, голод и холод не сделали детскую душу чёрствой. Нашлись люди, которые не позволили Машкиному сердечку заледенеть. Трудно представить, что ещё два-три года назад она была замкнутой, с поздним развитием девочкой. Сегодня – это маленькая звёздочка. В школе учится, правда, средне, но зато танцы и спорт – то, где Маня блистает.

– Кем Мария стала для вас? – спросила на прощание у Валентины.

– Любимой доченькой. И, наверное, второй молодостью, – ответила она.

Мнение специалиста

Ирина Макарова, директор АУСОНТО «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Согласие» г. Ишима»

– По Конвенции прав ребёнка и Семейному кодексу ребёнок имеет право жить в семье. К сожалению, не все дети могут воспитываться кровными родителями. И когда приёмные родители становятся родными, то душа просто радуется.

Некоторые обвиняют этих людей в корысти. Скажу, что в Ишиме работает новая технология по подбору, подготовке и сопровождению замещающих семей. Те, кто решился взять ребёнка, проходят обязательное тестирование на профпригодность по психологическому статусу, и только потом опека даёт заключение. Упор делается на то, чтобы не ребёнка подобрать семье, а семью подобрать ребёнку. Прежде чем отдать малыша, отрабатывается гостевой режим, чтобы период адаптации прошёл как можно легче и быстрее.