По восточному календарю 3 февраля наступит Новый год кролика или зайца.

Эти ушастые грызуны одного рода, но есть между ними разница. Крольчиха, живя в домашних условиях (кроме Австралии), приносит детей абсолютно слепых и голеньких, кормит их одна, не подпуская других крольчих. А зайчиха рожает зайчат зрячими и в пушке. После появления на свет, зайчатки сразу же разбегаются кто куда. Чтобы подкрепиться, малыши могут приложиться к соскам любой зайчихи, отказа не будет.

О зайцах всегда в народе отзывались нелестно, даже в новогодней песенке поется: «Трусишка-зайка серенький под елочкой скакал…». Он и правда труслив, но бывает и боевитым. Приведу два случая.

Проехав на автобусе по обледеневшему Червишевскому тракту восемнадцать километров и проскользнув еще три на лыжах по заснеженному редколесью, я добрался до охотничьих угодий нашего предприятия. Немного отдохнул и направился к Безымянному островку, находящемуся среди Комаровского болота, где мы с друзьями договорились встретиться. Лыжных следов нигде не было. Что случилось с ними, куда они подались? – думал я, – может, отменили встречу? Тогда почему мне не сообщили?

Снег был чист, как никогда. Лесные звери не оставили на нем никаких следов. Видимо, залегли, ожидая безветренной погоды. Притихший лес жил своей жизнью. Вот красногрудые красавцы-снегири, как новогодние украшения, усыпали темно-зеленую елочку. А здесь по отяжелевшим от снега ветвям прогуливаются белочки, поднимая легкое снежное завихрение. Любопытные синички, звонко тренькая, то и дело подлетали ко мне, склевывали угощение с вытянутой руки.

Вдоволь побродив по лесу и разложив в кормушки подкормку для птиц, двинулся в обратный путь. Вдруг из-под молоденькой пушистой елочки, чуть не наткнувшись на мои лыжи, выскочил крупный заяц. Я даже вздрогнул от неожиданности. И пока снимал из-за спины ружье, беляк уже был недосягаем. Выстрелив наугад, чтобы напугать трусишку, я продолжал путь. Поравнявшись с густым кустом краснотала, увидел зайца. Он лежал, вытянувшись во весь рост, неестественно запрокинув голову. Удивившись неожиданной удаче и осмотрев добычу, я не обнаружил на зайце никаких следов ранения. Снег вокруг был чистым, но косоглазый почему-то оказался мертвым. Когда я рассказал о случае леснику Даниилу Герасимову, он объяснил это так:

– По всей вероятности, косой погиб от испуга. Может быть, ему ни разу в жизни не приходилось слышать ружейного выстрела, и твой оказался для него роковым.

Как-то приехал я на кордон к знакомому и очень гостеприимному леснику – отдохнуть и поохотиться.

– Поздняя ныне осень, – сказал при встрече Семен Филимонович, – тяжко будет зайцу. Снега нет, а он уже шубку сменил, издалека виден.

Закинув за спину легкие рюкзачки и ружья, мы двинулись в сосновый бор по знакомой тропе. Собаку с собой не взяли. Дойдя до березняка, разделились, договорившись встретиться на кромке Комаровского болота. До обеда мне удалось подстрелить пару глухарей, и я поспешил на место встречи. Лесник уже ждал меня. Поделившись впечатлениями и нахваставшись добычей, присели на ствол упавшей много лет назад осины, разложили на пеньке закуску, поставили бутылочку «Столичной». Только наполнили кружки, как через наш импровизированный стол, сшибая всю снедь, перелетел крупный заяц и, петляя, побежал вдоль просеки, ярко выделяясь своей белизной на фоне почерневшей травы. Я схватился за ружье, но Филимоныч остановил:

– Не торопись. Здесь что-то не так.

Мы затаились. И тут над нами промелькнула черная тень – это был коршун. Сложив крылья, он камнем упал на зайца, а тот, заверещав, как ребенок, перевернулся на спину и быстро-быстро задрыгал ногами. Да так хватанул ими хищника, что тот отлетел в сторону. А косой, освободившись, и, видимо, не пострадав, резко ускакал в осинник.

Мы подбежали к бьющемуся на земле коршуну и ужаснулись: у него было перебито крыло и разорван живот. Филимонович хлопал себя по бедрам, восклицая:

– Вот это заяц, вот это трусишка! А может, это был тигр?

За свою жизнь такого бойца я встречаю впервые! Как память о том событии стоит в комнате лесника Реутова чучело коршуна, широко расправившего крылья. А заяц, победивший хищника и ускакавший в лес, наверное, рассказал соплеменникам о своей дерзкой победе.