В «Тюменской правде» за 7 марта этого года был опубликован материал «Была мечеть на Спасской». В нем рассказывалось об истории старинной мечети, которая появилась в Тюмени благодаря меценату Сулкарнаю Речапову.

Владелец кожевенных заводов в 1905 году передал в дар мусульманской общине свой добротный дом на улице Спасской (нынешняя Ленина), но коммунистический режим распорядился культовым зданием по-своему: его перестроили, приспособили под жилье. Увы, уже в наше время, в 2003 году, обветшавшая постройка была снесена.

Тогда же благотворитель Речапов будто удивительным образом подал добрый знак историкам. Был обнаружен клад – старинные деньги на территории фабрики «Заречье». Кому они могли принадлежать? У краеведов не было и тени сомнения, что здесь стояли конюшни Речапова, стало быть, его ценности.

А недавно в редакцию пришла наша читательница Руза (Роза) Напрюшкина и поведала совершенно поразительные вещи.

091-4-3– Мама моя хранила какую-то тайну, связанную с Речаповыми (Рычаповыми). Тогда люди скрывали свою социальную принадлежность, иначе головой можно было поплатиться, – говорит Руза Мухаметовна. – Но я такая дотошная, все допытывалась у мамы, что да как. Обрывочные сведения все же получить удалось. Маму мою звали Хабибкамал Эткина. Была она из бедного рода, но Бог наделил ее красотой, веселым нравом и удивительно сильным голосом. Пела не хуже самой Зыкиной. Вся деревня Юрты знала, что Хабибкамал – певунья и первая красавица. Отец выдал ее замуж в возрасте 16 лет за богатого человека Речапова. Мама совсем его не любила, к тому же он был уже старым. Муж старался задобрить молодую жену: дарил дорогие подарки. Но сердцу не прикажешь, и моя мама сбежала от него.

Фамилию Речаповых скрывала, не говорила о своем первом замужестве. В Юртах эта фамилия редкая, так звали только мецената, может, мамин муж приходится ему родственником? Мне этот вопрос покоя не дает.

091-4-1

«Почему старшая сестра Сания на нас совсем не похожа?» – сколько раз спрашивала маму. Она рукой махнет: «Ну, ладно тебе, что ты все допытываешься!». Так ведь в глаза бросается! Сания красивая, статная, волосы густые, длинные. Манеры благородные, а мы с сестрой Рузилей худенькие, маленькие. Потом неожиданно раскрылась семейная тайна: у Сании отец Речапов, мама второй раз вышла замуж за Мухамета Бикенина, наш папа удочерил Санию.

Однажды мы шли с мамой по улице Ленина, она вдруг говорит: «В этом доме я в молодости жила». И показывает на особняк, в котором располагалась стоматология №1. В 30-х годах этот дом использовали под жилье. Он стоит недалеко от того места, где была мечеть.

Мама знала арабский язык – учиться ее заставил первый муж Речапов. Переписывала суры из Корана, хранила их под подушкой. Молилась. Умерла мама в 1989 году в возрасте 89 лет. Какую тайну унесла она с собой?

091-4-5– Руза Мухаметовна, а кто был ваш родной папа, как сложилась судьба Сании?

– Второй раз мама вышла замуж по любви. Мухамет Бикенин увез ее в Татарстан. Я совсем отца не помню. В первые дни войны его призвали в Красную Армию, он был партийным. Погиб в 1942 году в Ленинградскую блокаду. Были у отца награды, но ничего не сохранилось. Мама, убитая горем, вернулась домой, в Тюмень. Получали мы за отца большую пенсию – 300 рублей. Еще продукты питания выдавали: сгущенку, крупчатку, консервы, растительное масло. Два раза в год привозили одежду, правда, не по размеру. Очень жалею, что отцовские письма с фронта не сохранились. Мама всю жизнь хранила ему верность. Работала она хлебопеком.

Сания окончила школу, в 1956 году по комсомольской путевке уехала в Донбасс и осталась жить в Украине. У нее родилось трое детей.

Я работала учителем русского языка и литературы в татарской школе деревни Якуши. Муж мой, Владимир Герасимович Напрюшкин, русский. Он с Дальнего Востока. Был механиком на теплоходе. 091-4-4Случилось так, что их судно не дошло до Тюмени, река встала. Два парня остались его караулить. Среди них был мой Володя. Он как-то пришел на танцы, и мы там познакомились.

Еще припоминаю, в параллельном классе со мной училась девочка по фамилии Бурундукова. В начале XX века Ибрагим Бурундуков был имам-хатыбом, то есть духовным лицом, он-то и принял дар Речапова – дом для мечети. Может, она родственница этого Бурундукова? Видите, сколько у меня вопросов. Буду искать ответы. Не случайно слишком много параллелей, тайн.

Публикуя этот материал, мы надеемся, что кто-нибудь из читателей откликнется и расскажет интересные факты из истории мечети, что была на Спасской, и о меценатах Речаповых.