На неоднократные обращения в Генеральную прокуратуру о воссоздании в Тюменской области природоохранной прокуратуры наконец пришёл ответ – из областной прокуратуры.

«Ваше обращение, поступившее из Генеральной прокуратуры РФ о воссоздании природоохранной прокуратуры, рассмотрено. В 2012 году аналогичные Ваши обращения в прокуратуру области не поступали и не рассматривались. Сообщаю, что вопросы ликвидации и образования прокуратур входят в компетенцию Генеральной прокуратуры Российской Федерации…».

Остановим пока цитирование, чтобы уведомить надзорный орган, что нам известны пределы компетенции областной прокуратуры, именно поэтому мы и обращались в Москву, а не в Тюмень. Нам непонятно только, почему вопрос спущен из органа, обладающего компетенцией, в орган, не имеющий таковой. Ну да Бог с ним, главное, наше обращение рассмотрено. Досадно, что нам не догадались сообщить о результате рассмотрения.

Далее в ответе повествуется, что «отсутствие природоохранной прокуратуры не означает, что деятельность по надзору за соблюдением природоохранного законодательства остаётся без внимания прокуратуры области. В настоящее время указанную работу проводят отдел по надзору за соблюдением федерального законодательства областной прокуратуры, прокуроры районного и городского звена». Приводятся результаты их работы: выявлено нарушений природоохранного законодательства… направлено в суд исков… привлечено… возбуждено…

По приведённым в ответе цифрам невозможно судить, насколько перевыявлено или недовыявлено, перепривлечено или недопривлечено… Но вот о том, что у этих «семи нянек» дитя, то есть природа, «без глазу», говорят уже названия некоторых наших публикаций: «Преступления без наказания», «Преступления без наказания-2» под рубрикой «Ау, Фемида» («Тюменская правда» за 29 октября 2010 и 4 марта 2011 года). Однако, несмотря на кричащие заголовки, никто из правоохранительных органов области не обратил внимание на описанную в них ситуацию, и браконьерам, незаконно отстрелявшим девять косуль, удалось уйти от наказания.

А вот пример другого отношения к подобным публикациям. Стоило мне в заметке «Ямальские медвежата плывут в зоопарк» («Охотничье поле» за 29 октября 2010 года) обмолвиться, что оленеводы подобрали маленьких зверят, «оставшихся без попечения мамаши, павшей от рук браконьеров», как последовал звонок из природоохранной прокуратуры Ямала с просьбой рассказать всё, что известно об инциденте. И началось тщательное расследование…

Можно ли рассчитывать на подобное отношение к соблюдению законодательства в сфере природы в нашей области без воссоздания природоохранной прокуратуры или хотя бы специального отдела в составе областного надзорного органа?