В газете «Тюменская правда» от 12 апреля под рубрикой «Тревожный звонок» мы опубликовали небольшую заметку «Обещали помочь!» о проблемах инвалида Анатолия Прокофьева. В ней говорилось о том, что он с большим трудом выбирается из дома, т.к. подъезд и крыльцо не оборудованы для колясочников, да и коляска у него что называется «аховая».

Наша «экспедиция» к Анатолию Георгиевичу подтвердила эти факты. Редакция обратилась в областной департамент социального развития и к молодогвардейцам, занимающимся проектом «Доступная среда», за помощью. Там обещали поддержать инвалида, а мы обязались рассказать об этом читателям.

Сегодня 17 мая. По словам Анатолия Георгиевича, никаких звонков и визитов до сих пор не было. Мы объясняем это себе тем, что в предпраздничные и праздничные дни вышеназванные организации были серьёзно заняты. Поэтому через нашу газету ещё раз напоминаем им о данных обещаниях и рассказываем читателям об этом деле подробнее.

Первопроходец

Среди тех, кто отстраивал Тюмень и осваивал тюменский Север, Прокофьев – человек известный. Пять десятков лет прошло с тех пор, как приехал он молодым специалистом в областной центр. Сначала трудился мастером на заводе крупнопанельного домостроения, затем поднялся до главного технолога. В ту пору карьеру на производстве делали не за счёт родственников, надо было как минимум прекрасно разбираться в своём деле и быть хорошим организатором. Но здоровье со счетов сбрасывать тоже нельзя. А оно молодого человека подвело крепко – сделали операцию на ногах. Правда, ходить тогда всё ещё ходил, но домостроение пришлось оставить – устроился в проектный институт. И там Прокофьева тоже заметили, со временем повысили в должности (стал главным инженером проекта), однако Анатолий Георгиевич не выдержал – сбежал в трест «Тюменьнефтегаз» начальником лаборатории.

Сейчас «однолапый» строитель, как с юмором называет себя Прокофьев, только перебирает фотографии с видами городов Тюменской области. Девятнадцать из них возводились «с нуля» или преображались при его непосредственном участии. В «Тюменьнефтегазе» отвечал непосредственно за качество работы строительных бригад на обустройстве нефтепроводов. Отличался при этом большой въедливостью и принципиальностью. Рассказывает, что управляющий трестом «Тюменьстроймеханизация», где Анатолий Георгиевич тоже успел поработать до того, как окончательно простился с одной ногой, сочинил про него частушку, которая на русском литературном языке звучит так:

Мы с Прокофьевым вдвоём
Двести процентов даём.
Количество и качество
Заколебало начисто.

«Север своё дело делает, – рассказывает первопроходец. – Мороз, стрессы, отсутствие всяческого комфорта сначала вроде бы и не замечаешь, азарт ведёт вперёд, дух захватывает от слов «Самотлор», «Уренгой». А потом болезнь всё больше и больше даёт о себе знать, и вот, пожалуйста – в инвалидной коляске».

«Однолапый»

«Вообще, меня так впервые друзья назвали, – грустно улыбается Прокофьев, – но я на них не обижаюсь». Вторую ногу Анатолий Георгиевич называет «тоже кандидаткой на вылет», хотя пока ещё приступает на неё, опираясь на костыли. Что будет в случае, если его прогноз оправдается, не может даже представить.

Коляску ему выдали два года назад, но смотреть на неё уже страшно – почти развалилась. В лифт самостоятельно заехать не может. Мы специально проводили «следственный эксперимент» – коляска для этого, действительно, слишком широкая. Но если и найдётся «транспорт» другой модели, надо ещё преодолеть очень крутые даже для здорового человека ступеньки в подъезде и как-то скатиться с крыльца. Ни о каких пандусах ТСЖ-5, в ведении которого находится дом, не позаботилось.

Хорошая знакомая нашего героя, Валентина Агеевна, проводила фотокорреспондента «Тюменской правды» в соседний двор, которым управляет другая организация, – честно говоря, отличие разительное, там о своих инвалидах не забывают.

082-11-2Правда, ТСЖ-5 установило на стене у крыльца небольшой поручень. Этим их забота о больном человеке ограничилась. Но попробовали бы они сами и на костылях удержаться, и подъездную дверь открыть, если поручень находится как минимум в метре от входа.

Ещё раз напоминаем – вполне возможно, что скоро Анатолий Прокофьев может оказаться вовсе без всякой опоры. Уже сейчас ему почти невозможно приступать на ногу. По квартире передвигается тоже на коляске. Туалет не оборудован, правда, к ванне добирается теперь почти без помех – помогли добрые люди вырубить нижнюю часть косяка.

Мы ещё раз обращаемся к тем, кто может сделать быт инвалида хоть сколько-нибудь сносным: в жизни людей с ограниченными возможностями здоровья много препятствий, считающихся в обычной жизни ничего не значащими мелочами; попытайтесь взглянуть на них глазами немощных людей, тогда и к вам придёт понимание того, как важна инвалидам ваша помощь!