Намедни вспомнились давние слова бывшего губернатора области Сергея Собянина, обещавшего превратить Тюмень в настоящий столичный город. Они сбылись во всех смыслах: ворота в Сибирь раздались вширь и ввысь, Сергей Семенович стал мэром градстолицы страны, а жизнь в этих двух населенных пунктах даже событийно развивается параллельно. Скажем, обращение жителей двух домов в центре Тюмени пришлось изучать под аккомпанемент сообщений о рухнувшем шестиэтажном здании в Москве…

Какие встряски ещё нужны?

Нижеследующее адресовано главе администрации города А. Моору, директору департамента градостроительной политики О. Ковтуну и начальнику инспекции ГАСН С. Бауэру: «По ул. Крупской в непосредственной близости от школы № 1 и наших домов (Первомайская, 44 и 44/1) самовольно начато строительство многоэтажного жилого дома. При устройстве свайного поля накренился дом № 44, в результате чего пока только вышли из строя лифты. Однако при дальнейшей забивке свай возможно усиление крена, вплоть до обрушения всего дома, в котором 63 квартиры. Разрешения на строительство в реестре, опубликованном на сайте администрации города, нет. Мы, жители указанных домов, требуем остановить незаконное строительство!».

Самое грустное в этой истории, что под сурдинку обновления Тюмени, громкозвучных заявлений о потрясающих цифрах застройки ретивые бизнесмены стараются побольше урвать от доходного строительного бума и пускаются во все тяжкие. А надзора, как такового, нет. Вернее, он существует, и даже в конкретных фамилиях людей с конкретными зарплатами и функциями, но...

Вот как оценил ситуацию архитектор Нурлан Сапаров: «Виновен не застройщик, который начал строительство, а чиновники, наделенные властью издавать, разрешать, согласовывать, утверждать, подписывать! Те, кто предоставил участок под размещение объекта, кто согласовал проектно-сметную документацию, притянутую за уши, кто дал положительное заключение экспертизы, кто подписал разрешение на строительство. Хотя каждый из них понимал, что нарушает закон».

Испокон веку в России насчитывали две беды. Добавилась к ним третья – наплевательское отношение к закону, то есть к норме. Похоже, проявляется в этом даже некая состязательность: кто сумеет более изобретательно обойти предписанные правила и кодексы. И называют это безобразие предприимчивостью и хваткой. «А теперь суды и прокуратура будут изучать законность подготовленных документов и вынесут свой вердикт», – без особого оптимизма говорит Нурлан Сапаров. А лифты в перекошенных шахтах стоят…

Дома ждут новых встрясок. Хотя нужно бы встряхнуть за шкирку «ответственных господ».

Страдания тюменской «матрёшки»

Именно так называют сложное административное построение нашего региона, в который входят три субъекта, – матрёшечное. Потому-то читатели «Тюменской правды» живут и далеко на севере и пишут оттуда о своих бедах и проблемах, которые порой ничуть не разнятся с южными.

Письмо из Игрима Березовского района: «Сил больше нет никаких. Надежда только на вас. История длится больше года. Я приехала к тяжело больной маме, а получилось, что на ее похороны. Сами понимаете мое состояние. Страховой полис закончился, а местную прописку не оформила. Медицинского наблюдения и устройства на работу тоже не получилось. 079-18-4Сейчас здоровье также оставляет желать лучшего, так как судебные вопросы по принятию наследства, которые начались в ноябре 2011 года, кажется, не решатся никогда. В Берёзовском районном суде, где они рассматриваются, посоветовали обратиться в Ханты-Мансийск. Но не объяснили, как это сделать. Насколько поняла, люди просто запуганы, что лишние разговоры могут привести к потере работы. Параллельно с неустроенностью возникла задолженность по квартплате, которая грозит перерасти в выселение из квартиры. Не знаю, чувство юмора меня спасает или лекарства, но держусь, хотя всё надоело. Помогите, пожалуйста, хотя бы опубликуйте это у себя в газете. Ведь, уверена, такое происходит везде».

Автор, Вероника Губер, абсолютно права. Параллелей бездушности чиновников предостаточно. Эти кривые загогулины чёрствости уже сложились в уродливую картинку российского бытия простого человека, которому подчас некуда пойти за помощью.