Высокотехнологическую медицинскую помощь обычно оказывают по квотам. Весной прошлого года обратился я в департамент здравоохранения Тюменской области с просьбой направить меня на операцию в Екатеринбург и получил, как говоривал дед Щукарь в «Поднятой целине», полный отлуп.

Мне заявили, что в очереди в Центр МНТК «Микрохирургия глаза» стоят более 40 человек. Но у меня особая ситуация! Я больше десяти лет болен диабетом, который в 2005 году сделал меня инвалидом – лишил ноги. Затем стал плохо видеть правый глаз. Так что меры надо принимать срочные. Пришлось просить квоту у заместителя губернатора. Получил направление, документы на бесплатный проезд.

В конце августа с сопровождающим прибыл в Центр, где прошел обследование. Через два дня назначили операцию. Только радость была недолгой: выяснилось, что квоту мне не оплатили, а направление дали только на обследование.

Возвратившись в Тюмень, не стал больше обивать пороги высоких кабинетов и написал два письма в Москву: одно – в Министерство здравоохранения, другое – генеральному директору Московского офтальмологического Центра им. С.Н. Федорова профессору Христо Тахчиди. Через два месяца я получил направление в Москву. Оказалось, что профессор сам обратился в Министерство здравоохранения, откуда в департамент области пришло письмо, согласно которому и выделили квоту. В начале декабря 2010 года провели мне лазерную операцию и просили после новогодних праздников приехать для проведения еще нескольких сеансов. Даже вручили протокол, подписанный заместителем генерального директора Центра, в котором было указано, что я нуждаюсь в продолжении лечения.

Наш департамент выписал мне направление. Однако снова случилась неувязка – реорганизация службы защиты населения. С января по март мне не смогли оформить документы на проезд к месту лечения. Пришлось потратить на это свою месячную пенсию.

Попались мне как-то на глаза статистические данные по проведению высокотехнологических операций, и я с изумлением прочитал, что наша «донорская» Тюменская область занимает одно из последних мест в стране по количеству выделяемых квот. Получается, что население области исключительно здоровое.

В 2011 году пришла пора менять старый протез на новый. Специалисты ортопедического предприятия на Одесской сделали мне очень удобный, пошили обувь. Согласно программе реабилитации, инвалиду полагаются еще трость и костыли. На этот раз за тростью направили меня на улицу Уральскую, а спустя несколько дней перезвонили, чтобы я прибыл на Пышминскую. На одной ноге и с одним глазом, получается, я должен бегать из одного района Тюмени в другой. За шесть лет после назначения пенсии по инвалидности ни одна живая душа из социальной службы не поинтересовалась, как живет инвалид.

В сентябре 2011 написал заявление в Пенсионный фонд, чтобы, в связи с переменой места жительства, пенсию мне доставляли на другой адрес. В октябре дождался работника и получил пенсию, однако «губернаторские» 500 рублей не принесли. Для этого необходимо съездить на Холодильную и заявить о смене адреса. У нас много говорят об электронном правительстве, о системе «одного окна», а элементарного уважения к инвалидам нет.

Люди с ограниченными физическими возможностями нечасто выходят на улицу, еще реже бывают на реке, в лесу. Тюмень, в отличие от других городов, располагает открытыми бассейнами с целебной минеральной водой. Неужели так затратно организовать для инвалидов хотя бы раз в месяц поездки туда? Во втором Заречном в прошлом году сделали пристрой к школе №62 с плавательным бассейном, который относится к спортивной школе №3. Бассейн имеет все возможности для занятий в нем группы инвалидов, проживающих в микрорайоне. Есть желающие, но нет организаторов. Хлопотно.

Более десяти лет пользовался я услугами поликлиники №1. Последние шесть лет хожу только за рецептами на инсулин. Но в этом году с их получением неразбериха. Выделили в поликлинике отдельный кабинет №19 для выписки рецептов, однако, когда специалист, работающий в нем, болеет или отсутствует по каким-то причинам, выдать рецепты некому. Есть эндокринолог, но выписать инсулин он не имеет права. Есть около десяти терапевтов, но и они не вправе делать эту работу. Есть главный врач и несколько заместителей, которые в экстренном случае могли бы решить вопрос. Но, увы…

Поликлиника размещается в приспособленном для этих целей здании. Дневной стационар, биохимическая лаборатория, кабинет флюорографии, кабинеты ЛОР и офтальмолога находятся в детской поликлинике №6. Отделения физиотерапии нет. Была удобная форма записи к врачам – самозапись. Ссылаясь на компьютеризацию, ее отменили. Сейчас нет ни того, ни другого. Ежегодно в Заречье сдаются многоквартирные жилые дома. Только не слышно, когда будет построена новая поликлиника. А население микрорайонов уже превышает 50000 человек.