НАМ ПИШУТ 

Недавно меня осмеяли в гипермаркете «Семейный» города Петропавловска-Казахский. Там я накупил гастрономических и галантерейных разностей для родственников, у которых бывал раньше редко. Приветливая блондинка на кассе самолично укладывала покупки в пластиковые пакеты. Я попросил наполнять их, как говорят, под завязку.

– Зачем вам это надо? – полюбопытствовала она. 

– Так ведь пакеты денег стоят! 

– Стоят, – продолжала она, – но нам важнее угодить покупателю. 

Когда я заявил, что не хотелось бы платить лишнее за ненужный пластик, казахстанцы в очереди дружно рассмеялись. Оказывается, за это денег с покупателей никогда не брали. У нас же в Тюмени кассирши языки смозолили, спрашивая: не нужен ли пакет? И стоимость их в тюменских торговых сетях почему-то неуклонно растет. 

В целом о Казахстане говорить не буду, в других городах не бывал. Но ассортимент продуктов в Петропавловске-Казахском будет побогаче тюменского. Цены на большинство групп товаров куда ниже. Скажем, молочная линейка по стоимости ухо в ухо с тюменскими прилавками. А вот остальному приходится только удивляться. В том же «Семейном» богатейший выбор мяса и изделий из него. Прицениваюсь – делю цифирки в тенге на 5,3 по курсу. Получается, что соленые сало и корейка тянут примерно на 200 рублей за килограмм. У нас же цены на них 300-400 рублей. 

В советское время селедка и сало были самым доступным продуктом, особенно в кризисные годы. Почему сегодня тюменская торговля без меры поднимает цены? 

Министр сельского хозяйства России Ткачев как-то на телепередаче заявил, что в прошлом году себестоимость килограмма свинины в сельхозпредприятиях составила 71 рубль, а средняя закупочная цена для переработчиков и торговли сформировалась на уровне 101 рубля. Поголовье свиней только в этом году, по его словам, уже приросло на миллион и достигло без малого 25 млн животных. А что мы в результате видим в магазинах? Недавно заглянул в «Магнит», а там двухсотграммовый подсоленный и слегка поперченный обрезок тонкослойного низкокачественного сала на задубевшей коже стоит 120 рублей. Ну не алчность ли это? 

Николай БУЧЕЛЬНИКОВ, ветеран труда